JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Горячо спаянная гитара:
Жизнь Джеффа Бека
Автор: Мартин Пауэр
Перевод: Дмитрий Семёнов, Сергей Тынку

Глава 1: Детективная работа. Часть 2.

В вероятно последней попытке отвлечь внимание Джеффа на более благоразумные цели, чем красть деньги на журналы об автомобилях и ходить по выходным в гараж за своим дядей, “курильщиком трубок, холостяком, механиком, скрипачом”, Этель Бек записала своего сынулю в местный церковный хор. Это немного странно, ведь ей вроде не понравились результаты его последних музыкальных экспериментов, также как и ему. Неудивительно, что интерес Джеффа к утреннему пению псалмов иссяк так же быстро, как и начался.

Воспевание Бога в псалмах было своевременно заменено рабочим барабаном и набором “щёток”, так что десятилетний мальчик мог с грохотом барабанить под отцовскую коллекцию пластинок Арта Тэйтума и Фэтса Уоллера. В этой сфере он вскоре неплохо поднаторел: “Я инстинктивно знал, в чем заключается работа барабанщика, и упражнялся и упражнялся до того момента, когда нельзя было отличить мою игру от записи на пластинке”. Однако, в отличие от Арнольда Бека дядя Джеффа не питал симпатий к джазу, а блюз так вообще на дух не переносил, начиная хреначить свой радиоприемник в машине всякий раз, когда эмоционально заряженные, выразительные звуки блюза передавали по радиоволнам: “Когда я впервые услышал блюз, я просто остолбенел” – позднее подтверждает Джефф, “но дядя тут же вырубил радио”. Когда мальчик пришел к дяде в следующий раз, приемник уже валялся на помойке. Объяснений так и не последовало.

По свидетельствам участников этих событий первое десятилетие жизни Джеффа в послевоенном Вэллингтоне было характерным для того времени. В его детстве иногда встречались удовольствия и вещи, вызывавшие любопытство, начавшиеся переходить в категорию стойких интересов. Жизнь была спокойной, но достаточно комфортной. Она строилась на проблемных уроках музыки, авиамоделях, фотографиях старых автомобилей и бесконечной игре в шахматы, это еще одно хобби, к которому Джефф проявил неподдельный интерес и продемонстрировал уровень владения, не свойственный его возрасту. Но все это оказалось под большим вопросом 2 ноября 1955-го. В этот день Джеффа сбила машина, когда он рассекал на велике неподалеку от дома родителей: “Машина совершила на меня наезд, и я получил множественные переломы затылочной части головы”. Удар был настолько сильным, что Джеффа отбросило к стене. Травмы были достаточно серьезными, поэтому он пропустил пару недель в школе, проходя лечение дома.

Этот происшествие произошло совсем некстати: Джефф не так давно перевелся из небольшого заведения с частным образованием в более масштабную, финансируемую государством, школу “Sutton East County Secondary Modern School”, где заводить правильных друзей было так же важно, как и демонстрировать учителям недюжинные способности в учебе. Преследуемый головными болями в результате черепно-мозговой травмы, Бек стал вспыльчивым и подверженным резким сменам настроения – эти два недуга станут его постоянными спутниками во взрослой жизни. Травма также изменила степень его вовлеченности в школьное образование, заставив Джеффа поставить под сомнение логичность, ценность и значимость своего нового окружения: “Когда я сидел в классе, мне хотелось быть снаружи” – позднее рассказал он журналу Mojo. “Я ощущал чувство обиды и раздражения от того, что правительство заставляет меня сидеть в комнате, полной людей, которые мне совсем не по нутру. Но другого варианта у меня просто не было. Если начистоту, то я испытывал трудности с возвращением к нормальной жизни после травмы, хотя на мой взгляд вследствие этого у меня выработался твердый характер”. Чувствуя себя запертым в своей опухшей голове и совсем не радуясь тому, что он видел за её пределами, не было удивительным, что Бек обратил свое внимание на одну вещь, которая восхищала его больше моделей, машин, шахмат и шахмат: гитарный звук.

И хотя Джеффу нравилось слушать, как его мать перебирает клавиши, или балдеть под отцовские пластинки Арта Тэйтума на 78 оборотов, эти ощущения отступали на второй план на фоне присутствия того чуда, что он обретал от звучания шести струн. Разумеется, все дело было в музыке, по сути это был один четкий путь к одной манящей цели, но именно “деревяшка и проволока” просто были созданы для юного Джеффа Бека. Многие годы знаки и символы намекали на предназначение Бека. К примеру, в возрасте шести лет какое-то время он был зациклен на принадлежащей “соседу из дома рядом” цитре, которую он пощипывал тайком от взрослых. Потом был неудачный эксперимент со скрипкой, в результате которого разочарование от того, что приходилось извлекать ноты при помощи смычка, а не их пальцев, было очевидно и для него самого, и для его нетерпеливого дяди. Виолончель была не более чем скверным компромиссом: мальчику нравились ее низкие печальные звуки, но опять-таки он предпочитал дергать струны как на контрабасе, нежели водить по ним французским смычком. И хотя с ударными все было лучше и более понятно, ему определенно хотелось чего-то большего. Да, по ним можно было здорово лупить, и еще приятнее, когда получалось передавать ритм или производить впечатление на отца. Но на ударных не сыграешь мелодию, а, как вскоре покажет время, ничто так не нравилось Джеффу, как мелодия, даже если он при этом иногда любил ее искажать.


Содержание Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы на карту СберБанка:
4276 8700 3837 0339
Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное