JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

ВО ИМЯ ТЯЖЕСТИ
ИСТОРИЯ «МЕТАЛ БЛЕЙД РЕКОРДС»
от основателя лейбла и генерального директора Брайана Слэгела,
при участии Марка Эглинтона.

Переводчик: Дмитрий Семёнов (mail) 2018

ГЛАВА 7
КРУПНОЕ СЛИЯНИЕ

Стоит ли говорить, что партнерство с Warner Bros. быстро избавило нас от краткосрочных финансовых проблем. Долги Enigma были ликвидированы буквально за ночь, и в мгновение ока появился доступный открытый капитал. В связи с этим, получение большего количества денег в качестве предоплаты не было для меня обязательным решающим доводом при переговорах. Я никогда не был человеком, который хотел получить кучу денег, ну, или кучу денег авансом, в нашем случае – потому что я знаю, что так или иначе тебе всегда придется за все платить. Мне не нравится, когда над моей головой дамокловым мечом висят обязательства.

Тем не менее, внутренняя кухня договора с Warner Bros. подразумевала приток денег в Метал Блейд, доступный для расходов на наши группы. Нам не только пришлось бы тратить кучу денег на запись отличных пластинок, но и пришлось инвестировать кучу денег на видео, весь то были времена подъема MTV, да и Headbanger’s Ball начал набирать популярность. Метал стал национальным феноменом, который слушали вообще все. Если ты жил в Тулсе, штат Оклахома, в 1990-ом, например, то MTV – это в принципе единственный способ услышать эту музыку!

Это были деньги, потратить которые мы были не в силах. Headbanger’s Ball был священным Граалем, в рамках того влияния, которое мы искали для своих групп. Если на этом шоу крутили твой клип, тогда у тебя были неплохие гарантии продаж пластинок. А без него группы просто терялись в потоке конкуренции. В отсутствие рекламы на радио, в запись клипов мы просто не могли не втянуться. Мы записали парочку грубо сляпанных клипов на мизерный бюджет перед договором с Warner, но теперь, когда мы были связаны с крупным лейблом, это подразумевало более высокий уровень.

Были и другие детали сделки, которые вступили в силу с контрактом с Warner Bros.. По мере того, как крупные лейблы все больше погружались в мир хэви-метал в конце 1980-х и 1990-е, они постепенно понимали, что им требуется обслуживающий персонал для качественной работы над материалом. Компании вроде Concrete Marketing увеличили обороты и сделали отличную работу, но не могли же они сделать все на свете. Мы помогали парочке лейблов, предлагая свои услуги маркетинга то здесь, то там. Когда дошло до подписания контракта с Warner, сфера маркетинга приобрела очень важное значение.

Первым уровнем нашего договора с Warner стала прямая дистрибуция большей части нашего материала. Затем пришел второй уровень, где они помогали с маркетингом и рекламой. Кроме того, если кто-то заслуживал право на существование, то это становилось совместным предприятием Warner Bros. и Метал Блейд. Еще одной интересной деталью этих отношений было то, что мы могли также выступать в качестве маркетингового отдела Warner Bros., так как на них почти не работали люди из мира метала. “Вы почти не занимаетесь металлом” – говорили они, “но у вас явно есть достойные чуваки. Мы с радостью поможем вам с этим”.

Была еще одна интересная деталь в нашем договоре – нам разрешали обращаться к их каталогу в поисках материала, который больше нигде не был доступен. В тот момент множество их более старого материала не было доступно на компактах. В те годы многие проекты, изданные на компактах, которые выпускали лейблы, выходили в самом простом исполнении, часто в виде двухстраничного буклета и больше ничего. Это было задолго до того, как дополнительные возможности вроде бонус-треков и deluxe-изданий стали частью мира переизданий. Но мы увидели возможность делать больше при помощи более насыщенного художественного оформления и более качественного звука.

Мы знали заранее, что Warner Bros. располагают всеми этими ресурсами, и что часть договора стала для меня мечтой, ставшей явью. Мы записали пять альбомов Thin Lizzy, три диска Элиса Купера и три Deep Purple. Ни одна из этих записей не была доступна в цифровом виде, просто потому что продажи компакт-дисков взлетели до небес, а у лейбла просто не было времени или понимания, как вернуться или перезаписать все это. Это была поистине золотая жила!

Раньше мы до определенной степени погружались в мир переизданий. Мы обрабатывали кое-какой материал из творчества Иэна Гиллана и парочку других штук, и все они крайне хорошо продавались. Думаю, поэтому Warner Bros. хотели дать нам свободу в переиздании. Имея доступ в хранилище для поисков среди мастер-записей некоторых моих любимых групп всех времен было чем-то нереальным. Напоминало подростка в кондитерской.

Где в 1986-ом Джон Сазерленд получил возможность взять интервью у Элиса Купера перед релизом его пластинки «Constrictor». Джон был его фэном, но он знал, что я еще больший его фэн. “Ты знаешь гораздо больше моего” – сказал он. “Не хочешь прийти помочь?” Я не раздумывал ни секунды. “Конечно, блядь!”

Вышло так, что я знал Брайана Нельсона, давнего помощника Элиса, еще со дней кассетной торговли на толкучках Capitol Records. Мы с Брайаном оба искали пластинки Элиса Купера. Он так сильно зафанател от него, что в конце концов Элис взял его на работу!

Мы с Джоном пошли брать интервью, которое должно было продлиться полчаса, но так вышло, что оно продлилось более часа. Элис продолжал твердить: “Нет, не отпускай их!” Три-четыре месяца спустя я был в Европе. Там проходили какие-то фестивали. Я пошел заценить Lizzy Borden на Reading Festival в Англии. И Элис тоже там был. Оказалось, что они проводили тусу по случаю выхода «Constrictor» почти сразу после шоу. Когда я приходил на тусу рано, я всегда присаживался на диван немного отдохнуть. И тут я почувствовал, как кто-то хлопнул меня по плечу. “Эй, Брайан, как дел, чувак?” Это был Элис. Я чуть на пол не свалился. Я видел его от силы час, а он узнал меня!

Когда дело коснулось переиздания альбомов Элиса Купера, я обратился к его людям и сказал им, что мы с радостью примем участие. Они были очень взволнованы этим предложением. “Только скажи, что ты хочешь от него” – сказали мне. Мы не только заново выпускали музыку, но и вносили изменения в оформление, добавляя новые фотки и комментарии. Мы получили кучу всего полезного от Брайана Нельсона. Потом мне пришла в голову идея, что Элис напишет от руки пару абзацев о каждой пластинке, и они попадут на все компакты. Он так и сделал, и все исходники я до сих пор храню у себя в офисе.

Одному из альбомов Элиса, «Muscle of Love», не хватило всего пятьдесят тысяч копий до получения золота. При помощи копий, проданных нами посредством переиздания, мы смогли достичь этой цели. Это было что-то вроде золотой пластинки Метал Блейд, и преподнести Элису эту награду стало для меня большим личным достижением.

Находясь в хранилищах Warner, копаясь в релизах Элиса, мы обнаружили двухдюймовые бобины некоторых живых его выступлений. Я вытащил коробки с полки, бормоча под нос: “Что это, блядь, такое?” Оказалось, что это два концерта с гастролей Billion Dollar Babies в 1973-ем. Первый был записан в Далласе, второй – в Хьюстоне. Я отрыл вещи, которые считались утраченными!

Мы с Биллом Метойером принесли пленки в Трек Рекорд, и не могли поверить в то, что слышим – два невероятных шоу Элиса Купера с отличным качеством. Мы немного смикшировали их, и с волнением сообщили его представителям: “Смотрите, что мы нарыли! Мы просто обязаны что-то с этим сделать!” Они стушевались. Элису не особо нравились эти концерты, и в то время в группе происходило много всего, поэтому из этой затеи так ничего и не вышло. Чуть позже, когда вышло переиздание Billion Dollar Babies, я с радостью увидел, что они использовали кое-что из того концертного материала в качестве бонус-треков. Никто даже не подозревал о существовании этой музыки, пока мы не нарыли ее в хранилищах!

Дела с Thin Lizzy были просто улет. Перед переизданием их материала, мы сперва провели ремастеринг. Мне довелось попасть в Capitol Studios к Эдди Шрайдеру, который этим занимался. Ремастерами Lizzy я особенно доволен. Я всегда считал, что качество исходников было не так хорошо, каким могло быть, но у нас в распоряжении были исходные записи, с которыми можно было работать. Мы потратили уйму времени в работе над ними, с полным вниманием к деталям. Это стоило того. Филомена, ныне покойная мама Фила Лайнотта, сообщила, что это лучшее качество из возможного. Скотт Горэм, один из гитаристов Thin Lizzy, согласился с ней.

Некоторые из записей были заново перевыпущены, так как мы потеряли на них права, но к моей радости они всегда хотели использовать наши мастер-пленки. Несколько шокирует, что нам представилась возможность принимать участие в тех легендарных записях, до такой степени, что в мои руки попали четыре четырехдюймовые пленки Black Rose. Случайно, когда мы приступили к ее мастерингу, пленка начала сыпаться. Меня едва не хватил удар, но Эдди сказал: “Не переживай. Когда записи очень старые, их нужно обрабатывать при помощи низкотемпературной сушки, чтобы избавить от влаги и сохранения”. Одна мысль о помещении пленок в печку тогда звучала дикой, но вскоре оказалось, что это проверенный временем метод для звукоинженеров. Как только мы осуществили эту процедуру, все было в порядке.

Warner Bros. были невероятно полезны, когда дело коснулось авторских по материалу Thin Lizzy, поскольку существовала довольно внушительная сумма, которую группа все никак не получала. Поначалу наследники отнеслись к этому с неохотой, мол, нам это не особо интересно. Но затем в дело вступили Warner Bros. и сказали: “Мы ликвидируем весь долг и заплатим вам с первого же из этих переизданий”. После этого наследники были в деле. Это был благородный жест со стороны Warner Bros..

При помощи всех этих переизданий появилось чувство удовлетворения от того, что все вернулось на круги своя. Я был подростком, который болтался на толкучках в поисках записей Элиса Купера, подростком, чья музыкальная жизнь перевернулась с ног на голову за одно прослушивание «Machine Head». И вот, много лет спустя, я поучаствовал в исходных записях и отчасти в сохранении движения, которое я так усердно старался представить на всеобщее обозрение. Все это было очень лестно.

С растущим влиянием компактов, был период времени, когда казалось, что бесконечные возможности переизданий были просто бери – не хочу. Мы увидели этот потенциал и запланировали встречи со всеми, кого интересовала возможность перевыпуска записей, которых уже нет в продаже. В результате нам удалось договориться обо всей музыке Starz, как и о материале Earl Slick. Все это была отличная музыка 70-х, которую я просто обожал. У нас был миллион встреч с представителями Angel, но в последнюю минуту лейбл вдруг решил: “Если они так этого хотят, почему бы нам просто не сделать это?” Все справедливо. В конце концов многие другие лейблы тоже только начали это делать, и меня это вполне устраивало. Главное, чтоб музыку выпускали!

* * *

С наступлением 90-х все начало меняться. Где-то в 1988-ом я подружился с одним из представителей отдела по поиску и продвижению Capitol. Это было еще до нашего слияния с Warner Bros.. Мы пытались найти что-нибудь, над чем можно поработать вместе, кульминацией чего стал наш совместный полет в Сиэтл, чтобы заценить группу под названием Mother Love Bone.

Группа, которая еще даже не была подписана, когда мы увидели их выступление, в сущности была предшественником группы, которая получит название Pearl Jam. Их фронтменом был вокалист Эндрю Вуд, который должен был стать крупной звездой, но скончался от передоза герычем в начале 1990-ом. Мы видели их выступление в баре Беллтауна при участии около сотни людей, собравшихся у крохотной сцены. Покойный Керт Кобейн и покойный Крис Кернелл были потрясающе талантливыми легендами, но вы забываете о вокалистах той сцены, которые сейчас считаются иконами. Тот же Эндрю Вуд был рок-звездой. Он был просто невероятен. Мы сходили с ума и видели, как появляется что-то новенькое.

Так же сильно, как я люблю метал, я полюбил сцену Сиэтла. Она была такой свежей, и у меня появилось ощущение, что она убьет абсолютно все, что происходило с хэви-метал в те годы. У меня было отношение в духе: “Ладно, это будет – хотите вы этого или нет. Так давайте вольемся в нее с самого начала”.

Вспоминая об этом сейчас, я думаю, что этот подход очень помог нам лавировать в те годы, что у нас были впереди. Сама музыка по-прежнему была металлом, все эти парни находились под большим влиянием от нее, но ни один из них не признал бы этого. Металл в понимании многих стал карикатурой на себя самого и не должен был восприниматься всерьез. Группы, ставшие частью сцены гранжа, заработали свое право на существование, дистанцировавшись от метала.

К примеру, Лейн Стейли из Alice in Chains, который был одним из приятнейших парней, каких только можно встретить, был металлистом до мозга костей. Как ни странно, он всегда напоминал мне Джона Буша. Довольно забавно, много лет спустя на Youtube появилось видео, где группа Лейна из средней школы нарезает кавера песен Armored Saint. Мой друг Ник Терцо в конечном счете подписал Alice in Chains. Сразу после того, как он это сделал, он отправил мне их демку и спросил, что я о ней думаю. Едва я ее услышал, я тут же ему перезвонил. “Еб твою мать” – заорал я в трубку, “да это просто пиздец!”

Метал Блейд с первого же дня был занят всякими маркетинговыми делами для Alice in Chains (и по этой причине коротким пребыванием Mother Love Bone, до самой трагической гибели Эндрю Вуда). Я видел первое шоу Alice In Chains в ЭлЭй примерно перед восемью сотнями человек. А потом в 1991-ом, когда их пригласили на замену Death Angel в туре Clash of the Titans – вот тогда их дела реально поперли в гору. Помню, как записывал «Parallels» в Торонто с Fates Warning, когда этот тур докатил до нашего города. Пока мы тусили за кулисами, поднялся Лейн и прошептал мне на ухо: “Нормально, если я возьму автограф у парней из Fates Warning? Я их большой поклонник” Я сказал ему, что они почтут это за честь, но забавно, что он вел себя так, словно ему надо тише выражать свои желания.

Несмотря на сдвиг в метал-сцене, Alice in Chains не всегда хорошо ладили с публикой в туре Clash of the Titans. Фэны Slayer считаются самыми нетерпимыми к новым группам. Когда ты добавляешь в микс Megadeth и Anthrax, легче не становится. Несмотря на это, Alice in Chains, да и гранж вообще, был готов рвануть, что бы ни случилось. Очевидно, благодаря ярлыку “металл”, ни одна из этих групп из Сиэтла не смогла бы подписаться на Метал Блейд. Вместо этого мы были рады участию в маркетинговой и рекламной стороне вопроса. Мы были рады стать частью этого движения, и неважно, в чем именно.

Схожим образом мы помогли Epic группы Faith No More получить значительную ротацию на MTV. Их альбом «The Real Thing» был одной из первых пластинок, которые вышли в ходе наших партнерских отношений с Warner Bros. Я мгновенно зафанател, и буквально умолял Warner’ов позволить нам с ними работать. К счастью, я неплохо знал менеджера группы, поэтому нам дали отмашку.

Мы рванули на полную катушку. Никто не знал, что это за группа и какое-то время даже знать не хотел. То была эпоха, когда группы четко разграничивались, поэтому если тебе нравились Slayer, ты не мог, к примеру, любить тех же Queensryche. И если ты любил Queensryche, ты не мог любить любую другую тяжелую группу, от которой мог фанатеть кто-то еще. Везде были четкие границы, поэтому упертые фэны металла не хотели слышать ничего в духе Faith No More.

Постепенно начала возникать шумиха, потому что никто не мог отрицать, что «The Real Thing» по сути отличная метал-пластинка. Она одновременно пересекала множество границ. Мы продолжали давить все больше и больше, пока один из наших друзей Рик Кримм, который был ответственным за программинг на MTV, не услышал ее. Я постоянно нависал над ним. “Ты должен добавить Faith No More” – говорил я ему. “Они станут очень популярны”. Поначалу, так как альбом очень медленно разгорался, и ушло около восьми месяцев, прежде чем он взялся, “Я пока не могу этого сделать, Брайан. Я просто пока не могу!”

И вот однажды мне звонит Рик и говорит: “Слушай, у меня для тебя хорошие новости. Я добавлю Epic в жесткую ротацию на MTV”. Остальное уже история.

* * *

Даже при помощи нашего закулисного участия в рождении гранжа, как и со связями с Warner Bros., Метал Блейд всегда главным образом сосредотачивали свои усилия на открытие новых групп и раскрытие талантов. Так как у нас по-прежнему был лейбл Death Records для всех панковских и альтернативных релизов, мы по-прежнему были отзывчивы ко всему значимому, даже если это не обязательно подходило основному лейблу, специализировавшемуся на металле. Мы узнали о группе Goo Goo Dolls посредством связей Майка Фейли в Буффало. Уильям Хоуэлл, которые помогли с поиском и продвижением музыкантов в конце 80-х, услышал их одноименный дебют, и именно он предложил нам подписать их на Death Records.

В тот момент Goo Goo Dolls были явной панк-группой. Да, у них были кое-какие нотки металла благодаря структуре песен, но в душе они были панк-группой из трех участников. Неважно, к какой категории вы их относите. Это была очень веселая группа, и они отлично смотрелись живьем.

Мы записали с ним две пластинки еще до договора с Warner – «Fed» в 1989-ом и «Hold Me Up» годом позже. Дела у них шли все лучше и лучше, и мы реально чувствовали, что у них есть потенциал для гораздо более высокого уровня влияния, чем у них был тогда. Все было для них, и мы чувствовали, что всегда были на грани перехода на следующий уровень. Но это заняло больше времени, чем мы думали. Опять-таки, после слияния с Warner Bros., эти парни явно были у них в поле зрения. И действительно, одно из первых, о чем мы подумали, перед тем, как объединить силы с Warner, это группа, которая могла бы стать идеальным поводом для отношений.

«Superstar Car Wash», выпущенный в 1993-ем и распространяемый Warner Bros., хорошо продавался. Народ его обожал, критики дали положительные оценки, и он был очень-очень близок. Но под конец ему не хватило буквально чуть-чуть, чтобы пересечь воображаемую нами черту. Для меня это было неприятным сюрпризом, ведь Goo Goo Dolls олицетворяли именно то, что происходило в то время. Они были отличной альтернативной группой. Это одна из тех ситуаций, когда по неведомой причине у них не получилось то, чего они заслуживали. Мы продолжали попытки, потому что обожали их. Они по-прежнему продавали кучу пластинок и много гастролировали. Мы не собирались сдаваться, но все близилось к моменту, когда парни не были полностью уверены, что то, чем они занимаются, имеет долгосрочный статус. Джонни Рзезник брал бартендерские уроки, а басист Робби начал все больше времени проводить в студиях Буффало. Думаю, они специально подыскивали запасные варианты на случай, если музыкальная карьера так и не сложится.

* * *

Пару лет спустя, после того, как мы официально отделились от Warner Bros., они записывали следующую пластинку, которая получит название «A Boy Named Goo» в 1995-ом. Джонни пришел ко мне с песней под названием Name. У нас всегда были отличные отношения в процессе записи. Я слушаю демки, и даю им обратную связь по песням. Это было очень полезно, мы лишь хотели убедиться, что они выпускают нужный материал. Пока Warner Bros. распространяли альбом на условиях нашего соглашения о разделении, он оставался релизом Метал Блейд.

“Name” была немного необычной. Пока они касались акустической музыки, они по сути оставались рок-группой. Песня была какой-то второстепенной фигней, сделанной в последнюю минуту. “Стоит ли мне включать ее на пластинку?” – спросил меня Джонни.

“Да, давай” – ответил я. Песня уже была записана, поэтому не имело смысла забивать на нее.

С выходом пластинки мы отрабатывали ее так, как обычно отрабатывали новые альбомы. Goo Goo Dolls получили долю успеха на радио при помощи первых двух песен, а потом о ней однажды узнал Кевин Везерли, программный директор радио KROQ в Лос-Анджелесе. Кевин был топовым чуваком в ЭлЭй, и когда он находил что-то по вкусу, тут-то он своего не упускал. Именно он пробил Red Hot Chili Peppers и практически каждую группу с лос-анджелесской сцены начала 90-х. В те годы звукорежиссер на радио имел большую долю влияния.

Как-то вечером он поставил на радио Name, просто чтобы посмотреть, что будет, и народ просто ополоумел. Через пару дней песня была в сильной ротации на KROQ и просто рвала все в клочья. А тем временем мы уже работали над клипом к следующей композиции. После этого Goo Goo Dolls взлетели, и наутро проснулись уже знаменитостями. Очевидно, у них существовала готовая платформа, и люди знали, кто они такие, но от продажи пары стотысячных альбомов они дошли до золотых пластинок буквально через считанные недели.

Еще одной группой, о которой мы узнали в 1989-ом, была Cannibal Corpse, которая, как и Goo Goo Dolls, была родом из Буффало. Один из тамошних промоутеров отправил Майку Фейли пленку и посоветовал ее заценить. Он принес пленку в офис, когда я взглянул на обложку, я заметил песню под названием “Skull Full of Maggots”. Я взглянул на Фейли “Мне плевать, как это звучит” – сказал я ему. “Мы просто обязаны их подписать”. Я все равно поставил кассету в магнитофон, чтобы быть уверенным на все сто, и она оказалась улетной.

Крис Бэрнс (Cannibal Corpse и Six Feet Under)

После распада моей группы Leviathan, я основал Cannibal Corpse с Полом и Бобом, а потом в группу пришли Джек и Алекс. Я работал в магазине аудиозаписей Cavages, работал на складе, и познакомился с основным закупщиком цепочки. Его звали Джон Грандони, и он стал моим хорошим другом. Он также дружил с Майком Фейли из Метал Блейд, и он же ознакомил меня с основами музыкальной сферы: “Крис, я знаю, что у тебя есть группа, и знаю парня из Метал Блейд. Я могу отправить пресс-пакет, но вам нужны следующие вещи: видеозапись, где вы выступаете живьем, биография и демозапись”.

Он отправил пакет, а потом в конце июля 1989-го мне позвонил Джон. “Крис, приезжай” – сказал он. “Мне нужно кое-что показать тебе”. Он вручил мне пресс-пакет, в котором лежал контракт на запись и письмо, в котором говорилось, что они рады предложить нам контракт на семь альбомов. Это была большая честь для нас, и очень необычное ощущение. Лейбл, который я так обожал подростком, считал, что наша группа заслуживает подписания. Меня просто порвало в клочья. У меня было чувство, что я живу в каком-то фильме. С самого начала у нас был позитивный опыт. Все были как друзья и это никогда не менялось.

* * *

    Интервью с Алексом Уэбстером из Cannibal Corpse     

Какая сцена, если таковая была, существовала на северо-востоке в конце 80-х? Вы были единственной группой, играющей музыку такого рода?

В западном Нью-Йорке (Буффало и Рочестер) была хорошая андерграундная сцена, это места, откуда мы родом. Мы явно были не единственной группой, которая играла трэш или дэт-метал в конце 80-х, и по сути мы все уже играли в других группах, пока не основали Cannibal Corpse.

Откуда черпали стимул к такой экстремальной музыке в сочетании с кровожадными текстами?

Как и многим группам и фэнам металла, которых мы знали в те годы, нам нравились ужастики. Некоторые из идей в текстах мы просто не могли не позаимствовать из этого источника. Вдобавок, у групп, которые мы слушали в те деньки (Slayer, Death, Kreator, Sodom и так далее), были мрачные и жестокие тексты. Поэтому, по сути идея сочетания экстремальной музыки и текстов уже существовала. Стиль нашей группы был в каком-то роде продолжением групп, которые нам нравились. Думаю, то же можно сказать и о других группах. Ты расширяешь список своих увлечений, а в конце концов создаешь что-то свое. Очевидно, в нашем случае мы постарались поднять планку в рамках музыкальной скорости и текстового насилия. Результатом наших усилий стал дэт-метал в стиле Cannibal Corpse.

На твой взгляд, термин death metal ограничивает или он помог найти лицо вам и всему жанру?

Мы гордились и гордимся до сих пор тем, что нас называют death metal, и мы всегда рады работать в рамках этого жанра. Много места для творчества в установленных нами для себя рамках. Все участники Cannibal Corpse слушают музыку любых жанров, но мы были непреклонны в том, чтобы сделать музыку нашей группы полноценным дэт-метал. Если хоть одному из нас казалось, что мы отступаем от этих границ, то мы делали это в сайд-проектах. Cannibal Corpse был и всегда будет death metal.

При каких обстоятельствах вы показали вашу демку Брайану? Подписание с Метал Блейд было очевидным ходом? Был ли на тот момент интерес от других лейблов?

Наш первый вокалист Крис Бэрнс работал в магазине аудиозаписей в районе Буффало, а его босс в магазине Джон Грандони был другом Майка Фейли. Кроме того, Майк сам родом из Буффало и по сути является правой рукой Брайана в Метал Блейд. Крис спросил Джона, не мог бы тот передать нашу кассету Майку. Он это сделал, и после этого Майк дал Брайану послушать нашу кассету. Им понравилось то, что они услышали, и вскоре после этого к нам поступило предложение подписать контракт. Все это произошло довольно быстро, но очевидно, что Брайан и Майк увидели потенциал в нашей музыке и решили дать нам шанс. На тот момент ни один другой лейбл не проявлял к нам интереса, насколько я помню. Если мыслить задним числом, я даже рад этому, потому что Метал Блейд был для нас идеальным лейблом. Хорошо, когда единственный выбор, который у тебя есть, это верный выбор!

Сопротивление, с которым вы сталкивались с вашей музыкой и визуальным рядом на протяжении всех этих лет, а ведь их запрещали в определенных странах и в определенные моменты, подстегивало вас становиться еще более экстремальными?

Нет. Я так не думаю. Мы всегда делали то, что считали правильным для наших песен, точка. Мы не могли позволить внешним силам повлиять на наше творческое направление.

Если судить в общем, Метал Блейд всегда поддерживал вас во всем? Большой ли вклад внес Брайан? Были ли разногласия по поводу направления группы?

Метал Блейд всегда максимально поддерживал нас на протяжении всей карьеры. Брайан и все из лейбла никогда не вставали у нас на пути, позволяя делать нашу музыку такой, как мы хотим. Не помню никаких серьезных разногласий по поводу направления, но мы сделали несколько профессиональных ходов, по поводу которых у лейбла могли быть вопросы. Главным была отставка нашего первого вокалиста Криса Бэрнса. Я бы сказал, что с их стороны было весьма разумным задать вопрос по поводу этого решения, но в конце концов для всех сторон все сложилось к лучшему.

Брайан в той же степени фэн, как и главный директор. Какими ты видишь его основные сильные стороны как главы лейбла?

Брайан даже выходит за рамки фэна, он настоящий эксперт по металлу. Решения, которые он принимает как глава, исходят из очень информативного взгляда на музыку. Брайан очевидно обладает отличным деловым чутьем – неугасимый успех Метал Блейд является главным тому подтверждением, но я уверен, что во многих случаях он поставил бизнес на второе место, а музыку на первое. Он выпускает музыку, которая ему нравится, вне зависимости от того принесет это деньги, или нет. Иногда это может приводить к коммерческим разочарованиям, но думаю в долгосрочной перспективе это приносит свои плоды. Искренность Брайана очевидна для фэнов металла во всем мире, и она переносится на долгую преданность и интерес к Метал Блейд Рекордс.

Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы на карту СберБанка:
4276 8700 3837 0339
Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное