JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


БЕЗУМНЫЙ ПОЕЗД.
ВЕЛИКАЯ ЖИЗНЬ И ТРАГИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ РЭНДИ РОУДСА.
Автор: Джоэл МакАйвер.
Переводчик: Дмитрий Семёнов (mail). Гитарная редакция: Сергей Тынку. 2018



ГЛАВА 6. 1981

Имея в загашнике два альбома менее чем за полтора года и учитывая, что предстоял целый год гастролей, в 1981-ом Рэнди должно быть чувствовал, что его жизнь выходит из-под контроля. Чтобы сохранить концентрацию, он сделал то, что всегда делал в стрессовые времена - ушел в себя, чтобы поупражняться на гитаре. К счастью, у него появилась новая игрушка – новенький Jackson, доставленный весной в Ridge Farm Studios.

“На изготовление гитары белого цвета ушло 60 дней” - рассказывает Гровер Джексон. “Помню, как отсылал ее в Англию, потому что после поездки домой на Рождество он вернулся в Европу. Концерты в поддержку “Blizzard of Ozz” состоялись там весной 1981-го, после чего они приехали сюда, и летом-осенью провели свои первые гастроли по США”.

Джексон вспоминает, что у Рэнди была фишка, связанная с новыми инструментами. Когда он получал новую гитару, то перед тем, как взять ее в руки, он вел себя подобно коту, который ходит кругами вокруг того, что его интересует. “Когда Рэнди получал новую гитару, ему нужно было привыкнуть к ней” - вспоминает Гровер. “Сперва он открывал кофр, смотрел на гитару, затем закрывал кофр. В следующий раз он смотрел на нее чуть дольше. После этого брал гитару в руки, играл на ней несколько нот и снова клал ее в кофр. В итоге он вынимал ее из кофра и играл на ней как следует. Не все такие, как он: однажды я изготовил гитару для Джеффа Бека, отдал ему ее перед концертом в Madison Square Garden, и он вышел и сыграл на ней, хотя видел ее всего полчаса до концерта”.

Альбом “Diary of A Madman” был завершен в апреле. Ну, или почти завершен. Как мы уже знаем, с соляками вышла беда. Теперь группа в составе Оззи, Рэнди плюс Руди Сарцо и Томми Олдридж отправилась прямиком на репетиции перед концертными выступлениями. На афишах по-прежнему значился тур “Blizzard of Ozz”, потому что “Diary” готовился к выпуску лишь в ноябре. Несмотря на это, группа исполняла на концертах несколько новых вещей, а Рэнди планировал дебютировать со своим Jackson белого цвета и сообщить Гроверу, все ли в порядке с гитарой.

Нельзя сказать, что Гровер ожидал, что в эту гитару потребуется вносить множество изменений, ведь Рэнди был покупателем, который не задавал лишних вопросов. “В течение того года мы периодически общались, и ему очень нравилась его гитара” - рассказывает Гровер. “Я знал парней, одержимых гитарными прибамбасами: какие винты использовались, сколько оборотов нужно сделать, чтобы вкрутить эти винты, какой при этом требуется крутящий момент, какой нужно поставить звукосниматель, какой бридж, бла-бла-бла. А бывают другие покупатели, они больше музыканты по своей природе. И если инструмент должен иметь какое-то художественное оформление, ничто другое их просто не интересует. Рэнди как раз был таким”.

Первый этап американских гастролей в поддержку “Blizzard of Ozz” был просто гигантским, растянувшись с 22 апреля до 31 июля, и пройдя расстояние от Восточного до Западного побережья через Средний Запад и до самой Канады. Почти каждую неделю был выходной, что увеличивало затраты на содержании группы и технического персонала, учитывая и без того ограниченный бюджет Оззи и Шэрон. Несмотря на это, все работало, о чем свидетельствует Лемми, вокалист Motorhead, чья группа выступала на разогреве. “Там я и познакомился с Оззи” - вспоминает он. “У них получилась группа намного лучше, чем Black Sabbath. Я знал, что он соберет группу получше, потому что никогда не любил Sabbath. Рэнди был по сути очень тихим миниатюрным парнем. Он был очень естественным и скромным. Его рост был небольшим, около пяти футов. А еще он не умел играть в Asteroids (старая аркадная игра) “на интерес”, и я побеждал его во всех Штатах, где мы побывали!”

И хотя обе группы давали мощные концерты, оказалось, что Рэнди не в восторге от исполнения песен Black Sabbath. Так как Оззи был новым исполнителем, а “Blizzard of Ozz” только недавно вышел в Америке, ему пришлось добавить в трек-лист пару-тройку вещей Sabbath, в частности “Paranoid” для выхода “на бис”. “Рэнди понимал, что перед началом сольной карьеры у Оззи образовалось наследие” - вспоминает Сарцо. “Он осознавал важность исполнения этих песен. Но не стану отрицать, для него это была далеко не самая любимая часть концерта. Проведя час на сцене, исполняя песни с “Blizzard of Ozz” и “Diary of A Madman”, Рэнди чувствовал себя немного неуютно, когда ему приходилось играть песни Black Sabbath, которые были написаны явно не в его стиле”.

Олдридж зашел еще дальше, утверждая, что песни Sabbath иногда были плохо исполнены: “Больше всего Рэнди раздражало исполнять “Iron Man” и все остальные саббатовские песни. Ни он, ни я не были фэнами Sabbath. Временами эти песни превращались в кошмарный сон, потому что, положа руку на сердце, мы не старались их сыграть как следует”.

Кроме него, еще и Боб Дейсли вспоминает отвращение Рэнди к бэк-каталогу Sabbath: “Ему не нравилась идея исполнять материал Black Sabbath. Когда мы сделали попурри из песен Sabbath в конце сэта – “Paranoid”, “Iron Man” и “Children of the Grave”, Рэнди закипал от гнева”.

Тур продолжал громыхать дальше. Казалось, не было и тени внутренних разногласий, и толпы фэнов ринулись заценить группу. Трехмесячный североамериканский тур охватил Мериленд, Пенсильванию, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Массачусетс, Огайо, Кентукки, Индианаполис, Висконсин, Миссури, Иллинойс, Миннесоту, Небраску, Техас, Колорадо, Неваду, Аризону, пара концертов в Калифорнии, а затем на север - в Орегон, Вашингтон и пара недель в Канаде. Одно из выступлений - 11 мая в Кливленде, штат Огайо, было записано для последующего концертного альбома.

Многие современные гитаристы своими глазами видели выступления Рэнди в весенний и летний тур. Вспоминает Джефф Уотерс из канадской метал-группы Annihilator: “Я видел его выступление в Оттаве, когда мне было 15 лет. Мне нравилось в нем то же, что и в Van Halen и Дейве Мастейне (будущий гитарист Metallica и Megadeth), а именно, что Роудс был одним из универсальных гитаристов. Его игра на ритм-гитаре была просто феноменальной, и у него за плечами была серьезная школа, хотя я обычно предпочитаю зубрилкам самоучек: музыкантов, которые просто делают свое дело, даже если допускают при этом кучу ошибок. В Роудсе не чувствовалось чрезмерной зубрежки. Он играл с большим чувством, как самоучка. Он был потрясающим композитором, а его соляки - это как вишенка на торте”.

“The Day On The Green”, двухдневный фестиваль в Окленде, штат Калифорния, проходил 4 июля и 2 августа 1981-го: Оззи выступал в первый день. Публика пребывала в двойном экстазе, ведь они праздновали День Независимости. Группа выступала пятой, перед группой под названием 415, но после Loveboy, Пэта Трэверса, Blue Oyster Cult и хедлайнеров Heart. Фил Деммел из Machine Head тогда был совсем подростком: “В те годы Day On The Green был самым ближайшим к нам фестивалем в районе Залива. Он проводился в местечке под названием The Coliseum, и мы ходили туда посмотреть на монстров типа Тэда Ньюджента, AC/DC, Aerosmith, Rush, все крупные группы, а вторым в списке в 1981-ом выступал Оззи. Они выступали в десять утра, или что-то типа такого. Безумие. Я поставил будильник на четыре утра, чтобы встать в очередь и попасть внутрь”.

Деммел вспоминает: “Сцена принадлежала одному Рэнди. Он был повсюду. Его энергия просто била через край. Он запиливал эти безумные соляки. Крошечный парень заставлял свою гитару кричать! Больше всего мне запомнилось, с каким чувством он играл. Это на голову превосходило ужимки Оззи. Как это вообще возможно - превзойти Оззи? С этой части сцены в зал буквально шли электрические разряды, так что я стал его страстным поклонником. Я хотел узнать об этом парне, я хотел изучить его музыку”.

1 августа группа дала в Великобритании концерт Heavy Metal Holocaust, выступив перед своей предыдущей группой на разогреве Motorhead. Концерт с ироничным названием, так как ни одна из групп, на самом деле, не играла чистый хэви-метал, состоялся в Vale Park, в родном городке Лемми - Бурслеме, Стоук-он-Трент. “Оззи и его группа отыграли просто невероятно мощный сэт” - радостно сообщал Melody Maker 8 августа, “Рэнди Роудс извлек из своей гитары просто умопомрачительные звуки, а Оззи прыгал и скакал, как бешеная лягушка. Если в двух словах: Оззи вернулся, мощнее и лучше, чем когда-либо”.

Американские гастроли чередовались перерывами то тут, то там, и в это время группа выпускала пар. Рэнди, когда у него было настроение, тусовался с лучшими. Объясняет Оззи: “Шэрон, Рэнди, я и парочка роуди пошли гулять и дурачиться. Мы это обожали. Помню, что Рэнди любил пить ликер Калуа с молоком. Мы нажирались и устраивали потасовки. Только представьте себе пьяного Рэнди весом в 105 гребаных фунтов. Шэрон добавляет: “Потребление Рэнди алкоголя даже близко не сравнить с тем, как надирался Оззи. Но когда Рэнди пил, у него появлялось немного безумное чувство юмора. Он обожал заводить людей. Например, однажды мы были в баре отеля, и Рэнди поссал в свой стакан, отдал его официантке и сказал: “Знаешь, у этого виски не тот вкус. Не попробуешь?” Она отпила, и едва не померла”. Оззи вспоминал те дни, когда он и Рэнди жили в одной квартире с очевидным смущением: “Я всегда был обожратым, вгашенным, пьяным, как огромная жирная сосущая пиво свинья на полу, а Рэнди чистил горшки и кастрюли, он убирал бутылки от пива и Бог знает, что еще”.

Когда тур в поддержку “Blizzard” в июле докатился и до Лос-Анджелеса, семья и друзья Рэнди пришли на концерт. Как вспоминала его мать Делорес, ему было гораздо комфортнее находиться поближе к дому: “Он говорил: “Ура, я почти дома. Я всего в паре часов езды от дома”. Знаешь, когда ты колесишь по заморским странам, бывает тяжело, когда не знаешь обменного курса. Особенно тяжело во Франции и Германии, когда ты не говоришь на их языке. Они не очень-то жалуют американцев. Чуть позже в одной из этих стран у него была небольшая проблемка, и по возвращению в Штаты Рэнди сказал: “Ура, я на родной земле””.

Делорес продолжает: “Рэнди обожал играть в ЭлЭй. Его туда очень тянуло, потому что это была его родная сцена. Первый концерт состоялся в Long Beach Arena. И он очень хотел там сыграть. У него была куча проблем с оборудованием, и он был вне себя. За день до этого они выступали в Сан Диего, и он вернулся домой не раньше пяти утра, потому что у него были проблемы с педалбордом. Этот педалборд был особым бордом, изготовленным в Англии, и никто, ни одна живая душа, даже лучшие механики не смогли бы понять, как его отремонтировать”.

Проблемный педалборд был изготовлен для Рэнди Питом Корнишом, известным английским инженером, но его внутренний механизм не был известен никому из тех, кого знал Рэнди. Как добавляет Делорес: “Это был борд, изготовленный на заказ. Он очень расстроился! Рэнди всю ночь пытался найти кого-нибудь, кто смог бы его починить. И не смог. Я сказала: “Слушай, Рэнди, ты ведь много лет обходился без этого педалборда. Ты сделал все, что мог. Брось его и не переживай так”. Ему пришлось выступать на концерте без этого педалборда, и он был очень расстроен, потому что, на его взгляд, педалборд много добавлял к звучанию. Я сказала: “Боже! Ты играешь уже столько лет. Иди и отдай всего себя, как ты всегда делаешь”. Рэнди всегда был беспокойным человеком. Он хотел, чтобы все было идеально, постоянно обо всем переживал. Рэнди просто всегда хотел, чтобы все было как надо, поэтому он всегда был обеспокоенным, переживающим человеком. Рэнди был перфекционистом”.

В этот раз Рэнди попросил Кевина Дюброу помочь ему с вышедшим из строя оборудованием, так как его бывший вокалист изготовил для него предыдущую модель, когда они играли в Quiet Riot. “У нас было выступление, и каким-то образом он разыскал меня после него” – вспоминает Дюброу. “Зависаю я, значит, на вечеринке, и тут звонит телефон, и кто-то говорит: “Это Рэнди Роудс. У меня тут педалборд сломался. Не сможешь его починить?” А я такой: “Починить? Да я в этом ни фига не шарю”, а он: “Ну ты же делал старый”, а я: “Ага, только там все крепилось на застежку “липучку” и кронштейны!” И вот он находит меня в два часа ночи и показывает свой педалборд. Я часто с ним виделся. Мы всегда были очень близки. Это был офигенный чувак. Назвать его ненадежным просто язык не повернется”.

Несмотря на свою перфекционистскую неуверенность, важно понимать, что летом 1981-го Рэнди наконец-то занял свою нишу как гитарист, как звезда и как человек. Гастроли закалили его и сделали более терпимым к неприятностям, но он сохранил глубокую любовь к семье и друзьям. Тот факт, что он мог время от времени оттягиваться по полной программе также подчеркивает его новообретенную уверенность в себе. Как он сам говорит: “Я получил много опыта на гастролях в поддержку “Blizzard of Ozz”, и все это положительно сказалось на моей игре. Год назад я получал больше опыта от преподавания. У меня было больше времени упражняться, но теперь мой стиль изменился. Я получил больше знаний о концертных выступлениях. Я не чувствую, что мне приходится переигрывать, потому что по сути я играю в трио, хотя у нас также есть небольшое вкрапление клавиш. В сущности, думаю, что могу добиться большего. Я до сих пор прокладываю свой путь к большой сцене”.

Рэнди добавляет, что ему нравилось пространство, которое ему дала работа в группе с одной гитарой: “Мне нравится звучание двух гитаристов в других группах, но я не смог бы сыграться с другим гитаристом. Это сильно ограничивает. А мне нравится ощущать свободу. Передо мной еще огромный путь для роста. Оззи очень масштабный и такой скромный парень. Он много мне помогает. И если он говорит, что это произойдет, то так и случается. Он многое рассказал мне о компаниях звукозаписи и подростках, которые ходят на наши концерты. Оззи предсказывает все, что происходит в нашей карьере. Моя старая группа очень хотела пробиться на самый верх, и единственным известным нам способом было действовать решительно. Я узнал от Оззи, что все это тебе не нужно, если ты действительно хорош. Теперь я двигаюсь, если хочу двигаться, а не потому что мне это нужно. Я понял это благодаря его личности. Я не хочу набивать себе цену и быть затычкой в каждой бочке, но хочу оставить свой след. Ты хорош сам по себе”.

Очевидно, многие соглашались с тем, что Рэнди справедливо был признан самым многообещающим открытием 1981-го осенью того же года в Священном Писании о рок-музыке – журнале “Guitar World”. По словам Делорес, для него эта награда имела большое значение. Она вспомнила, что MTV брали у него интервью и что он был “очень горд и взволнован”. Это свидетельствовало об осведомленности СМИ, что появление быстрых техничных музыкантов нашло отражение в хард-роке того времени, или если угодно “хэви-метал”, своего рода универсальный термин для описания подобной музыки.

Журналы о роке и гитарах того времени устраивали предполагаемое соперничество между Рэнди и Эдди Ван Халеном, чья невероятная гитарная пиротехника вышла на первый план минимум за два года до выпуска “Blizzard of Ozz”.

Вспоминает Карл Сандерс из группы Nile: “У меня до сих пор лежат журналы о гитарах со статьями в духе “Рэнди Роудс. Претендент на трон Эдди Ван Халена” и, на мой взгляд, они в корне ошибочны. У Рэнди был свой стиль, он был абсолютно самостоятельным музыкантом, а не каким-то клоном Эдди Ван Халена. Звучание, идеи и прочее – все это было другим. В те годы элементы классики еще мало кто использовал. Ульрих Рот и Ричи Блэкмор немного затронули ее, но у Рэнди была своя колея, а затем чуть позже появился Ингви Мальмстин и вывел все это на совершенно иной уровень”.

“Журналы постоянно устраивали батлы типа Рэнди против Эдди и “Рэнди – новый парень на районе” – усмехается Фил Деммел из Machine Head: “Я торчал от Рэнди и ненавидел Эдди Ван Халена, потому что его обожала моя тогдашняя девчонка!”

Очевидно, что давление от того, что Рэнди вынужден идти по следам успехов Ван Халена явно было в мыслях у первого. Однажды он объяснил, что в некоторых моментах в своих соляках он играл немного похоже на Ван Халена, просто чтобы произвести впечатление на зрителей. Рэнди был уверен, что если уделить больше времени подготовке, его соляки станут еще более оригинальными и менее похожими на соло его знакомого шреддера. У Келли Роудса свое мнение на дебаты “Эдди против Рэнди”: “Многие люди пытаются выдумать эту конкуренцию. Рэнди считал Эдди прекрасным музыкантом. Он считал его очень хорошим и Рэнди нравилось его творчество. Между ними не было никаких соревнований и соперничества. Если бы ты в те годы спросил Рэнди, кто самый топовый гитарист в ЭлЭй, он бы назвал себя или Эдди. Мог бы назвать Джорджа Линча. Он равнялся на него. На его взгляд, тот обладал огромной долей таланта. Когда Рэнди ушел к Оззи, Джордж Линч взял на себя его учеников из Musonia”.

Келли Роудс добавляет: “Он всегда считал, что у Эдди есть свой стиль, да и у самого Рэнди был свой стиль, и едва ли имеет смысл их сравнивать, потому что на его взгляд они были не похожи друг на друга и уникальны сами по себе”.

Размышляет сам Рэнди: “Сейчас я немного зациклился на своей игре. Теперь я не просто стараюсь прилагать все силы, я должен быть на высоте. Я внезапно оказался под несколько другим типом давления. Это такое давление, когда ты постоянно должен быть лучше себя самого, а это непросто. Эдди великолепен. Я не хочу даже приближаться к соперничеству с такими музыкантами, как он”.

Читайте между строк, и вы получите отчетливое впечатление, что Рэнди искал способ полностью выразить себя в уникальном ключе, вместо того чтоб тратить время, сравнивая себя с другими музыкантами. Пока Оззи и Шэрон вне сомнений были боссами в его группе, он привнес свою долю контроля, как однажды вспоминал Руди Сарцо: “Только благодаря Рэнди я чувствовал, что могу выжить в этом временами безумном мире Оззи”– говорит он. “Это был мой первый опыт выступления в стадионной группе, поэтому по сравнению с ними я был очень юным. Рэнди уже выступал с Оззи и Шэрон в течение двух лет. У меня была парочка базовых вопросов типа “Почему они делают то или это” А он отвечал: “Просто такие уж они есть”.

Во второй половине 1981-го Рэнди приобрел еще парочку гитар, что было своего рода подтверждением, что он снова находится на очередном переходном этапе. “Он купил пару очень редких Les Paul” – вспоминает Келли. “Я мало про них знаю, за исключением черной гитары 57 года выпуска, да и та практически не тронута. Она “девственная” или как вы там называете гитары, на которых нечасто играют? И еще одно, что делал Рэнди – никогда не слышал, чтобы кто-то еще это делал – когда он был на гастролях, вместо того, чтоб тусить после выступлений, он шел в клуб Top 40 и говорил им: “Привет, я из группы Оззи Осборна. Могу ли я поджемовать с этой группой?” Затем Рэнди поднимался на сцену и играл с ними, просто потому что он умел играть. Он не принимал наркоту, не пил, ничего такого. Это был прям музыкант до мозга костей”.

Второй этап тура “Blizzard of Ozz” стартовал 2 августа вновь на Восточном побережье, на этот раз немного отклонившись от предыдущего маршрута с целью охватить рынок побольше. На этот раз группа отыграла больше концертов в южных штатах, особенно в Джорджии (Карл Сандерс вспоминает о концерте в Атланте: “В жизни он превосходил все, на что был способен мой подростковый ум. Я тогда думал, типа, так вот как он это делает!”) и Флориде, которая всего через пять лет станет колыбелью американского дэт-метал. Один из первопроходцев этой сцены, Ральф Сантола, который играл в Death, Deicide и Obituary, а также в прочих легендарных группах делится воспоминаниями: “В 1981-ом они заиграли “Crazy Train” на радио в Тампе, и почему-то тогда мне не зашло. Начало этого гитарного соло похоже на “Eruption” группы Van Halen, так что мимо кассы, ребят. В сентябре того же года Оззи проехал через Тампу, поддерживая Def Leppard в оригинальном составе, и я пошел заценить их, потому что Оззи меня не интересовал. Мы сидели в задней части зала, а они играли “Suicide Solution”, и в середине песни была небольшая оркестровка. Оззи подошел к микрофону: “Дамы и господа! Встречайте Рэнди Роудса!”, и Рэнди начал играть”.

Сантолла вспоминает, что он был в шоке: “Это было как вспышка молнии с громом. У меня тупо волосы дыбом встали. Мы потянулись вперед, я встал прямо перед ним. Рэнди обладал какой-то особой аурой. Ее невозможно измерить, но она там явно была. Моим кумиром был Майкл Шенкер, и тут передо мной вдруг появляется парень со светлыми волосами, в черной кожанке с белой V. Это было самое дикое и самое клевое в плане образа из того, что я видел в своей жизни. Он играл в таком же стиле классик-рока, как и Шенкер, только был шреддером. Чистая магия. С тех пор я стал одержим Рэнди и изучил буквально каждую сыгранную им ноту на “Blizzard of Ozz”.

После завершения тура 13 сентября группа взяла шестинедельный перерыв, после чего приступила к своему первому европейскому туру. В тот момент Рэнди снова пришел к Гроверу Джексону. Как вспоминает изготовитель гитар: “Когда Рэнди был на гастролях, мы общались, и он сказал, что ему нравится его белая гитара, но он хочет внести парочку изменений. Причина была в том, что на гастролях к нему подходили люди и спрашивали, не является ли его белая гитара модифицированной Gibson Flying V. Она по-прежнему была более симметричной, чем ему хотелось. Он хотел себе вторую, которая бы выглядела похожей на акулий плавник. Я ответил: “Хорошо”.

Представьте себя незаметным наблюдателем следующей встречи. Гровер договорился с Рэнди о визите в его мастерскую, чтобы нарисовать желаемую форму корпуса прямо на куске дерева. О том, как это происходило, рассказывает Гровер: “Когда у них был перерыв в ЭлЭй ранней осенью 1981-го, я подготовил три центральных блока, представлявших из себя склеенные в едином корпусе заготовки дерева, окончательная форма которых еще не была вырезана”. И вот, возвращаясь к вопросу о его странностях в отношении гитар, и не желая знать ничего о самом процессе, я сказал: “Окей, я только сгоняю к станку и отсеку лишнее, чтобы у тебя было ощущение, насколько удобно тебе будет играть на таком инструменте”. Он побелел и сказал: “Не, не. Я не хочу на это смотреть”. И ушел в офис, представляете? Для него это было все равно что пойти в мясной магазин или типа того. Это была его небольшая причуда. Короче говоря, я отпилил лишнее, принес в офис, чтобы он заценил, и Рэнди сказал, что все отлично”. Получившаяся в результате форма идентична Jackson белого цвета, на которой Рэнди играл уже около шести месяцев, только верхний “плавник” у нее был на порядок длиннее. Он сделал Гроверу заказ на три гитары, планируя получить первую из них по возвращению группы из Европы.

Заграничные гастроли прошли в компании группы Saxon, героев Новой Волны Британского Хэви-Метал, где Riot выступали на разогреве, в сочетании с релизом “Diary of A Madman”, который наконец-то вышел 7 ноября. Отыграв семь концертов в немецких городках Эссене, Кельне, Оффенбахе, Карлсруэ, Равенсбурге, Беблингене и Дортмунде перед очень избранными фэнами (единственные неанглоговорящие фэны, которые приходили посмотреть на выступления Рэнди), после чего тур доехал до Великобритании. На вопрос, понравилось ли ее сыну заморское путешествие, Делорес отвечает, что у него были смешанные чувства: “Ему очень нравилось путешествовать и осматривать новые места. Это всегда его восхищало” – отмечает она. “Даже будучи подростком он ждал этого с нетерпением. Когда мы путешествовали на поезде, он говорил: “Знаешь, мам, я иногда думаю, каково это будет, если я когда-нибудь поеду на гастроли. Думаю, что когда мы поедем на поезде, как сейчас, я с большим волнением посещу всякие места”. Но ему было тяжело находиться вдали от дома. Он был очень привязан к дому и семье, и он очень тосковал, когда находился далеко. Ему нравилось. Он обожал это. Это то, чем он всегда хотел заниматься. Он знал, что должен этим заниматься, но он очень скучал по дому. Стоит признать”.

“Мы поговорили с ним” – вспоминает Кэти Роудс. “Ему было очень одиноко. Он по-прежнему жил дома, а его девушка Джоди была тут. Ему не нравилось гастролировать. Ему не нравился этот стиль жизни, и он очень тосковал по дому”. Келли добавляет: “Ага, он хотел приехать домой, побыть с мамой, увидеть свои поезда, китайскую кухню и все, что он так любил”. Поезда, о которых говорит Келли, это хобби Рэнди. Оно тянется еще с детства, он любил строить железную дорогу из игрушечных моделей. Это очаровательная и отчасти противоречивая черта его характера, учитывая, что он также был звездой хэви-метал, которая по вечерам поражала аудиторию стадионного масштаба своими гитарными умениями.

Подтверждения того, что не все в порядке появились, когда Рэнди ушел в свою коллекцию поездов. Как вспоминал Келли: “Когда он вернулся из Европы, у него были самые малюсенькие поезда, какие только можно достать. Совсем крошечные. И я всегда понимал, когда гастроли шли плохо или когда он их ненавидел, потому что по возвращению домой он сразу опять уходил в поезда. Это значит, он был очень подавлен. Думаю, что ему совсем не нравилось гастролировать. Видишь ли, таким людям, как мой брат, не стоит посвящать свою жизнь рок-н-роллу. Это люди более высокого полета. Сомневаюсь, что он это понимал. Не так уж он был воспитан. Частенько происходили вещи, которые не сочетались с тем, как он был воспитан. Они противоречили его собственным принципам морали. Он был хорошим человеком, и я знаю, что он повидал немало того, что его поразило до глубины души.

Руди Сарцо также комментирует хобби своего коллеги по группе: “У него была целая коллекция поездов масштаба Z-scale. По правде говоря, в последний раз, когда мы были в Германии, он накупил их целую кучу, потому что их там производят. Они были довольно миниатюрными. Он занимался этим в свободное от гастролей время, я никогда не заставал его за этим занятием, потому что, само собой, это увлечение было скрыто от посторонних глаз. Обычно он гулял со своей девушкой, потом шел к себе домой. Затем доставал поезда, укладывал свои волосы в хвостик, заказывал маленькие коробочки с китайской едой и складывал их в рядок. А потом сидел и играл с поездами, в этом был весь Рэнди. Очень-очень простой парень, знаешь ли, невероятно скромный”.

Делорес замечает: “Гастроли были очень утомительны для Рэнди. Когда он путешествовал с Оззи, его самым крупным хобби были эти крошечные, модели поездов в масштабе z-scale, которые производят в Европе. У него было полно схем, и он строил маленькие домики и всякое такое. Думаю, таким образом, он отдыхал от выступлений и стресса, а возможно это хобби напоминало ему о том, как он катался на поездах еще ребенком. Ему было тяжело быть вдали от дома и семьи. Он обожал гастролировать, это было как раз то, чего он хотел, но он очень скучал по всем нам”.

Кэти добавляет: “Он покупал их, а по возвращении домой строил. Там нужно было строить здания вокзалов, станций и прочие объекты, которые шли в наборе. Мой муж теперь делает огромные платформы чтобы разместить их все вместе, поэтому он может объединить все это в одном пространстве... Мы до сих пор храним все эти поезда”.

Подробности о личном хобби Рэнди многое говорят о его характере. Другие также отмечают, что душой он не был метал-маньяком, предпочитая мир и спокойствие, царившие у него дома. И хотя у него были все возможности вести себя как классическая рок-звезда, учитывая привычки его босса и успешность группы, Рэнди никогда не падал в яму алкоголя и наркотиков, которая открывалась перед ним, ступи он на этот путь. Даже типичные ловушки музыкального бизнеса его не интересовали, как рассказывает Шэрон: “Рэнди не был парнем, который раскатывал на лимузине. Это было не его. Все, что он хотел, это играть. Рэнди обожал все страны, где мы побывали. Он был настоящим туристом. Когда мы добирались до города, он узнавал, какие места пользуются популярностью у туристов и шел их смотреть. Он обожал коллекционировать модели поездов, поэтому он находил какой-нибудь местный магазин игрушек, который на этом специализировался. Рэнди невозможно было найти сидящим в номере отеля. Он постоянно исследовал мир. Я к тому, что европейская пища была для него немного тяжелой. Он обожал американскую”.

К разговору о еде, Рэнди удалось избежать лакомств британской кухни, когда в последнюю минуту отменили тур с 29 ноября по 26 декабря. Оззи объясняет в полностраничном развороте в Sounds, что усталость после шестимесячного гастрольного тура плюс больное горло означали, что дать эти концерты просто нет никакой возможности. Вот что гласила рекламка, где пунктуация хромала на обе ноги (приводится дословно): “Я обращаюсь к своим фэнам. Как вы увидите в номере Sounds за этот месяц, я с неохотой отменил британский тур по причине нервного истощения. Это произошло в результате очень длительного и напряженного шестимесячного тура по Америке в режиме “нон-стоп”. Болезни и ряд личных проблем привели к тому, что доктора сказали: “Завязывай. Хватит”. Словами не передать, как мне безумно жаль, что мне приходится это делать, ведь я с нетерпением хочу сыграть для своих британских фэнов. Нет ничего лучше дома. Как вы знаете, я считаю своих фэнов самыми важными людьми в своей жизни. Вы и только вы одни прошли со мной огонь, воду и медные трубы. Без вас бы наверняка не было и Оззи Осборна. Если бы существовал иной способ продолжать, я бы с радостью это сделал, потому что у меня чувство, что я плохо с вами поступил. Но я вернусь, обещаю, да с таким концертом, какого вы еще не видывали и, надеюсь, вы все на него придете, как это всегда было в прошлом. Люблю всех вас и говорю простите”.

Концерт, какого вы еще не видывали, воплотился в виде возвращения Оззи в Штаты. Теперь, когда тур “Blizzard of Ozz” был завершен, а новый альбом поступил в продажу, группа усилила свои сценические выступления и вложила силы в поистине монументальное оформление, которое впервые появилось на сцене 30 декабря в Cow Palace в Сан-Франциско, при поддержке The Starfighters. В соответствии с откровенно безумной обложкой “Diary of A Madman”, Оззи и его команда придумали оформление. Получился целый замок с троном и пролетом ступенек, где вмещалась группа и карлик по имени Литл Джон. Причем тут карлик? А почему бы и нет? Кажется, в этом тоже была своя фишка. Сам Оззи поднимался и покидал сцену на огромной механической руке для пущей верности.

Чисто ради элемента шоу, Оззи бросался сырым мясом в зрителей, используя огромную катапульту. Все это было частью шоу. Как позднее вспоминал Руди Сарцо в своей прекрасной книге “Off The Rails: Aboard The Crazy Train In The Blizzard Of Ozz”, это не слишком-то хорошо работало: “Оззи появлялся на сцене посреди клубов дыма, расстилающихся вокруг трона. Затем он быстро вставал, подходил и отпускал катапульту, которая швыряла сырым мясом в зрителей. Большая его часть приземлялась Оззи на голову. “Шэрон, это идиотизм” – жаловался Оззи, уходя со сцены. “Ты выставляешь меня полным долбоебом!” В поздних концертах бросаться мясом в толпу попросили Литл Джона.

Пресс-релиз от Epic Records 30 ноября 1981-го сделал соответствующую рекламу тура: “29 декабря Оззи Осборн отправился в свои четырехмесячные гастроли по Великобритании в поддержку альбома “Diary of A Madman”, своей второй пластинки, выпущенной компанией Jet/CBS. Дорожная команда из техников 25 с Бродвея и Лас-Вегаса поедет с ним, чтобы передать на сцене атмосферу ожившего ужаса. В дополнение к опускающимся дверям и скрытым мосткам, была сооружена огромная механическая рука, чтобы подчеркнуть появление и уход Оззи. Единственное ограничение написано на билете черным по белому: “Нормальным людям вход воспрещен”. Продажи “Blizzard of Ozz” достигли результата 6000 пластинок за неделю.

Не обошли вниманием и саму музыку. Мы не знаем, насколько Рэнди оценил театральные элементы концертов в поддержку “Diary”, но нет никакого сомнения, что ему очень понравился приход в группу гастролирующего клавишника Дона Эйри. Эйри, работавший с Rainbow и Black Sabbath, отлично вписался в группу и присоединился к гастролям перед самым Рождеством.

Как он позже вспоминал: “Те три месяца, что я провел с Рэнди, были очень волнительными. Вообще-то это был довольно странный тур: все время шел снег. Было очень холодно! Довольно изнурительное время, но с музыкальной точки зрения я был в полном восторге”.

Он продолжает: “До того, как я стал клавишником в группе Оззи, Гэри Мур, Томми Олдридж и я записали совместный альбом. Я неплохо знал Оззи, потому что работал над альбомом Black Sabbath, когда он был с ними, и он пытался уговорить меня присоединиться к Sabbath. В итоге я стал участником через день после Рождества 1981-го для участия в гастрольном туре в поддержку “Diary of A Madman”. С группой я не репетировал. У них было масштабное сценическое оформление, поэтому моим более или менее боевым крещением стал первый концерт! На сцене меня фактически не было. Я находился на зубцах того замка. Это называлось “Keyboard Corner”. В первые две недели это был кромешный ад, и не знал, что мне толком играть, потому что никто ничего не сказал. А потом я сошелся с Рэнди и увидел, что он восторге от сотрудничества”.

Очевидно, у Рэнди было четкое представление относительно того, как должен проходить концерт, и он знал, какие элементы стоит учитывать, а какие нет. “Во время концерта” – объясняет он, “у нас был пятиминутный кусочек, где Томми исполняет небольшое соло, а потом еще одно запиливаю я. Пять минут между нами обоими это не так много времени. Кроме того, подростки, для которых мы играем, не интересуют наши музыкальные познания. Если бы я сыграл что-нибудь классическое, на большинство подростков это бы не произвело никакого впечатления. Им нравится то, под что можно хорошенько потрясти башкой. У Оззи отличный контакт со зрителем, и большинство его подростков хотят двигаться без остановки. Я экспериментировал с некоторыми штуками, пытался привнести в концерт элементы классики, но это было не очень уместно для их выступления. На это просто не было времени. Народ требовал зрелищ! Сольные номера нужны только чтобы выделить меня и Томми. В то же время они не должны ничего олицетворять. То есть, это просто, мол, да, я так умею. Просто быстрая вспышка, которая тут же тухнет”.

Эйри был впечатлен Рэнди: “Он был явно самым исключительным человеком и музыкантом из тех, кого я знаю. Рэнди был универсальным музыкантом. У него был мощный гитарный звук. Иногда он исполнял по три партии одновременно. Я просто говорил себе: “Что мне делать? Что еще добавить к этому?” А потом придумал несколько фишек. Рэнди послушал записи и сказал: “Ух ты!” Он умел создавать очень необычные звуки, а еще у него был мощнейший дисторшн. Я даже толком не знаю, как это делается. До него такой звук я не слыхал ни у кого. Его гитара звучала так, словно у него на гитаре был установлен ринг-модулятор, хотя это не так. В этом был весь Рэнди”.

Эйри продолжает: “В эту группу было не так-то просто влиться, потому что они уже около года выступали с гастролями, и отлично сыгрались. Вступление в такую группу было своего рода испытанием. Я был напуган до смерти, когда услышал их. Никогда не слыхал чего-то столь тяжелого, а Рэнди был просто феноменален. Спустя месяц-два я въехал, и у нас начал получаться прекрасный звук. Это была лучшая группа из тех, с которыми я играл”.

Олдриджа также был покорен мягким очарованием Рэнди: “Рэнди был очень милым парнем. Он был очень скромным. Он уважал меня, потому что я заявил о себе в этой сфере раньше него. Он не преклонялся передо мной, но был своего рода фэном, и только потому что я был всего на несколько лет старше и уже какое-то время варился в этом котле бизнеса. Он слыхал обо мне и знал, что я работал с Гэри Муром и некоторыми другими гитаристами, на которых он равнялся. Когда мы с Рэнди впервые поиграли, я посмотрел на него и сказал: “Ничего себе! Это просто улет!” Он почти всегда краснел, когда я говорил что-то подобное, потому что он не мог поверить, что кто-то делает ему комплименты. Вот таким человеком он был. С ним было легко найти общий язык. Никогда не слышал, чтобы он повышал на кого-то голос. Ни разу.

Биографу нетрудно нарисовать невероятно прекрасную картину любого человека, но наша книга избежит этой ловушки по двум причинам. Во-первых, Рэнди действительно был прекрасным парнем, как о нем рассказывают. Нет такого, чтобы цитаты, использованные в книге, были только положительного характера, а отрицательные комментарии типа вообще выброшены. Нет, все имеющиеся отзывы о Рэнди весьма лестные. Во-вторых, у Рэнди не было недостатков, в том числе раздражительности, которая есть у всех нас. И вот вам ее пример. Гровер Джексон, который очень любил Рэнди, рассказывает следующее: “Первая гитара черного цвета с акульим плавником была готова, и я принес ее на концерт, чтобы отдать Рэнди. Концерт проходил 30 декабря в Сан-Франциско. У них была генеральная репетиция в Zoetrope Studios, злополучной киностудии имени Фрэнсиса Форда Копполы в Голливуде. Они собирались провести свое первое американское турне, и честно говоря, это был большой риск. У них было мало денег. Они еще не заработали свои миллионы”.

Встретившись с Рэнди на концерте и передав черную гитару Jackson, Гровер какое-то время потусил за кулисами: “Там был я, моя тогдашняя супруга и Майк Элдред, он теперь большая шишка в Fender. Мы трое пошли заценить генеральную репетицию и после нее стояли с Рэнди, и тут к нам подходит тур-менеджер Джейк Дункан с багажными бирками и пропусками для Рэнди. Это было так необычно. Рэнди очень эмоционально спросил: “Когда я получу свои деньги?” Мы стояли там, и это был один самых неловких моментов в моей жизни. Честно говоря, я не хотел услышать подобное. Это было так странно, и лишь вспоминая об этом эпизоде много лет спустя, я понял, насколько скомканным был первый тур в карьере Оззи. Шэрон вела дела как настоящий предприниматель. Вероятно, и сам Рэнди не понимал, насколько это было важно”.

На следующий день тур “Diary” доехал до Лос-Анджелеса, где наши герои дали новогодний концерт, а Рэнди повидал своего старого кореша Келли Гарни, общение с которым в разы снизилось после эпизода с пальбой двумя годами ранее. Как вспоминает Келли: “Когда я видел его на гастролях, он позвонил мне и сказал: “Привет, приходи, потом найдешь меня””. Там был Оззи, Рэнди, Дон Эйри, Шэрон не было, а еще парочка дорожников, и он познакомил меня со всеми. Позднее Шэрон раздула из этой встречи большую сенсацию, чему я был очень рад. Оззи совсем не был дружелюбен со мной. Он старался держаться от меня подальше”.

Гарни добавляет: “Шэрон сказала, типа, можем предложить следующее. Два места, в центре первого ряда, а можешь сесть вон там за кулисами”. Я не люблю толпу, поэтому ответил: “Хорошо, тогда лучше буду за кулисами”. Она ответила: “Окей, мы посадим тебя рядом с Рэнди”. Они притащили огромный дорожный чехол на колесиках, и установили его около Рэнди рядом с кулисами”.

Это было шоком для Гарни: “Он строил мне рожи, и мы ржали, пока он играл. Это было очень круто. А потом я сказал: “Чем хочешь заняться?” И он ответил: “Давай просто потусим. Тупо ты и я”. Я ответил, хорошо и это вызвало небольшую перепалку, потому что Оззи и остальные забронировали какое-то крупное выступление, и все хотели туда пойти. Один Рэнди не хотел идти”.

Гарни продолжает: “И вот, мы ушли, и у него толком не было никакой одежды. На нем были какие-то убитые шорты, обувка без носок и крошечная подрезанная футболка. Я сказал: “Мы найдем тебе одежду. Ты не можешь идти в люди в таком виде”. А он: “У меня нет одежды. Я не знаю, где она лежит”. К счастью, у меня с собой была одежда, которую я брал у него, но так и не вернул”.

На другом концерте Рэнди пришел к Гарни в его новый дом, расположенный в Лас-Вегасе. Вспоминает Гарни: “Я жил в доме с тремя спальнями, прекрасным двориком и все такое. И он пришел ко мне и был просто изумлен. Он такой: “Ух ты, я бы отдал все, чтоб так жить”. Этот домик трудно назвать сногсшибательным, но он никогда не уезжал из своего дома, где жил с мамой. Он никогда не жил отдельно. Он жил сам по себе только в гастрольном автобусе или в тех местах, где он бывал в компании Оззи. Мы тусили всю ночь, разошлись только с восходом солнца”.

Гастрольная жизнь Рэнди была спокойной, по крайней мере, большую часть времени. Как говорит Келли: “У него было мало возможностей дать интервью. Очень-очень немного. Он был интровертом. Если мы давали концерт, то после него выходишь из двери, и тебя ждет целая толпа группи. Ему было пофиг. Он уходил со своей девушкой. Или, к примеру, он скрывался от всех и выпивал в одиночку. Строго говоря, Рэнди не был тусовщиком, но когда он пил, то не мог удержаться от розыгрышей”.

1981-ый, вне всякого сомнения, самый суетной год в жизни Рэнди на тот момент, завершился в его родном городе. У него почти не было времени садиться и размышлять: после концерта в ЭлЭй он улетел в Феникс, штат Аризона, на первый концерт, который ознаменовал начало еще более масштабного года. С началом путешествия, Рэнди мог размышлять о том, что ему готовил 1982-ой. Он даже мог бы спросить себя, хватит ли ему смелости для очередного года в качестве гастролирующей рок-звезды. Теперь он ехал на безумном поезде, и шансы Рэнди сойти с него были весьма ничтожны.

Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы на карту СберБанка:
4276 8700 3837 0339
Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное