JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

ВО ИМЯ ТЯЖЕСТИ
ИСТОРИЯ «МЕТАЛ БЛЕЙД РЕКОРДС»
от основателя лейбла и генерального директора Брайана Слэгела,
при участии Марка Эглинтона.

Переводчик: Дмитрий Семёнов (mail) 2018

ГЛАВА 4
ЗАНИМАЕМ СВОЮ НИШУ

1982-ой плавно перетек в 1983-ий, и дела заметно поперли в гору. Я по-прежнему ебашил в одну каску в крошечной комнатушке за маминым домом. Никакого тебе кондера, а это далеко не весело, учитывая, что летом температура в Вудленд Хилз поднимается до сотки (по Фаренгейту). Все приходилось делать самому: обложки, типографский набор, проверка всей информации плюс мастеринг, запись. То есть это был лейбл одного человека, и я потихоньку постигал все азы сам.

Но мне было пофигу. Я вставал рано утром, работал до двух ночи, шел спать, а потом все сначала. Одно и то же семь дней в неделю, но это было прикольно, потому что появлялось столько новых групп.

Я официально завязал с учебой в 1982-ом. В начале 1983-го я ушел и из Оз Рекордс, просто потому что мне буквально не хватало времени. Фэнзин отъехал в силу временных ограничений, а еще его стало дорого выпускать. Я с самого начала привлек немало энтузиастов, но по мере развития журнала люди по понятным причинам неохотно хотели продолжать работу, ничего при этом не зарабатывая. К середине 1983-го все дополнительные дела отшумели, и я стал все свое время посвящать работе на лейбле.

* * *

Примерно в то время, когда я стал проводить много времени с лейблом, в один из дней я листал журнальчик BAM и наткнулся на интересную статейку о группе под названием Armored Saint, которая недавно победила в битве групп. Они выглядели очень по-металлически. На афише был телефончик, и я решил их набрать: “Здорова, я Брайан Слэгел, и я недавно выпустил серию «Metal Massacre». Вы отлично смотритесь, и я бы с радостью посмотрел на вас живьем”. “А, извини” – они ответили мне. “Мы решили взять перерыв на полгода, потому что наш басист расхуярил себе руку, так что какое-то время мы не сможем выступать”.

Джои Вера, их басист, играл в группе с Томми Ли. У них там был типа концерт в горах рядом с Мамонтовой Пещерой, они туда приехали на крошечном хэтчбеке Томми. После концерта Томми подцепил какую-то девчулю и хотел отвезти ее обратно, поэтому Джои согласился сесть сзади. Томми потерял управление по дороге домой, наехав на лед. Короче, тачка в кашу, а Джои вылетел через заднее стекло, повредив сухожилия на руке.

В конце концов, спустя пару месяцев мне звонит менеджер Armored Saint, говоря, что они снова в деле, басист жив-здоров, и на следующей неделе они дают концерт в Troubadour. Я сходил на их выступление, и мне просто сорвало башню.

Джои Вера (Armored Saint)

Как-то вечером в конце 1982-го мы давали шоу в Troubadour в Голливуде. Если не ошибаюсь, это был десятый концерт группы за всю ее историю. В ходе выступления мы увидали этого чувака у бара. На нем была рубашка Iron Maiden с отрезанными рукавами. На обоих запястьях у него были напульсники из кожи и шипов. Он дождался, пока мы выйдем из гримерки после концерта и представился. Поначалу он меня напугал, он был выше нас! Да еще и эти напульсники! Но он оказался достаточно приземленным и очень клевым парнем. Брайан Слэгел сразу предложил нам открывающий трек на пластинке «Metal Massacre II».

Я особенно интересовался европейским стилем металла, и несмотря на то, как хороша была в те годы Metallica, звучок у группы продолжал развиваться, а Джеймс совершенствовался как вокалист. Но у Armored Saint все было уже как надо. Джон Буш был улетным фронтменом с феноменальным голосищем, у них была очень тяжелая музыка и они охуенно смотрелись на сцене – еще бы, два гитариста сразу. Я впервые увидел группу в клубе, и они выглядели как стадионная группа. “Ебическая сила” – подумал я, “да эти чуваки просто улет!”

Выяснилось, что они из Пасадены, и выступали с концертами только у себя на родине. Когда они победили в битве групп и вышли с рекламой в BAM, вот тогда все пошло-поехало. Прекрасно осознавая их огромный потенциал, я тут же сказал: “Окей, мы можем записать песни для «Metal Massacre», но может мы смогли бы и нечто большее – записать короткометражку, например”.

Джон Буш (Armored Saint)

Первое шоу Saint, на которое пришел Брайан, проходило в Troubadour примерно на Рождество 1982-го. Мы знали его и были очень взволнованы его присутствием. Он был рад не меньше нашего и предложил вместе поработать. Суть была в том, что Mercyful Fate должны были открывать «Metal Massacre II», но у группы и менеджмента были разногласия, и только у Брайана был налажен контакт с представителями менеджмента, а те были несговорчивыми. Кончилось все тем, что Saint оказались в нужное время в нужном месте. «Metal Massacre II» стала нашим первым официальным знакомством, в плане записи, мира с группой. Таким был наш первый шаг начинающей группы.

У Armored Saint было одно преимущество над другими группами того времени – у них хоть немного водились деньжата. И это очень помогало, потому что деньги были единственной крупнейшей проблемой, за которой по пятам следовала проблема получения доступа к студиям звукозаписи. Я все время пытался взять кредиты, но никто не собирался давать мне денег, потому что я не располагал активами. Даже моя мама, будучи матерью-одиночкой, которая усердно работала, чтобы поддерживать хозяйство, почти ничего не давала мне.

В то время запись было очень дорогим удовольствием. Нельзя было тупо забронировать студию и записать пластинку за одну или две тысячи баксов. К счастью, инженер и продюсер, парень по имени Билл Метойер, появился как раз тогда, когда он был нужен мне. У него была группа под названием Dietrich, с которой он работал и которой он помогал записать короткометражку. В самой группе не было ничего необычного, но я не мог не отметить очень хорошее качество звука. Когда я поговорил с Биллом, стало очевидно, что он сможет способствовать доступному времени на запись. “Я работаю в местечке под названием Трек Рекорд” – начал он, “там очень клевый владелец. Мы можем прийти ночью и записаться почти задаром”. Когда я говорю “задаром” – это значило, что нам пришлось бы отвалить около двухсот баксов за ночь, что по тем временам в принципе было еще куда ни шло. Альтернативный вариант предполагал шесть, а то и семь сотен баксов в день.

Билл Метойер

Лето после окончания средней школы было лучшим временем в моей жизни – море концертов и угара. Я не был готов снова вернуться к учебе. Я слишком много тусил. Но у меня было незаконченное образование, поэтому мне пришлось учиться, чтобы не расстраивать родителей. Я продержался два семестра и бросил. Родителям я обещал, что вернусь к учебе через год, но тем временем мой одноклассник и кореш, который когда-то дал мне работу в Мьюзик Плюс (его зовут Джим Фараци, который кстати продюсировал пару-тройку групп для Метал Блейд, в том числе Lizzy Borden и Trouble) в то время ходил в технологический колледж. Он балдел от своего ремесла, и это был способ остаться в музыкальном бизнесе. В Голливуде я нашел заведение под названием Университет звукового искусства, поступил туда. Так и началась моя карьера звукоинженера и продюсера.

Том Мерфи, мой учитель по электронике в Университете звукового искусства, также был со-основателем Трек Рекорд. Точно не скажу, сколько находилась студия на плаву до моей встречи с Томом. Знаю только, что она начинала свое существование как восьмитрековая студия, а ко времени моего знакомства с ним у них уже было шестнадцать дорожек. Когда Тому и его со-основателю Бобу Сафиру в студии понадобились интерны, он взял одного из своих студентов. Том попросил меня быть его интерном. Поначалу я готовил кофе, чистил толчки и настраивал микрофоны. За это не платили, но я мог пользоваться студией, когда она доступна.

Трек Рекорд была хорошей студией записи с прекрасным пультом Neve и свичтейпом. Билл умел все это настраивать и при этом был фэном металла. Все отлично срослось. Выход короткометражки Armored Saint в 1983-ем, выпущенной Биллом, был еще одним поворотным моментом на пути Метал Блейд. То была отличная группа, наделавшая немало шуму. Со мной такое было впервые – а я уже выпустил пять или шесть пластинок, когда у меня возникло чувство, что я наткнулся на что-то стоящее. “Может быть”– думал я про себя, “я уже создал настоящий лейбл звукозаписи!”

В ту пору в Метал Блейд было очень тесное взаимодействие. Кроме Armored Saint и Metallica были группы вроде Savage Grace, Omen, Bitch и Steeler, которые все вместе много зависали буквально каждую неделю. Эпицентром всей сцены по-видимому был дом матери фронтвуменши Бетси Вайс в Северном Голливуде. Он находился всего в пятнадцати минутах езды от площадок типа The Whisky и The Troubadour. Буквально каждую неделю там мелькали участники Metallica и Armored Saint. Мы все вместе тусили, и у нас образовалось настоящее братство.

Там были миллионы тусовок, и одна из них была легендарной. Мы все тусили до четырех или пяти утра. В те годы самой фишкой была куча-мала. Кого-нибудь бросали на землю, и все запрыгивали друг на друга сверху. Тем вечером было какое-то мясо, и я на какое-то время отрубился на диванчике, проснувшись от “Ace of Spades” Motorhread, сопровождавшуюся огромной кучей-малой из тридцати человек. Под конец песни, когда мы забрались на самый верх кучи, оказалось, что Фил из Armored Saint лежит с вывернутой ногой. Туса кончилась и все разошлись. На следующий день Armored Saint должны были выступать, и все кончилось тем, что Фил сидел на стульчике и играл на гитаре.

Lizzy Borden

Все местные группы, которые были связаны с Метал Блейд тех лет: мы, Armored Saint, Bitch и Metallica, захаживали домой к Брайану и устраивали жуткие ночки. Мы все смотрели ужастики типа доктора Бучера. Было очень весело, и дух товарищества в то время был очень важен. Каждая из групп звучала по-своему, и мне всегда казалось это интересным. Но мы все тусили в одном месте, смотрели те же фильмы, дергали пивка. Если провести аналогию, то похоже на группы из Британии, которые вместе зависали в пабах.

* * *

    Интервью с Джои Вера из Armored Saint и Fates Warning     

Какой у тебя музыкальный бекграунд и когда тяжелая музыка начала проникать в твой мир?

Я начал слушать хард-рок где-то в 1976-ом: Queen, Thin Lizzy, Aerosmith, Sabbath, Тед Ньюджент и KISS. Когда я начал играть на басу в 1979-ом, меня затянули более тяжелые группы, типа Priest, UFO, Rush, Van Halen и AC/DC. У меня был круг друзей, где все слушали и обменивались одной и той же музыкой.

Брайан говорит, что сцена начиналась в 1980-х в ЭлЭй. Какие у тебя воспоминания о том, что происходило в те годы?

С появлением Van Halen хард-рок сцена в ЭлЭй в конце семидесятых получила укол в руку. После этого мы увидели появление других групп с более тяжелым звуком. Мы ходили на Snow, Riot, Xciter Джорджа Линча и Smile, и это лишь некоторые из них. Потом к 1980-му мы открыли для себя НВБХМ и журнал Kerrang! Мало-помалу большинство молодых групп пытались воссоздать то, что увидели в Kerrang! и Британии в целом. Все это было ново и волнительно. В воздухе буквально витал дух новаторства, когда ты ходил посмотреть на группы в клубах. К 1983-му музыка уже могла называться хэви-металом. А до этого мы не употребляли этот термин для описания любимой музыки. Быть на сцене и быть в группе в те годы было довольно дико. Казалось, она принадлежала только нам одним. Мы и подумать не могли, как сильно развернется хэви-метал в последующие годы. Но в то время нам казалось правильным то, что мы делаем.

Ваши пути с Metallica не раз пересекались за все эти годы. Как это произошло, и в какой момент ты был ближе всего к тому, чтобы попасть в эту группу?

Мы подружились с ними незадолго до их приезда в Сан-Франциско. У нас было много общего, когда сцена Голливуда начала напоминать спектакль. Когда они переехали на север, мы остались друзьями и несколько раз выступали с ними в районе Залива. В 1984 и 85 мы гастролировали с Metallica и WASP. Те гастроли стали легендарными, а мы и парни из Метлы, ясное дело, много тусили вместе. Мы по очереди зависали друг у друга в автобусах в полуночных дорожных вечеринках. Для меня было обычным делом проснуться у них на передних сидениях на следующее утро в другом городе и так далее.

Годы спустя с Клиффом произошел несчастный случай, и группа начала прослушивать басистов. Для них это было очень тяжело, типа джемовать с абсолютно незнакомыми людьми. Они хотели поиграть со своими друзьями. И вот как-то вечером мне позвонил Ларс и попросил прийти и “посмотреть, что из этого выйдет”. На тот момент я наполовину закончил запись нашей третьей пластинки для лейбла Chrysalis – «Raising Fear». Переспав с этой мыслью и после долгих раздумий, я пришел к решению, что не готов к таким переменам в своей жизни. Я был не готов кинуть друзей детства и бросить то, над чем мы работали последние лет пять. Внутренний голос говорил мне, что если я приму это решение, то только ради самого шанса, а не руководствуясь зовом сердца, которое говорило мне писать музыку, которую я люблю и большой частью которой я являюсь. Мне пришлось перезвонить Ларсу и вежливо отклонить его предложение. Он целиком понял меня. Меня всегда будет смущать то предложение.

Опиши роль, которую сыграли Брайан и Метал Блейд в работе над «Symbol of Salvation», знаковой пластинкой, которая возникла в результате череды трагических обстоятельств.

В 1988-ом группа свалила от Chrysalis сразу после цикла «Raising Fear». Честно говоря, в то время мы были даже рады. Нас очень разочаровал этот лейбл. Но мы тогда еще не знали, как тяжело будет заключить новый контракт в конце 80-х, когда хэйр-метал был “супом дня”. Но мы хотели перейти на другой крупный лейбл.

У нас вовсю шли сессии записи, с 1988 по 1989 мы давали концерты в поддержку лейбла, пока в конце 89-го нашему гитаристу Дейву Причарду не сообщили, что у него лейкемия. Проиграв в битве с пересадкой костного трансплантата, Дейв умер в начале 1990-го. В то время ни Джеффа Дункана, ни Фила Сэндовала не было в группе, поэтому мы решили отложить дела группы на неопределенный срок. Спустя пару месяцев к нам подошел Брайан Слэгел. “Вы должны записать эту пластинку” – сказал он. “У вас написано очень много хороших песен с участием Причарда” – Брайан убедил нас записать их.

Метал Блейд оплатил период гитарного прослушивания, пока гитаристы прилетали к нам со всех уголков земного шара. Мы поиграли с очень клевыми парнями, но всегда был тонкий элемент, что что-то было не так, поэтому мы решили вернуть двух парней, которые уже играли с Дейвом раньше: Джефф Дункан (1988) и Фил Сэндовал (1982-1984). И вдруг мы опять почувствовали себя как дома. Брайан свел нас с продюсером Дейвом Джерданом (Alice in Chains, Jane’s Addiction) и мы записали «Symbol of Salvation» для Метал Блейд в 1991-ом. В эту пластинку Брайан вложил очень много. От выбора песен до записи и микширования, и обложки, он был вовлечен в это на 100%. Вплоть до того, что мы сталкивались лбами по части решений. Но по прошествии времени я понял, что это было по причине истинной страсти, которую он испытывал к нашей группе.

Усложнились ли ваши отношения с лейблом Метал Блейд благодаря тому, что вы играли в разных группах?

Сложные отношения, говоришь? Ну да, можно и так сказать. Но не могу сказать, что это был отрицательный опыт. Я был гостем на многих релизах Метал Блейд и тесно сотрудничал со многими их сотрудниками, и это лучшие люди из тех, с кем можно иметь дело. Они преданные фэны музыки. Я даже встретил свою будущую жену Трейси в этом лейбле. Можешь себе представить, как ведешь бизнес со своей женой? Я музыкант, а она и есть лейбл. Сложно, говоришь? Ну да, но у меня были отличные отношения со всеми, кто был здесь, и буквально на моих глазах лейбл переживал взлеты и падения. Могу честно сказать, что у них одни из лучших сотрудников из тех, что я когда-либо видел.

Твоя музыка и группы, в которых ты играл, охватывают большое количество стилей (все они входят в жанр тяжелой музыки). Это разнообразие и есть то, что ты ищешь?

Думаю, да. Хотя я не понимал этого, пока мне не пришлось попробовать что-то новое после распада Armored Saint в 1992-ом. С тех пор я жаждал попробовать всякие штуки и бросить вызов самому себе. Думаю, мне бы наскучило заниматься одним и тем же всю жизнь. Вот что делает музыку интересной, да и обогащает мою игру.

* * *

К 1983-му я стал своего рода чуваком, который ходит в гости к молодым группам. Народ начал замечать, что происходит на сцене в ЭлЭй, мне на почту стали приходить демки для рецензий. Было большое разнообразие, и было очень волнительно наблюдать за тем, что будет дальше.

В какой-то момент ближе к середине года я пошел заценить, как Bitch выступают в Radio City в Анахайме. Я не слишком часто бывал в округе Ориндж, но слыхал, что Bitch отыграли там несколько концертов в прошлом. В ту ночь они выступали в качестве хедлайнеров. Я пришел рано и увидал пару других групп из списка, и ни одну из них я не слышал раньше. Но я всегда оставался и оценивал тех, кто играет. Это был открытый подход, который мне был нужен, если я хотел открыть для себя лучшие группы из округи.

Мое внимание окупилось сполна, так как оказалось, что одной из выступавших групп была Slayer. Когда они вышли, и я увидел этих четырех парней с диким макияжем и тоннами дыма на сцене, моей первой мыслью было: “Еб твою мать!” До того вечера я их совершенно не знал. Даже понятия не имел об их существовании. Они были совершенно уникальны.

Похожий на Metallica, сэт Slayer состоял из парочки каверов и около трех-четырех своих вещей. Керри Кинг и я до сих пор об этом спорим, но я готов поклясться, что они сыграли “Phantom of the Opera” группы Iron Maiden. Он клянется, что это брехня. Так или иначе, кто бы там ни был прав, знаю, что они сыграли потрясающий кавер Iron Maiden, и для меня этого было достаточно, чтобы заявить, что это просто невероятная группа.

Керри Кинг (Slayer)

Для нас в ЭлЭй не было никакой сцены. Это место, где добивались успеха так называемые хэйр-группы и глэм-группы, и на мой взгляд самым крупной “другой” группой на то время были WASP. Они были тяжелыми и у них был совсем другой имидж, но они по-прежнему носили макияж и начесывали волосы. Но мы всегда больше были группой из округа Ориндж. Нам принадлежал Вудсток. Едва набрав немного популярности, мы играли там каждые несколько недель.

Мы с Джеффом были хорошо знакомы с серией «Metal Massacre», и всегда считали, что мы так же хороши, если не лучше, большинства тех групп, которые там были представлены. Мы воспринимали это как шанс. Лейблам было наплевать, поэтому мы были очень взволнованы, что Брайан испытывает к нам интерес. Мы с Брайаном быстро подружились и дружим до сих пор. Всегда забавно находить людей, которые разделяют ваше общее хобби. Метал всегда был его хобби, а мы тут как нарочно как раз этот самый метал и лабали.

После концерта я пошел за кулисы поглядеть на чуваков из Slayer, и разговорился с их тогдашним менеджером, который оказался восемнадцатилетним подростком по имени Стив Крейг. “На мой взгляд, группа просто улетная” – сказал я ему. “Я тут записываю сборники «Metal Massacre», и я бы хотел увидеть на нем Slayer. Что думаешь об этом?” Он кивнул, и мы обменялись визитками. Пару недель спустя я решил сходить на них снова, а после этого ходил еще пару раз. Каждый раз в их репертуаре появлялось все больше своих вещей, и стало очевидно, что у этой группы есть мощный потенциал в написании песен. Далеко не у всех молодых групп была такая естественная способность. “Как только появится возможность записать целую пластинку” – пообещал я им, “мы тут же ее выпустим”. Они очень серьезно отнеслись к этой идее.

Опять-таки, для такой группы, как Slayer, не существовало другого способа, чтобы их услышали за пределами ЭлЭй, поэтому они поработали с Биллом Метойером над треком под названием “Aggressive Perfector”, которая в конечном счете попадет на «Metal Massacre III». Они хорошо поработали с Биллом, поэтому пару недель спустя отец Тома Арайа дал им три тысячи долларов на работу в студии. В те дни это были неслыханные бабки, но на них нельзя было купить хуеву тучу студийного времени. Две недели от силы. Не больше.

Билл Метойер

Первый раз я работал со Slayer, когда они пришли в студию на запись “Aggressive Perfector” для «Metal Massacre III». Во время настройки они играли песни Judas Priest, соляк за соляком, просто на ять. В те годы они были просто подростками. Фактически, они пришли с водяными пистолетиками и бегали по студии, стреляя друг в друга водой. Единственной проблемой было то, что они бегали по пультовой, брызгая водой рядом с оборудованием, которое стоит десятки тысяч баксов! У меня едва не случился инфаркт. Еще одним теплым воспоминанием были соревнования, чей пердеж воняет хуже.

Керри Кинг (Slayer)

Насколько я помню, когда мы записали “Aggressive Perfector” для «Metal Massacre», Брайан с места в карьер предложил нам контракт на запись. Но у него не было дохуя финансов. Он тоже фактически только начинал. Он внес свой вклад в «Show No Mercy». Знаю, что мои родители тоже внесли свою лепту, и знаю, что сам Том, или он вместе с родителями тоже внесли лепту. А между тем, мы позаботились обо всем остальном.

Самое странное во всем процессе записи дебютного альбома Slayer, который получит название «Show No Mercy», было то, что на все тарелки пришлось делать наложение. Все играли живьем, но так как у Дейва была гигантская ударная установка, а студия была такой крошечной, то звук тарелок попадал во все микрофоны, до той степени, что звук получился бы просто кашей, оставь мы все как есть.

Биллу пришла в голову идея наложить на них звук, что значило, что Дейву придется сыграть всю пластинку без тарелок вообще, что крайне странно. А еще более странным было играть на них отдельно ото всех чуть позже. У меня до сих пор перед глазами картина, как Дейв стоит перед тарелками в ожидании, когда ему нужно будет ударить по тарелке. Это было самое странное зрелище, но очевидно единственно возможное решение.

Я вовсе не был квалифицированным продюсером, но так как я брал на себя все роли, какие только может взять человек, то очередной из таких ролей стала роль под названием “продюсер”. Мне пришлось взять ее на себя просто из необходимости, просто потому что кому-то надо было этим заняться. Я не могу играть ни на одном музыкальном инструменте, но я знал, как сделать достойный звук. Так и вышло, что я стал продюсером первой пластинки Slayer.

Керри Кинг (Slayer)

Я точно не помню, какой вклад Брайан внес в звук. Знаю точно то, что мы всегда были очень упертыми, особенно я и Джефф, но при этом мы всегда открыты к новым идеям. Думаю, что будет глупо, если кто-то предлагает идею, а ты ее пропускаешь мимо ушей. Но если только это не охуеннейшая пиздатость, как правило, мы ее просто отбрасываем.

Парни из Slayer были просто восемнадцатилетними подростками, но они были невероятно умны и креативны, даже в ту пору. Они писали музыку, которая намного опережала то, что делали другие в те годы. Каждый день я приходил и смотрел, как они сводят воедино материал, и меня всегда поражал их профессиональный подход к делу.

Когда пластинка была завершена, я пошел в офис Гринворлд, нашу компанию-дистрибьютор. Это был первый раз, когда я без тени сомнения сказал: “Думаю, мы наткнулись на что-то интересное”. Когда пластинка вышла, и возникла шумиха, мои ощущения подтвердились. Несмотря на волну интереса к Slayer, было очень непросто пробить «Show No Mercy» на прилавки магазинов в силу лирической составляющей большинства их песен. Мейнстримовая аудитория отнеслась прохладно, но андерграунд был без ума.

Насколько были убеждены продажники, если продал десять тысяч копий пластинки, выпущенной на независимом лейбле в 1983-ем, то ты будешь буквально танцевать на столе. Спустя пару месяцев «Show No Mercy» разошлась по региону тиражом в три тысячи, что было несомненно моим крупнейшим успехом. К концу первого года мы продали пять тысяч.

Дела реально пошли в гору, когда мы начали лицензировать материал компаниям за границу. Roadrunner и Music for Nations были основными, и они обе стали крупнейшими. Пластинки Slayer стали вратами, потому что это дало нам степень законности, которой мы прежде не располагали. Вдобавок, так как я сидел на таком множестве хорошего материала, я смог выпустить еще два сборника в 1983-ем: «Metal Massacre III» в начале года, спустя пару месяцев вышел «Metal Massacre IV». Все так стремительно развивалось.

* * *

Если посмотреть на релизы Метал Блейд в 1982 и 1983-ем, то основная масса групп находились на территории ЭлЭй. Это, я полагаю, отражало развитие метал-сцены 80-х.

Постепенно я начал получать на почтовый ящик демки от групп далеко за пределами ЭлЭй. Волнение и предвкушение от этого были сродни денькам кассетной торговли подростком, только теперь эти группы искали внимания лейбла звукозаписи, который мне каким-то чудом удалось создать. Я ходил в тот же почтовый ящик домой к маме, и там лежали демки от групп вроде Overkill из Нью-Йорка и Obsession из Коннектикута – даже Aloha, первой группы Марти Фридмана из Гавайев. Я слушал буквально все.

Некоторые из полученных нами демок были действительно очень хороши. Одной из первых, которая привлекла мое внимание, была группа из Чикаго под названием Trouble. Насколько я помню, эту демку отправила мне не сама группа. Она пришла от моего друга из Чикаго, которых их знал. На ней было два концертных выступления, и кажется две-три студийных записи.

Я послушал их, подумал, что это отличная группа, а затем позвонил группе. “У вас офигенная музыка” – сказал им я. “Я бы с радостью с вами поработал, ребят”. Начало было всегда одинаковым: деньги. Но в тот момент мы продали достаточно пластинок, что у нас был какой-никакой доход, так что у нас был хотя бы крошечный бюджет на отдельные записи. По мере общения стало очевидно, что что бы ни случилось, записываться в Чикаго – не вариант. Студии в этом городе были очень дорогими, и было практически невозможно получить у них хоть немного времени. Я предложил им записать пластинку в ЭлЭй, и тогда они забурились в фургон, поехали в Калифорнию, и мы записали первую пластинку Trouble за неделю в Трек Рекорд. Они были первой группой за пределами ЭлЭй, которую мы подписали, для которой мы записали целую пластинку и выпустили ее. На эту пластинку мы получили отличную реакцию.

Все пошло полным ходом с 1984-го, потому что было очень много отличных новых групп. Мы подписали еще больше групп и продали еще чуть больше пластинок, что в свою очередь увеличило средства, доступные для записи. Это было похоже на эффект лавины.

Следующая часть



Друзья, мы переводим книги для вас исключительно с целью ознакомления. Если у вас есть желание помочь сообществу, вы можете сделать взнос любой суммы по следующим реквизитам:

Webmoney: R140535790975
Yandex.Деньги: 410013891963228
СБРФ: 4276 8700 3837 0339

Взнос является вашим добровольным пожертвованием, ни к чему не принуждает и не обязывает. Это своего рода сумма переводчику на пиво, новые очки и покупку новых интересных книг :-) Ваше здоровье!

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное