JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

ВО ИМЯ ТЯЖЕСТИ
ИСТОРИЯ «МЕТАЛ БЛЕЙД РЕКОРДС»
от основателя лейбла и генерального директора Брайана Слэгела,
при участии Марка Эглинтона.

Переводчик: Дмитрий Семёнов (mail) 2018

ГЛАВА 10
НЕИЗВЕДАННЫЕ ТЕРРИТОРИИ

Дебютные альбомы As I Lay Dying и The Black Dahlia Murder – это два релиза, имевшие для нас огромное значение в нулевых. The Black Dahlia Murder стал одним из самых странных подписаний в истории лейбла. Как-то поздно ночью я листал Myspace, куда все лазили послушать музыку. Просмотрев пару страниц знакомых групп, я заметил, что некоторые из них были так или иначе связаны с The Black Dahlia Murder. Я кликнул на их страничку, где у них висело две или три песни. Они оказались потрясающими!

Я написал им в аккаунт Myspace. “Привет, я из Метал Блейд, у вас очень клевые вещи. Чем сейчас заняты, парни?” Оказалось, что они готовились подписать контракт с другим лейблом, хоть и не особо крупным. Узнав о нашем интересе к ним, они изменили свое мнение. Я никогда в жизни не подписывал группу просто случайно шерстя по Интернету, но в их случае именно так оно и было, и все срослось лучше не придумаешь.

The Black Dahlia Murder уже были отличной группой, но когда дело дошло до записи первой пластинки «Unhallowed», они реально сильно продвинулись вперед и сделали феноменальное музыкальное заявление, в котором чувствовались многочисленные отголоски различных влияний. Это было идеально сбалансированное сочетание чрезвычайно мелодичного металла с довольно безумными партиями вокала. Я до сих пор люблю эту пластинку. Как и с большинством альбомов, ты въезжаешь в эту музыку, раз за разом слушая демки и мастер-копии в процессе производства. Но даже когда вышел диск, я не мог перестать его слушать.

Когда я вспоминаю весь период с начала до середины нулевых, меня удивляет, насколько мы были разнообразными с точки зрения стилей групп, которые у нас были на лейбле. У нас были андерграундные группы, пионеры своих стилей в 90-х, у нас были классические группы, которые были с нами с самого начала. Потом у нас была целая куча новых металкор-групп, а еще новый материал мелодичных метал-групп вроде Masquerade («Flux» 2001-го), Labyrinth («Sons of Thunder» 2000-го) и Memory Garden («Mirage» 2000-го). На вершине айсберга было переиздание множество материала старой школы Новой Волны Британского Хэви-Метал, типа Holocaust, Savage, Quartz и Jaguar. У нас был весьма обширный каталог, и было весьма интересно играть свою роль во всех этих делах. Несмотря на широкие рамки каталога, все это продавалось весьма недурно.

Учитывая, что настоящий хэви-метал был на пути возвращения, очень в тему, что мы получили возможность поработать с Manowar, группой, которая не только была истинным воплощением хэви-метал, но и моей любимой группой с первых же дней работы над фэнзином.

Мы получили возможность поработать с ними, потому что у них не было лейбла и я, как уже не раз проделывал со многими группами в такой щекотливой ситуации, начал с ними переговоры. Самое клевое во всем в этом было то, что пластинка, которую мы записали с ними, «Warriors of the World», практически вернула им статус 80-х, само собой в рамках аудитории США. 90-е не слишком жаловали их в Штатах, но в Европе это была совсем другая история. Они постоянно собирали целые площадки.

Вслед за этим я организовал для них гастроли по Штатам в поддержку «Warriors of the World». Они выступали в компании с Six Feet Under и это было весьма успешно. Это был первый и единственный тур по Америке, проведенный Manowar, и это реально увеличило продажи альбомов. Затем мы записали несколько студийных пластинок и концертный материал, который еще больше упрочил их позиции. Не каждый заявит о том, что с Manowar легко работается, но на мой взгляд большего счастья и не придумаешь.

* * *

Одна из самых больших радостей в этом бизнесе – открывать людей вокруг себя, тех, кто работает в различных сферах, иногда играя очень важную роль, таких же закоренелых фэнов металла, как я сам. Практически безошибочно, когда я сижу в комнате или ресторане или где-нибудь еще, я нахожу человека лет сорока-пятидесяти, который торчит от хэви-метал чуть ли не целую вечность. Это обстоятельство заставило меня привлекать больше фэнов в металл, сочетая музыку с другими видами деятельности – спортом, комедией или другими формами.

Первый такой пример слияния двух на первый взгляд разных миров состоялся еще в 80-х, благодаря моей страсти к хоккею на льду. Как я уже говорил, у меня был знакомый, который достал мне билеты на игры LA Kings. Спустя какое-то время я узнал некоторых людей, которые работали в мире хоккея. Так же, как я был очарован их опытом, они были не менее заинтригованы моей карьерой в музыкальном бизнесе.

В конце 80-х у Kings был игрок по имени Кен Баумгартнер. Это был невероятно устрашающий тафгай. Поначалу он играл в запасном составе Kings – Ночные Ястребы Нью-Хейвен из Коннектикута, и как оказалось, первый басист Fates Warning (Джо ДеБиасе, который тоже был родом из Нью-Хейвен) был владельцем сезонного абонемента. Однажды он позвонил мне: “Kings только что подписали парня по имени Кен Баумгартнер, он тебе понравится”.

Кен быстро стал весьма известен в сообществе ЭлЭй как бескомпромиссный игрок. Он был любимчиком фэнов, у него и кликуха была под стать: “Бомбила”. В 1989-ом один из моих друзей, работавший на «Новости хоккея», “альфа и омега” сведений о хоккее в те дни, предложил Кену идею поработать над синглом. Очевидным выбором песни стал “Bomber” группы Motorhead. Я и понятия не имел, заинтересует ли это его в какой-либо мере, но к моему удивлению, когда ему предложили это, он ответил: “Конечно, было бы здорово, тем более что все вырученные средства пойдут на благотворительность”.

Я был очень взволнован этой идеей и тут же начал собирать небольшую звездную группу, с участием Марка Зондера из Fates Warning на ударных, Джои Вера из Armored Saint и Fates Warning на басу, Роки Джордж из Suicidal Tendencies на гитаре и Джон Буш из Armored Saint на подпевках. Все пошли в студию на запись “Bomber” и пару других песен. И хотя Кен совсем не умел петь, он работал как вол и был великим спортсменом. Kings были в курсе, что мы это делаем, тогда они пришли и сняли на пленку сессию записи, чтобы вставлять между периодами в следующей игре.

Мы отправили записи Джиму Рому, спортивному телеведущему ток-шоу, так как мы знали, что некоторые люди на его шоу тащатся от металла. Он начал зазывать Кена, а он был очень чуваком что надо. За маской образа тафгая, которые Кен Баумгартнер позиционировал на льду, он был невероятно умным парнем, который получит степень магистра в Гарварде после ухода из хоккея.

Много лет спустя я подружился со спортсменами, которые были большими поклонниками металла, а также с людьми, которые работали в крупных спортивных клубах, которые тоже обожают этот жанр. Один из моих корешей Шон Рорки, владелец NHL.com, подошел ко мне в 2010-ом и предложил создать подкаст “металл и спорт”. Мы сделали пару-тройку эпизодов хохмы ради, пригласив на беседу парней из NHL. Это отлично работало, и мы официально запустили Metal Misconduct в 2011-ом. С тех пор мы его выпускаем. У нас были игроки из NHL, игроки из NFL, бойцы MMA, остальных назовите сами. Все эти парни приходили к нам. Очень весело слышать, как эти парни говорят о чем-то кроме своей работы. Несмотря на это, эти интервью были довольно скучными и шаблонными. И хотя сейчас там возможно нет столько звезд спорта-металлистов, как это было раньше, я по-прежнему приятно удивляюсь, когда узнаю, что практически каждый вид спорта имеет парочку парней металлистов, особенно в хоккее.

Из бейсбола у нас в подкасте был член Зала Славы, Рэнди Джонсон. Майк Пиацца, еще один член Зала Славы, тоже там был. Будучи большим фэном Indy Car, у меня не вызывает удивления, что несколько парней, которые работают в этом бизнесе, большие поклонники металла, в том числе и некоторые водители.

Меня потрясло то, какие люди слушают наши группы. Полагаю, что иногда я попадаю в круговорот ежедневной рутины, и часть меня подсознательно считает, что я до сих пор управляю мелким предприятием из маминого гаража. Наши поклонники не только спортсмены, но и актеры, комедианты, люди из других групп, и всякие другие люди со всех сфер жизни, которые несмотря на огромный успех и славу, по своей сути довольно приземленные люди, которые только и хотят поговорить о музыке. Важно еще и то, что мы делаем все это по фану, чтобы разнести по всему миру весть о металле.

* * *

Однажды, году в 2013-ем Йохан из Amon Amarth тусил у меня дома. “Эй, ты слыхал о парне по имени Крис Сантос?”

“Нет” – отвечаю я, “А кто он?” Йохан рассказал мне о том, что он был главным судьей на телешоу “Chopped”, которое я никогда не видел. Как оказалось, Крис владел ресторанами в Нью-Йорке и был большим фанатом металла, до того, что он заявился в туре Mayhem и готовил для всех, включая Amon Amarth. Йохан сказал, что еда была просто потрясающей, и что это очень клевый чувак.

Я нашел Криса в Twitter и тут же завязал с ним общение. Позднее я встретил его на концерте Slayer, и благодаря музыке мы стали друзьями. Я никогда не был в его ресторанах, не слыхал о телешоу и не знал о нем ничего. И при этом (как и другие люди из различных кругов, которых я повстречал на своем пути за все эти годы), у нас была отличная связь благодаря хэви-метал, а он был большим поклонником Метал Блейд.

Спустя некоторое время я подумал: “Я знаю этого чувака уже какое-то время. Мне реально стоит сходить в один из его ресторанов!” Это была лучшая пища из той, что я пробовал за всю свою жизнь.

Крис Сантос

Я законченный ветеран. Я обожаю метал сколько себя помню. Когда мне было одиннадцать или двенадцать, одна соседская девчонка включила мне «Don’t Break the Oath» Mercyful Fate. Вот она, моя музыка. Когда мне стукнуло 14 годков, я искал способы поглазеть на Dark Angel и Possessed. Я жил в крошечном городке на острове Роуд и каждую субботу прыгал в автобус, чтобы поехать в магазин аудиозаписей за свежими винилами. Я знал кто такой Брайан и чем занимался Метал Блейд в 1987-ом. Практически все, что я брал себе, выходило на этом лейбле.

Мы с Крисом стали хорошими друзьями, и он познакомил меня с парочкой групп. Поскольку у него был очень плотный график, он расслаблялся, шерстя интернет в поисках новой музыки. Постепенно он начал знакомить меня с группами, о которых я никогда не слыхал, вроде невероятной группы под названием If These Trees Could Talk, которую позже подписали Метал Блейд. Потом он показал мне Mother Feather, которые мы тоже подписали, а также Canderia, участников которой мы убедили собраться снова и записать с нами пластинку. Все дошло до того, что я сказал Крису: “Слушай, если хочешь быть для нас агентом по поиску и продвижению, или хочешь иметь лейбл или что-то такое, нам стоит это сделать”. И он такой: “Я не хочу отнимать у вас деньги. Я делаю это чисто по фану”.

Пару недель спустя мы подписали еще одну группу под названием Harm’s Way, с которой меня познакомил тот же Крис. Я встретил его на концерте в Нью-Йорке. “Отлично” – сказал он. “Вот та самая группа. Я передумал. Дайте мне лейбл!”

Так что теперь у Криса собственный товарный знак под названием Blacklight Media, и он уже подписал кучу отличных команд, первая из которых Good Tiger, осколок супергруппы из участников Architects и Tesseract.

Он не в списочном составе как таковой, но Blacklight – это вспомогательная контора, с которой Метал Блейд в итоге получает оплату. На данный момент он работает очень хорошо, главным образом потому что у Криса своеобразный вкус к группам, которые отличаются от того, что мы делаем на Метал Блейд.

Крис Сантос

Мой первоначальный заказ иметь импринт был, потому что я был очень занят работой. Не думал, что у меня хватит на него времени, но Брайан и все из Метал Блейд сделал все проще, взяв на себя всю тяжелую работу. Я просто ищу группы и, если они нравятся мне, я говорю: “Слушай, Брайан, послушай-ка это. Что скажешь?” Что клево в Blacklight, так это то, что Метал Блейд дает еще одно средство для подписания групп, которые обычно не являются классическим выбором групп Метал Блейд.

Очевидно, что с течением лет мы сделали несколько сотрудничеств лейбла, но особенно интересно делать какой-нибудь проект с таким парнем, как Крис, потому что он располагает широким доступом к общественности, который нам больше никак не получить. Он на Good Morning America и в Wall Street Journal, изданиях, где Метал Блейд могли бы никогда не заявить о себе. Я просто следую за ним по пятам.

Крис Сантос

Я веду шоу Food Network, и я что-то вроде знаменитости в мире пищи, поэтому, когда мы сообщили новости о лейбле Blacklight, все это вышло в Wall Street Journal, далеко не там, где обычно ожидаешь увидеть новости о новом метал-лейбле. Но благодаря моему статусу у нас появилась возможность найти каналы, другого доступа к которым просто не найти. В результате мне стало приходить огромное количество демок. Теперь мне не приходится тратить столько времени на поиски!

Нечто похожее случилось с Монте Питтманом. Монте переехал из Далласа в ЭлЭй в 1999-ом и начал работать на Guitar Center в Голливуде. Как люди делают, когда пытаются найти дополнительный источник дохода в ЭлЭй, он выпустил карту в магазине, рекламируя уроки гитары. Одним из первых людей, кто вытащил карту, был кто-то связанный с Брэдом Питтом. Спустя немного времени Монте уже учил Брэда Питта играть на гитаре. Потом он обучал Гая Осири, менеджера Мадонны. Затем он обучал Дженнифер Энистон, а в конце концов стал учителем гитары самой Мадонны. Безумно только подумать, что паренек из Техаса учил всех этих известных людей играть на гитаре.

Спустя несколько недель обучения Мадонны, она сказала: “На следующей неделе я участвую в шоу Леттермана, и мне нужен акустический гитарист. Ты придешь?” Он пошел, отыграл шоу и на данный момент он уже почти пятнадцать лет является гитаристом Мадонны.

Монте выпустил кое-какой сольный материал, и в 2012-ом работал над метал-пластинкой с Флеммингом Расмуссеном, продюсером отличных пластинок Metallica «Ride the Lightning», «Master of Puppets» и «…And Justice For All». Примерно в то же время Крис Бэрнс встретил Монте и познакомил меня с ним. Оказалось, что он всегда был большим поклонником Метал Блейд. Монте включил мне кое-что из музыки в своей машине, которая позже попадет на его первую пластинку на Метал Блейд «The Power of Three». На тот момент его не интересовал контракт, так же, как и советы, но я подумал, что это очень достойный материал и попросил его прислать мне копию. Я повез ее в офис, чтобы услышать общее мнение о ней. Мы подписали его и выпустили две сольные пластинки, обе из которых получились отличными. Это был еще один клевый проект, который появился буквально с бухты-барахты.

* * *

Комедия – это еще одна среда, которая всегда имела для меня огромное значение, она берет свое начало аж с 1980-х, еще до основания Метал Блейд. Lizzy Borden и его брат все время зависали в The Comedy Store. Мы все фанатели от них, но эти двое бывали в Голливуде почти каждый вечер. Кто-то рассказал им о парне по имени Сэм Кинисон еще до того, как он стал известен. Однажды ко мне подваливает Lizzy: “Чувак, ты должен увидеть этого парня” – сказал он мне. “Это просто истерика”.

Был вечер вторника, мы поперлись в The Comedy Store. Там было человек десяти от силы. Мы посмотрели пару миниатюр, а потом где-то в 1:30 утра, на сцену вышел сам Сэм. Я так не смеялся всю свою жизнь. У меня болели щеки и живот. Это был просто обалденный парень.

Вскоре мы стали там завсегдатаями. Сэм выступал пять дней в неделю, закрывая The Comedy Store, когда там не было практически никого. Спустя время он наверняка подумал: “Кто эти металлисты, которые вечно ходят на мои выступления?” Постепенно мы стали друзьями. Моя девушка на тот момент была хорошей подругой Сэма, поэтому раз или два мы ходили вместе обедать.

Как-то вечером после выступления, пока мы зависали вместе, выпивали и все такое, я сказал: “У меня крошечный лейбл звукозаписи. Он до сих пор небольшой и выпускает металлическую музыку. Но возможно мы смогли бы сделать комедийную пластинку, если ты не против?”

“Звучит очень круто” – сказал он, “но мне только что поступило предложение о выступлении HBO с Родни Денжерфилдом”. В то время Родни занимался спецвыпуском HBO, где он отбирал от пяти до десяти стендаперов и давал каждому из них ровно пять минут. Сэм хотел посмотреть, что из этого получится, и само собой он добился популярности и стал своего рода феноменом.

С тех пор я всегда был большим поклонником стендапа, и всегда считал, что было бы весело как-нибудь соединить этот мир с миром металла. Мы долбались с этим кучу лет, общались с парнями вроде Брайана Посейна, а потом где-то в 2012-ом я услышал, что стендапер Джим Флорентин большой поклонник металла. Кто-то где-то познакомил меня с ним и мы начали общаться, и оказалось, что он большой поклонник Raven. Я сказал ему, что у меня есть пара-тройка старых записей, и с тех пор у нас наладились отношения.

В какой-то момент мы сидели, и я говорю: “А почему бы тебе не записать для нас комедийную пластинку?” Ему понравилась эта идея, и именно это мы и сделали в 2013-ом. Вскоре после этого я встретил Дона Джеймисона, и мы подписали контракт и с ним тоже. По сути пластинка Дона вышла даже раньше пластинки Джима, хотя Джима я встретил раньше. Это веселые парни и добьются успеха в That Metal Show.

Было клево снова что-нибудь замутить с комедией. Мы игрались с ней столько лет подряд, но на этот раз время подходило как нельзя лучше. Это очень весело делать, но это совсем другой мир с точки зрения маркетинга. Это очень сложно, но все, что мы хотим это небольшое пересечение, и сыграть на значимом клевом факторе, связанным с работой с такими отличными ребятами. Так как эти ребята осветили для нас пару-тройку мероприятий, у нас очень клевые отношения. В общем и целом, для Метал Блейд это отличный имидж.

Мало-помалу мне начали звонить стендаперы: “Давай запишем пластинку!” В конце концов мне пришлось сказать им всем: “Мы не комедийный лейбл, мы музыкальный лейбл. Я не знаю точно, что мне делать с этим жанром комедии”. Но затем мне позвонил Кори Бреннан, менеджер Slipknot и Amon Amarth: “Слушай, ты бы не хотел поработать с Джимом Брейером?” Моей первым желанием, так как я был его поклонником, было тут же ответить да. Меня пригласили на встречу с ним, и мы поговорили после шоу. Оказалось, что он хотел записать реальную метал-пластинку, а не комедийную как таковую. Перед уходом я сказал ему: “Ладно, это может быть интересно. Давай обсуждать”. Пока мы были на шоссе, ехали после концерта, Кори позвонил мне: “У Джима есть песня, которую он бы хотел тебе показать. Ты там далеко щас?”

“Мы только что отъехали” – ответил я. “Я могу запросто повернуть обратно”. И мы вернулись, и Джим включил нам песню в своей арендованной Тойоте. Она была очень хороша. “Я в деле” – ответил я. Мы заключили договор с Кори, а потом выпустили пластинку (с Робом Каггиано из Volbeat, он отвечал за продюсирование и сыграл на гитаре), которая вышла в 2016-ом. Кроме того, мы пригласили Брайана Джонсона из AC/DC исполнить партии вокала, что было просто за границами сознания. Это реальная метал-пластинка, но с комедийными нотками. Это именно то, что мы хотели сделать как независимый лейбл. Меня очень привлекало всегда иметь свободу говорить необычные идеи. Если бы нашим хозяином был кто-то еще, или у нас был партнер, то мы вероятно не смогли бы позволить себе такие затеи.

* * *

    Интервью с Доном Джеймисоном     

Откуда появился твой интерес к металлической музыке? Какими были твои первые влияния?

Я купил «Destroyer» группы Kiss, когда мне было 11, и я уже никогда не поворачивал назад. Это была моя пластинка знакомство с миром хард-рока и хэви-метала. Когда тебе 11, рок-группа, чьи участники являются героями комиксов, это самое клевое, что можно придумать.

Что привело тебя к карьере в сфере комедии?

Злостные прогулы. Нет, честно говоря, я всегда любил музыку и комедию еще подростком. Я играл на гитаре в группе средней школы, но став старше я подумал, что комедия мне нравится чуть больше. Не нужно ни с кем делить деньги, нет скандалов, не надо таскать оборудование. Я просто засунул в карман свои тупые шутки и попер.

Считаешь ли ты комедию и металл довольно простыми собратьями, за неимением лучшего выражения?

Часть людей, повлиявших на меня как на комедианта, это реальные музыканты. Оззи по сей день бросает крутейшие остроты в интервью, эдакий Родни Дэнжерфилд от металла. Покойный Пит Стил всегда был самокритичен как Стивен Райт от готов, Дэвид Ли Рот был безумно забавным и существом из своего мира, как Робин Уильямс от хард-рока. И Элис Купер всегда рассказывал офигенные байки, которые заканчивались какой-нибудь яркой строчкой, типа Билла Козби, только без матов и депрессантов.

Как ты познакомился с Брайаном?

Мой товарищ по комедии Джим Флорентин сперва познакомился и потусил с ним, а потом сказал мне, что Брайан подарил ему парочку бутлегов Iron Maiden. Я так завидовал. Я был большим поклонником сборников «Metal Massacre» и кучи групп, которые выходили на Метал Блейд все эти годы. Брайан был и до сих пор является для меня героем хэви-метал.

Всегда ли у вас были амбиции для выступления в группе? Метал Блейд всегда были открыты к идее вашего подписания на лейбл?

Забавная история, как меня вообще подписали. Я открывал выступление одной из групп Брайана, Charred Walls of the Damned, выступал со стендапом. С тех пор я сделал для них кучу всего, но это был мой первый тур, когда я делал что-то такое. Брайан пришел на пару-тройку шоу и следил за тем, что я делаю. Он спросил, не хочу ли я записать с ним альбом. Я честно считал, что он дурит мне мозги, поэтому никогда ему не отвечал. Спустя несколько месяцев он взял меня на проведение мероприятия, которое он организовывал, и он напомнил мне, что я так и не согласился записать для него альбом на Метал Блейд. Когда я понял, что он настроен серьезно, я ответил да, и мы довели сделку до ума в его Приусе менее чем за пять минут.

* * *

Ричард Кристи, который играл в Death, Iced Earth и куче других групп, выиграл конкурс в 2004-ом, запущенный Шоу Говарда Стерна чтобы заменить многолетнего участника команды, “Stuttering John” Мелендеза. Я смутно знал, кто такой Ричард, но видел его всего минуту, когда он был в дороге с одной из наших групп. Я был большим поклонником Стерна еще с 1980-х, поэтому подумал, что было бы клево, чтобы металлист попал на шоу.

Спустя время мы с Ричардом стали хорошими друзьями, и, следовательно, с некоторыми другими штатными сотрудниками на шоу Стерна. В результате спустя какое-то время в эфире засветились и некоторые другие музыканты. Однажды я сказал Ричарду, который на тот момент был подписан на Метал Лейбл со своей группой Charred Walls of the Damned: “Привет, почему бы тебе не дать рекламу пластинки на шоу Стерна?” В этом был смысл, так как аудиторию шоу Стерна составляют от пяти до семи миллионов слушателей по спутниковому радио. Затем, после основного шоу, вышел последователь The Wrap-Up Show, который часто демонстрирует группы и их музыку.

Пару лет спустя Ричард спросил: “Почему бы тебе не прийти на шоу?” Я ответил: “Если меня пригласят, то я с радостью”. Меня включили в программу, все прошло здорово, и к счастью я смог осуществить с ними еще кое-какие проекты в будущем. Весь этот опыт был нереальным. Вот он я, большой поклонник с 1980-х, в реальной студии. В этом не было никакого смысла, но это было очень весело!

* * *

    Интервью с Ричардом Кристи     

С чего возник твой интерес к тяжелой музыке?

У меня была очень клевая тетка, которая торчала от KISS. Когда мне было четыре годика, она подарила мне концертный альбом KISS и сольник Питера Крисса. Помню, просто часами засматривался на фотку толпы на заднике альбома «Alive». Меня изумлял имидж KISS и тот факт, что их фэны одевались как они. А потом мне стукнуло девять, и сосед, который был на пару лет старше, включил мне на кассете «Metal Health» Quiet Riot. Вот тогда-то я подсел. С тех пор я ярый поклонник металла!

На следующий год, в 1984-ом я услышал “Hot for Teacher” и понял, что хочу стать барабанщиком. Так уж случилось, что в тот год в моей школе был факультатив “музыкальная группа”, и с тех пор я стал барабанщиком. Мой друг сосед постоянно доставал самые свежие кассеты с металлом, типа «Stay Hungry» Twisted Sister и «Live After Death» Iron Maiden. Он включал их мне, и мне просто срывало чердак. Я так благодарен ему за то, что у меня был такой сосед в 1980-х! Мне посчастливилось открыть для себя хэви-метал в 1983-ем, как раз в то время, когда он стал играть большую роль в музыке 1980-х. Подари мне Джин желание, я бы вернулся в 1986-ой, когда вышло столько потрясающих альбомов. Мне тогда было всего двенадцать лет, и вспоминая об этом сейчас, знал бы я тогда, каким легендарным годом он станет для музыки хэви-метал.

Что именно привлекло тебя в ударных?

Я почти сразу подсел на ударные, когда был подростком, потому что вырос в Канзасе, и там постоянно стояли кормораздаточные ковши для коров и палки для погона. Помню, как настраивал кормораздаточные ковши в виде круга “Cum On Feel the Noize” Quiet Riot. Открывающий барабанный бит было легко сыграть, поэтому я был очень рад, что могу сыграть эту партию близко к песне.

А потом, как я уже говорил, когда я услышал “Hot for Teacher” Van Halen, я сразу захотел попробовать сыграть вступление на ударных. К своему сожалению, я так до сих пор и не понял, как его играть! Это одно из величайших соло на ударных всех времен! Подвесная тарелка, двойная бас-бочка, в ударных партиях этой песни все просто идеально.

Когда я услышал Metallica в первый раз, это навсегда изменило мою жизнь. Очень уж быстрыми были ударные в “Hit the Lights”. Я очень хотел научиться играть так же быстро. На тот момент самыми быстрыми песнями из тех, что я слышал, были “Hit the Lights”, “Fast as a Shark” Accept и “Ace of Spades” Motorhead. Практика на ударных в этих песнях помогли мне отточить скорость и вызвали у меня желание стать самым быстрым барабанщиком, каким только можно.

Мои родители хорошо отнеслись к моему решению и всегда поддерживали. Когда мне было десять, они купили ударную установку Gretsch из трех предметов на барахолке за сотню баксов. Она была крохотной, но этого было достаточно, чтобы играть под кассеты «Metal Massacre», когда я был подростком! Я был так счастлив, что когда мне было чуть больше десяти, моя семья переехала на ферму посреди ничто, и никто не мог бы жаловаться по поводу шума от барабанов из моей спальни. Мои родичи даже спокойно спали, пока я ебашил в соседней комнате. Понятия не имею, как им это удалось, но каким-то чудом им удалось заблокировать мой шум!

Какой была твоя первая точка соприкосновения с Брайаном и Метал Блейд?

Я всегда был поклонником творчества Брайана, когда впервые услышал о нем в 1980-х. Он просто бог металла! Я бывало заказывал кассеты «Metal Massacre» из каталога Enigma Records. Помню, заказывал кассеты Lizzy Borden из каталога Enigma. Я большой поклонник Lizzy Borden, особенно альбома «Master of Disguise». Мое первое знакомство с Брайаном состоялось по электронной почте, потому что он связался со мной, чтобы сообщить, что он постоянный слушатель Шоу Говарда Стерна, где я работал в тот момент. Помню, думал, как офигенно, что Брайан слушает это шоу.

Если память не изменяет, первый раз я встретился с ним лично 16 июля 2006г., в туре Sounds of the Underground на парковке Starland Ballroom в Сейрвилле, штат Нью-Джерси. Помню, меня очень потрясло, когда я узнал, что Брайан был поклонником Coheed и Cambria, потому что я тоже их большой поклонник. Благодаря этому мы тут же нашли общий язык. Cannibal Corpse были в этом туре, и в конце концов мы все затусили у них автобусе после их выступления. Джордж “Corpsegrinder” Фишер и я были большими поклонниками немецкой трэш-метал группы Rage, и каждый раз, когда во время тусовок мы врубали их альбом «Perfect Man», особенно песню “Wasteland”, которую мы пели изо всей силы легких! Хаха, уверен, мы едва не порвали барабанные перепонки Брайана Слэгела, когда в тот день брали высокие ноты из “Wasteland”.

А потом, когда я собрал Charred Walls of the Damned в конце 2008-ом, первый человек и лейбл, о котором я подумал, был Брайан и его Метал Блейд. Я поклонник многих групп лейбла, и я знал, что Брайан был приземленным и офигенным парнем. Я отправил ему демки Charred Walls of the Damned, а остальное уже история!

Опиши происхождение и эволюцию Charred Walls of the Damned

Я переехал из Флориды в Нью-Йорк в 2004-ом, с целью присоединиться к Шоу Говарда Стерна. У меня не было группы с 2004-го по 2008-ой, и я очень скучал по музыке. Я по-прежнему каждый день тренировался в игре на ударных, но при этом стал больше практиковаться на гитаре с переездом в Нью-Йорк. И хотя у меня не было группы уже несколько лет, я по-прежнему писал и записывал кучу риффов, когда тренировался в игре на гитаре.

Где-то в 2008-ом я понял, что у меня хватает риффов и сырых набросков песен для записи альбома. Вот тогда-то я и позвонил Тиму Оуэнсу, Стиву Диджорджио и Джейсону Сьюкофу, чтобы узнать, интересно ли им присоединиться к группе, которую я собираю. Когда они ответили согласием, я был просто на седьмом небе от счастья, и начал кропотливую работу по созданию демок хорошего качества для этого альбома. Когда у меня была готовая добрая часть песен, я отправил их Брайану, и они ему очень понравились. Он предложил нам сделку с Метал Блейд Рекордс. Это была мечта, ставшая явью!

Когда я заказывал кассеты «Metal Massacre» по почте, когда мне было 12, я никогда не представлял, что однажды я буду писать музыку, которая выйдет на том же рекорд-лейбле! Так как Тим, Стив, Джейсон и я сто лет знали друга и вместе играли в других группах, мы тут же стали одним целым. Музыка писалась просто идеально. В нашей музыке можно услышать отголоски наших бывших групп, но они тоже часто смешиваются, создавая нечто уникальное. Местечко, где мы записываемся, Audiohammer Studioes в Сэнфорде, штат Флорида, это студия Джейсона, идеальное место для записи. Я приложил свою руку, помогая Джейсону ее строить. Я помогал стелить деревянный пол в комнате для ударных, когда я жил у него еще в 2000-х. Я обожаю там записываться, а теперь, когда мы записали уже третий альбом, мы довели все до совершенства. Думаю, большая часть нашего последнего (третьего) альбома это лучший звук, какой нам удалось получить!

Какими были рабочие отношения с Метал Блейд? Что выделяет его среди других лейблов в этом бизнесе?

Они были улетными. Я очень доверяю инстинктам Брайана, потому что он очень много лет занимается хэви-метал, и он открыл кучу легендарных групп. Я постоянно спрашиваю его, какие песни из наших альбомов лучше всего подходят на роль синглов и клипов, в каком порядке должны идти песни на альбоме, и всякое такое. Все из Метал Блейд очень клевые ребята, они металлюги до мозга костей.

Я был на одной вечеринке Метал Блейд по случаю Рождества в Лос-Анджелесе, это был просто улет. Хотел бы я жить поближе, чтобы мотаться туда каждый год. Я превратился в фэна Метал Блейд, потому что я видел легендарных Джои Вера, Рэя Эдлера, Лиззи Бордена и продюсера Билла Метойера. Метал Блейд отлично относится к своим музыкантам, и по ощущениям он даже не похож на лейбл, он больше похож на твоих друзей, которые такие же металлисты, которые заботятся о том, чтобы твоя музыка пошла в массы. Мне очень повезло стать частью этой семьи. Они проделали отличную работу, познакомив мир с музыкой Charred Walls of the Damned, и я благодарен им за это. Благодаря Метал Блейд люди слушают мою музыку и трясут башкой. Брайан и Метал Блейд просто рулят!

Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы по следующим реквизитам:

Webmoney: R140535790975
Yandex.Деньги: 410013891963228
СБРФ: 4276 8700 3837 0339

Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное