JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

ВО ИМЯ ТЯЖЕСТИ
ИСТОРИЯ «МЕТАЛ БЛЕЙД РЕКОРДС»
от основателя лейбла и генерального директора Брайана Слэгела,
при участии Марка Эглинтона.

Переводчик: Дмитрий Семёнов (mail) 2018

ГЛАВА 11
ВПЕРЕД В БУДУЩЕЕ

По итогам тридцати пять лет у руля Метал Блейд, можно назвать несколько вещей, которые в большой степени определяют все, чего мы добились начиная с 1982-го. Один из руководящих принципов, которыми я реально горжусь, это то, что мы никогда не были лейблом, на который можно посмотреть и сказать: “А, Метал Блейд подписывает X количество групп или Y количество групп”.

За исключением музыки, которая получила название “ню-метал”, которое я не особо одобряю, мы принимали участие практически в каждой движухе, которая появлялась в тяжелой музыке, начиная с 1982-го. Никаких формул и теорий. Мы просто придерживались принципа, что если нам что-то нравится, то мы это подписываем. И так будет всегда.

Очевидно, у такого подхода есть и свои подводные камни. За все эти годы у нас было немало пластинок, которые не очень-то продавались, или групп, которые не дотягивали до своего уровня или им не посчастливилось оказаться в нужное время в нужном месте. Но в обоих случаях я смотрю на это так, что мы хотя бы постарались записать хорошую пластинку, хотя бы дали шанс этим группам. Никто ничего не теряет. И я провел на лейбле звукозаписи уже три с половиной десятилетия, поэтому совершенно нереально лелеять надежды, что ты будешь без конца лупить в десятку. Этого не будет, но я твердо верю в идею, что для того, чтобы стать успешным, самое главное это не останавливаться.

Уильям Беррол

Несокрушимая сила Метал Блейд неразрывно связана с Брайаном, питающему глубокую страсть к такому жанру музыки. На мой взгляд, он возможно крупнейший специалист в мире по таким вопросам. Я не знаю никого, кто знает больше него о музыке жанров хэви-метал и хард-рок. Сочетание авторитета и отличного вкуса – вот что составляет ДНК Метал Блейд.

Еще один важный принцип – это то, что мы последовательно стремились к тому, чтобы поспевать за временем с точки зрения технологий. К счастью, мы не всегда попадали под каток перемен. В конце концов такой упертый человек, как я, временами сопротивлялся (что подтверждается моим нежеланием сливать винил в конце 1980-х), но Метал Блейд всегда при необходимости вносил конструктивные изменения. Мы были открыты к новым партнерским отношениям, слияниям, идеям, все для того, чтобы продавать пластинки и выводить вперед жанр хэви-метал.

И наконец, мне бы хотелось верить, что мы действительно управляем бизнесом, и в особенности каталогом музыкантов, как семья. Без музыкантов ничего бы не было. Как я уже сказал ранее, они не работают на Метал Блейд, это Метал Блейд работает на них. Тот факт, что несколько групп оставались с нами всю свою карьеру, несмотря на предложения от гораздо более крупных лейблов, это доказательство нашего порядочного отношения. Как и в любой семье, легкой нашу жизнь не назовешь. Бывает, что кто-то кого-то не понимает или не соглашается, но мой принцип и принцип сотрудников Метал Блейд – найти решение, идти дальше и продолжать свое дело. Так будет всегда.

Джон Буш

Хотя мы почти одного возраста, Брайан мне как отец. Он поддерживал большую часть всего, что мы сделали, но у него явно нет проблем с тем, чтобы сказать нам о том, что ему не нравится или о том, чего он хочет от нас как владелец лейбла. Это его работа. И я всегда говорю, что не будь Брайана, не было бы и Armored Saint.

Крис Бэрнс

К моему счастью, Метал Блейд был моим домом в течение двадцати восьми лет, хороших и не очень. И я говорю это, потому что я и сам был далеко не ангелом все эти годы. Я та еще заноза в жопе. Но я всегда хотел, чтобы Брайан гордился мной. Я хотел впечатлить его, потому что он мне как старший брат.

* * *

Но куда движется бизнес звукозаписи?

Мы явно переходим от физического бизнеса к потоковому бизнесу. По-видимому, происходит вот что: к 2020г. потоковый бизнес будет в десять раз больше от текущего объема. Цифровые загрузки прекратятся через 2-5 лет. По сути компании, которые на настоящий момент предлагают загрузки, хотят заставить людей перейти к потоковым услугам.

На 2017г. примерно 50 миллионов подписчиков на потоковые услуги. Если оценки специалистов верны, то всего через три года эта цифра составит пятьсот миллионов. Очевидно, что то, как люди, особенно молодые, потребляют сферу развлечений, имеет тенденцию движения в сторону потоковой передачи. Заказчики постепенно отказываются от кабельного телевидения, а вместо него смотрят потоковое видео на Apple TV, Roku и т.д. Музыка не исключение, она меняется быстрее, чем когда-либо раньше, и это взгляд человека, который находится в этой системе уже тридцать пять лет. Я повидал множество изменений, но таких – никогда.

Этот массовый энтузиазм применим только к отдельным частям мира. К примеру, Германия сопротивляется переменам, особенно в мире металла. Даже когда металл казался мертвым как труп в 90-х, и Rock Hard поместил на обложку могильный камень, в Германии он был живее, чем где бы то ни было! Невероятно, но там физический носитель по-прежнему составляет 80% от общего рынка металла. Они до сих пор покупают бумажные журналы, а высокоскоростной интернет в Германии не настолько доступен, как вы думаете. Подход такой: “Мы всегда так делали, поэтому так и будем делать”. То же относится и к Франции, Швейцарии и странам Бенилюкса.

С другой стороны, у нас есть Швеция, где физический рынок практически не существует. “Спотифай” захватил там буквально все. И Северная Америка движется в том же направлении, особенно учитывая, что к 2020 году высокоскоростной интернет вероятно будет доступен всем, будь то бесплатно или по минимальной цене. Доступ будет у всех.

Разумеется, я всегда слышу такие возражения: “А что, если я на далеком острове и хочу послушать свою музыку? Без доступа к компьютеру или предварительного скачивания на телефон я не смогу этого сделать”. Ну, как мне рассказывали, учитывая скорость запуска спутников, высокоскоростной интернет будет практически везде. Где бы вы ни были, у вас всегда будет доступ.

С другой стороны, аргументы тоже весьма убедительны. Я слышу, как подростки, имеющие подписку на “Спотифай”, говорят, мол: “За 5.99 в месяц у меня на телефоне есть все песни из когда-либо записанных. Зачем мне идти покупать пластинку?” И хоть и трудно признавать это тому, кто настолько погружен в индустрию записи, это справедливое замечание. Когда я сам был подростком, одна только пластинка стоила 5.99!

Происходит отход от концепции права собственности на музыку в сторону концепции доступа к музыке. При этом, потоковая передача не станет единственным способом потребления музыки людьми. Фэны всегда хотят покупать материальный продукт, который можно взять в руки. Но компакт-диски станут тем, чем сейчас стал винил: особым изделием, которое люди по-прежнему хотят покупать, особенно в определенных странах и, в частности, среди покупателей более старшего возраста.

* * * Итак, что все это значит для следующих тридцати пяти лет для рекорд-лейбла типа Метал Блейд? Если прогнозируемые цифры окажутся правдой, то музыканты и лейблы станут зарабатывать больше денег с этой сферы музыки, чем они могли иметь раньше. В целом музыкантов и музыкальный бизнес ждет яркое будущее. Нам просто нужно попасть туда.

На данный момент мы наблюдаем огромное падение на существующем рынке сбыта. Мы знали, что это произойдет, и в течение какого-то времени это был медленный и упорный процесс. Но теперь, когда крупные розничные точки в Соединенных Штатах отказались от компакт-дисков (ими торгуют лишь несколько сотен независимых магазинов), неудивительно, что эти колебания на рынке начинают кусаться. С моей точки зрения, все, что я могу сказать, это: “А почему нет? Подпишитесь на потоковые услуги, и за десять баксов в месяц можете слушать весь наш каталог!”

Чаще всего люди задаются вопросом: “А как люди зарабатывают деньги с потокового видео?” Раньше, при помощи винила, компакт-дисков, кассет и в меньшей степени цифровых закачек, был физический носитель, которому присваивалась ценность. И потом, когда он был продан, музыкант и лейбл среди прочих получали процент с этой продажи, но очевидно была исходная стоимость, которая шла на производство и сбыт этого физического носителя.

При помощи потоковых услуг, каждый раз, когда песня включалась или шла потоком, такое действие отслеживалось. Чем больше потока, тем больше ты получишь. В 2016, доход Метал Блейд от потокового воспроизведения начал достигать уровня, который я называю “довольно высоким”. И он растет буквально каждый месяц, до той степени, что были месяцы на рынке США, когда наш доход от потокового воспроизведения превышал наш доход с физических носителей. Очевидно, что этого никогда не было до сегодня, и теперь это больше будет напоминать реальные деньги.

Как и переход от винила к компакт-дискам еще в конце 80-х, этот переход может быть несколько непростым. Испытав трудности на собственной шкуре в 1989-ом, Метал Блейд должен быть более осторожным при дальнейшем движении вперед. Потоковое воспроизведение еще до конца не восполнило потерю физических покупок. Дефицит по-прежнему существует, но эксперты предсказывают, что в течение года или меньше ситуация стабилизируется.

Движение вперед, природа того, для чего мы существуем, изменится. В первые годы большая доля нашей роли заключалась в том, чтобы оплатить затраты на запись, а потом нам пришлось потратить кучу денег на производство продукции для сбыта в магазины. В определенной степени нам по-прежнему приходится это делать, но теперь это будет менее масштабно, чем ранее. Риски, которые нам приходится брать на себя как фирма звукозаписи будут меньше, чем раньше, потому что мы несем меньше затрат на производство, чем до этого. Если мы что-то произведем, то будем делать это с вполне четким пониманием того, что мы сможем продать.

Не хочу звучать слишком занудно, но я вижу, что Метал Блейд отходит от роли классической фирмы звукозаписи и идет в сторону новой личности в лице брендинг-компании. Наши ресурсы, которые мы создаем и люди, которые на нас работают, будут работать по-новому. Вместо записи пластинок и компакт-дисков мы будем раскручивать бренды, а бренды – это наши музыканты.

Наша работа (наряду с агентами и менеджерами) – продвигать музыкантов по мере сил и сделать бренд максимально крупным, в надежде, что все остальное приложится. Мы будем скорее компанией услуг, чем классическим лейблом звукозаписи. Вот куда движутся умные лейблы – партнерство с музыкантами и помощь им в достижении их целей от множества агентов: продажа билетов на концерты, продажа футболок и в свою очередь привлечение людей, которые приходят на концерты, чтобы транслировать музыку.

Теперь уйма всяких источников дохода, о которых мы и не подозревали в те дни, когда я работал как белка в колесе из маминого гаража. У нас есть сотрудники, которые преданно пашут, вычисляя доход от загрузок, потокового воспроизведения, продаж физических компакт-дисков, продажи винилов и все остальное. Во многом это новое направление отлично сочетается с семейной этикой, которую всегда воспитывал Метал Блейд. С 1982-го мы всегда считали, что мы партнеры с нашими музыкантами, и это неизменно.

Несмотря на любые изменения в том, как потребляется и продается музыка, Метал Блейд продолжит выполнять фундаментальную функцию, которая являлась ключевой в лейбле с момента его основания: поиск и инвестиции в новые тяжелые метал-группы. Желание найти следующих Slayer или следующих Amon Amarth ¬– вот что движет мной.

Новые группы – это хлеб насущный не только Метал Блейд, но и всего хэви-метал в целом. Это основная причина, по которой я занялся всем этим. Разница в том, что сейчас в десять раз труднее пробить музыканта и сделать для него что-нибудь. Может пройти от пяти до десяти лет, с момента, когда ты подписываешь группу до того, как у вас что-нибудь получится. Это куча времени, куча денег, куча усилий.

Я часто слышу, как говорят: “Другой Metallica не будет”, но это просто невозможно предсказать. Отчасти загвоздка в том, что более старые группы вроде Metallica до сих пор выступают на очень высоком уровне. Людям по-прежнему хочется ходить на их выступления, и они до сих пор офигенны. Недавно я видал их выступления в Уэбстер Холл, небольшой площадке на 2000 мест в Нью-Йорке. Я видел их выступления около двух сотен раз с тех пор, как Ларс Ульрих передал мне демку «Metal Massacre», на всевозможных площадках по всему миру. Но это был первый раз, когда я увидел их не на сотне других концертов. Они бесспорно лучше любой другой метал-группы. Учитывая то, как наша жизнь и карьера изменились за эти тридцать пять лет, было круто увидеть, что они по-прежнему феноменальны. Они установили невероятно высокую планку. В 1982-ом ни один из нас ни за что на свете не допустил бы и мысли, что то, что мы делали в те годы, станет настолько популярным сейчас. Это было просто уму непостижимо, поэтому я не могу сказать, что ничего подобного больше никогда не случится. Это просто невозможно предугадать. И в этом вся соль моего увлекательного путешествия длиной в тридцать пять лет. Жду не дождусь, когда увижу, что нас ждет дальше.

Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы на карту СберБанка:
4276 8700 3837 0339
Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное