JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Kill 'Em All Яндекс.Метрика

Metallica: Hammer Time
опубликовано в Guitar World февраль 2008
автор - Элэн Ди Пинэ, перевод - Сергей Тынку


В 1983 году группа Metallica своим первым альбомом "Kill 'Em All" возвестила о пришествии трэша во всей его красе. На 25-летний юбилей альбома гитарист Кирк Хэмметт раскрывает историю, стоящую за созданием этой вехи на пути метала.

У Metallica никогда ничего не получалось легко. Накануне записи своего первого альбома "Kill 'Em All", эти бесноватые приемыши "Новой Волны Британского Хэви Метал" уволили своего соло-гитариста Дэйва Мастейна после довольно дикого кулачного махача с Джеймсом Хэтфилдом, вспыхнувшего, когда Хэтфилд якобы наехал на Мастейна за то, что тот пнул его пса. И было плевать, что группа засела в милом домишке посреди улиц Джамейки в Нью-Йоркском районе Куинс в 3000 милях от дома, что на дворе была январская холодина, и что Мастейн был со-автором четырех песен на альбоме, для записи которого Metallica уже забронировали студийное время. Тогда, как и сейчас, именно тандем Джеймса Хэтфилда и Ларса Ульриха, составлял энергетическую опору Metallica. А Мастейн свалил. И разворот назад был невозможен. Уже через несколько часов после расставания с гитаристом, Ульрих взял трубку телефона чтобы договориться о прослушивании с Кирком Хэмметтом, 20-летним гитаристом группы Exodus, обладателем одних из самых выдающихся трэш-метальных рук в Сан-Франциско.

Вооруженный копией демо-записи Metallica "No Life 'Til Leather", Хэмметт выучил их песни за одну неделю, а потом прилетел в Нью-Йорк, добравшись до репетиционной базы и подключив свой Flying V уже через несколько часов после приземления. Меньше чем через месяц четыре всадника (Four Horsemen) группы Metallica - Хэтфилд, Хэмметт, Ульрих и Клифф Бёртон - были на конях, записывая 12 буйных треков дичайшей навороченности и ярости, которые составят злобный набор быстрых, грубых и жестоких песен, сигнализировавших о рождении американского хэви метал и начале той 25-летней гегемонии Metallica, что не ослабла и поныне.

В этом эксклюзивном интервью, журнал Guitar World сканирует память Кирка Хэмметта, чтобы узнать, что происходило в течении тех трех плодотворных недель в городе Рочестер штата Нью-Йорк, когда был записан альбом "Kill 'Em All". Кирк объясняет, как столбил территорию Мастейна, почему Metallica так быстро играла и зачем Клифф Бёртон держал всегда в кармане молоток, изображение которого было увековечено на обложке "Kill 'Em All".

Ты присоединился к Metallica за месяц до записи "Kill 'Em All". Сколько времени у тебя ушло на то, чтобы выучить песни и сочинить для них соло?

Я уже был знаком с музыкой Metallica до того, как присоединился к группе. У меня была демо-запись "No Life 'Til Leather", и мы с друзьями немного её слушали. Это было тем, что в 1982 году на андерграундной сцене в Сан-Франциско слушали все.

А Exodus не играли на одних площадках с Metallica?

Exodus немного играли с Metallica. Поэтому я знал, что это за песни. Когда мне позвонили с вопросом, не хочу ли я попробовать себя в этой группе, у меня уже было демо, и я уже мог сыграть один или два риффа. Этот стиль музыки был знаком мне в большей степени, чем какому-нибудь пацану, росшему на Aerosmith, Van Halen и Led Zeppelin. Я слушал Scorpions, Motorhead, UFO, Angel Witch, Tigers of Pan Tang, Iron Maiden, Judas Priest. Я выучил все песни примерно за неделю. Когда я улетел и начал играть с этими парнями, то они сразу полюбили то, что я делал.

Какие у тебя были первые впечатления о Джеймсе и Ларсе?

Я был знаком с Джеймсом и Ларсом, когда играл в Exodus, и мы выступали с ними. Помню, считал, что Джеймс был очень тихим, застенчивым и мягким, и поражался, когда видел, как может ведьмой вопить на сцене этот стеснительный и милый парень. Я был шокирован этим раздвоением личности. А потом, чем больше узнавал его, тем больше убеждался, что он реально крутой парень, по-настоящему умный. У нас были похожие семейные порядки, и он был отличным гитаристом, который музыкально был во многом в тех же вещах, что и я. И было прикольно с ним тусоваться. Будучи под мухой, Джеймсу нравилось бороться, поэтому когда мы напивались и все переходило в физическую плоскость, я очень быстро узнал, что если Джеймс доходит до той точки, когда хочет бороться, мне нужно быть уверенными, что между нами находится достаточно народу.

А что на счет Ларса?

Первый раз мы с ним поговорили, когда Exodus играли с Metallica. Они только закончили играть свой сет и я ему сказал: "Большое спасибо, что позволили нам играть. Вы реально мне нравитесь, парни. Я слышу в вашем звучании влияние групп Новой Волны Британского Хэви Метал". И он сказал: "Да, да, круто, круто". И пока мы говорили, он начал снимать сценический наряд, раздевшись догола ещё до того, как я понял, что он делает. Я был удивлен и подумал "Ох, ну он из Европы, а у европейцев это нормально". Но смотрел ему только в глаза. Я не собирался его смущать, проверять или делать что-то еще. Но я был слегка шокирован и смущен его раздеванием.

Расскажи мне про Клиффа Бёртона.

Как я уже говорил, Клифф очень оригинально мыслил и в нем было много уверенности. Он был очень своевольным человеком. Он не собирался брать говно у кого-либо, и всегда давал это всем понять. Это Клифф придумал название альбома. Сначала мы хотели назвать альбом "Metal Up Your Ass". Но нам позвонил наш менеджер и сказал, что половина музыкальных магазинов откажется продавать альбом из-за непристойного названия. Мы были взбешены, но знали, что надо придумать новое название. Мы шли от места, где жили, до фотостудии, чтобы снять портрет для задней стороны обложки альбома, и думали о названиях альбома, а Клифф сказал: "Знаешь что? Ебать этих ебланов, мужик, тот народ из ебаных музыкальных магазинов. Просто, нам просто надо их всех убить". Кто-то, уже не помню кто, сказал: "Это оно! Вот как мы должны назвать альбом, убей их всех". Мы все согласились и вот так у альбома появилось название.

Давай вернемся назад к телефонному разговору, когда они пригласили на прослушивание. Ты сразу приехал в студию в Рочестер?

Нет, мы поехали в Джамейку в Куинсе. Там был дом, где они жили в очень пугающей части города.

Была неуверенность в себе?

Нет. У меня была неделя, чтобы выучить те песни. И в конце той недели, я улетел, встретился с парнями, и у меня была неделя, чтобы порепетировать с ними, а потом мы начали играть концерты по всей Три-Стэйт. Каждый концерт был лучше и лучше. Когда пришло время идти в студию, то наш менеджер Джонни Зи сказал: "Знаешь, тебе надо играть соло Дэйва". "Нет, я на самом деле не хочу играть соло Дэйва", - ответил я. Тогда он сказал: "Почему бы тебе не взять начало от каждого его соло, чтобы люди думали, что это соло Дэйва, а потом ты можешь делать с ними что-то ещё другое". Я ему сказал: "Хорошо, я так и сделаю". Ну, как 20 летний пацан, которого взяли на такую позицию, я не хотел слишком сильно раскачивать лодку, особенно когда ты новый пацан на районе - свежачок. Поэтому я сказал "конечно". Именно это я и сделал. Я взял первые четыре такта из большинства соло и поменял их. Когда я их менял, то они всегда становились лучше, и всем это нравилось.

Насколько играть в Metallica отличалось от Exodus?

С точки зрения исполнения намного лучше по части того, что было больше гибкости. Не было настолько одномерным как в Exodus. В Exodus это было чуть более одномерным. Басист хотел только играть быстро, певец хотел петь только в определенном стиле, барабанщик хотел играть только определенным образом. Конечно, мы в то время были очень молоды. Когда я пришел в Metallica, то это лучше подходило к моему гитарному стилю. Музыка была намного более динамичной, исполнение было намного более динамичным. Я чувствовал, то риффы, который придумывал, могут лучше использоваться, потому что я уже не был единственным, кто сочиняет всё. Когда я был в Exodus, то сочинял всё.

Наверное, сложно было покидать их, потому что ты был основателем той группы.

Да, было такое. Много моих риффов в итоге попали на "Bonded by Blood" (первый альбом Exodus 1985 года), а я просто был "всё, чего угодно". Знаешь, это только рифф. Мой основной акцент был на Metallica, и я не собирался звонить адвокату и разводить большую вонь из-за того, что какая-то моя музыка есть на "Bonded by Blood".

У тебя не было ощущения, что надо попробовать удержать одну ногу в Exodus?

Нет, я натурально покинул Exodus и присоединился к Metallica в течении примерно одной недели. Или точнее, я свалил из Exodus с намерением полететь в Нью-Йорк на прослушивание в Metallica. Они это знали - я должен был им рассказать.

Ты улетаешь в Нью-Йорк, участвуешь в прослушивании, и через несколько недель записываешь с ними альбом. Что ты помнишь о реальной записи?

Весь гитарный материал был записан через волшебный мифический Marshall Джеймса. Я использовал его в основном потому что тогда у нас не было очень много оборудования. Это был его первый усилитель Marshall, и он был модифицирован одним парнем в Лос-Анджелесе - тем парнем, что модифицировал гитары Ван Халена (Jose Arrendondo), и у него был отличный звук. Я сказал "волшебный мифический Marshall" потому что его больше нет. Вскоре после того, как мы сделали "Kill 'Em All", мы играли какие-то концерты в Бостоне, когда кто-то взломал грузовик с оборудованием и украл тот Marshall.

А какие гитары ты использовал на той записи?

Мы использовали только те гитары, что у нас были. Это белый Flying V Джеймса и мой черный Gibson Flying V, который я использовал на первых четырех альбомах. Я помню, что когда мы записывались, то столько времени проводили, настраивая гитары, потому что у нас не было запасных гитар, и не было никаких техников ни у нас ни в студии. Поэтому нам очень много приходилось менять струны и настраивать гитары самостоятельно. Но это было нормальным для нас, потому что тогда мы этим ещё занимались. У нас не было техников по 24 часа в сутки, как это кажется, когда мы сейчас в студии. Помимо того, я использовал педаль wah и один из тех Boss Super Distortion.

Есть что рассказать про твой Gibson?

Да, это черный Flying V, который я купил в "Leo's Music" в Окленде. Чтобы собрать на него я работал посудомойщиком в "Mira Vista Country Club" в Ричмонде, в штате Калифорния. Я работал там около восьми месяцев, чтобы накопить достаточно денег для покупки этого Flying V. И как только я его купил, то свалил. Мне было пятнадцать с половиной лет, когда я стал работать.

Вы использовал какое-нибудь оборудование из студии?

В одном моменте, где был брейк в середине "The Four Horsemen", то я подумал, что будет хорошо звучать, если сделаю вставку с рычагом, но у меня не было гитары с рычагом, которая раньше была, потому что я уже обменял её на кабинет Marshall. И пришлось одолжить гитару с рычагом, хотя там и не было нужного рычага, такого как, ты знаешь, на стратах. Тамошний звукач знал гитариста, который играл в группе East West, и у него был Firbird с рычагом Бигсби. Помню стал тянуть его вверх, пытаясь делать дайв-бомбы в стратовском стиле и думал, что Бигсби не подходит для того, что мне нужно сделать. Неудивительно, что Джими Хендрикс играл на стратах с тремоло-бриджами, а не на гибсонах с бигсби, потому что это не одно и то же.

Что ты помнишь о студии?

Ну, я помню, что студия (Music America Studios в Рочестере штата Нью-Йорк) просто была как любая другая студия в те дни. Она не была экстравагантной. Там было помещение для ударных, где стоял рояль, и контрольная комната, из которой открывался вид в помещение для ударных. И наверху был огромный-огромный чердак, где они иногда записывали ударные.

Вы там жили?

Нет, мы жили в месте, которое принадлежало одному из работников той студии, и мы полностью его загадили. Я плохо себя чувствовал. Мы почти никогда не мыли посуду. Понимаешь, четыре парня? Там в каждой комнате, включая кухню и санузлы, были ковры, а мы тогда очень много бухали практически 24 часа в сутки. Можешь представить, во что это превратилось. Практически все было мокрым. Места, которые не были предназначены для того, чтобы быть мокрыми. Никогда не высыхающие ковры. Это был хаос.

Но вернемся в студию.

Там был чердак на втором этаже, куда мы иногда ставили гитарные и басовые усилители, чтобы писать пространство. Помню, Клифф со всеми своими усилителями был там в наушниках, когда записывал «Pulling Teeth», свое басовое соло. Он буквально стоял прямо перед своими усилителями.

Что все сказали, когда Клифф сообщил, что хочет поместить на альбом басовое соло?

Прежде всего, это было великолепное музыкальное произведение. Это было выдающееся музыкальное произведение. И Клифф был настолько за пределами всего, и он настолько оригинально мыслил, что мы просто подумали "О, отличная идея". Вместо того, чтобы делать вступительное гитарное соло как Eruption Эдди Ван Халена у нас было это фантастическое соло, которое сочинил Клифф, поэтому мы подумали, почему бы не поместить его на альбом? Это начиналось как часть концертного номера, который он исполнял, чтобы дать передохнуть всем остальным, а когда вступали барабаны, то он солировал под барабаны. У него была большая педаль Morley Wah, что тоже было уникальным. Помню в какой-то момент мы пытались сделать наложение в этом большом, пустом пространстве. Или на самом деле Ларс пытался сделать наложения. Одно из них стало барабанной вставкой в "Hit The Lights". У него было пару барабанных томов в ванной комнате, и это была старая выложенная плиткой ванная, слишком напыщенная. Когда в конце "Metal Militia" ты слышишь этот марширующий звук, то это был обутый в тяжелые сапоги Ларс, марширующий туда-сюда по деревянному полу, снимающий звук микрофоном и накладывающий несколько дорожек.

А что ты помнишь о записи своих партий?

Я приступил, когда все ритм-партии были уже записаны. У меня уже было готовое звучание из модифицированного Marshall Джеймса. Мы просто немного подкрутили тут и там, и я начал писать соло. Я всегда пишусь в контрольной комнате без наушников, потому что слышать свою гитару через наушники - это совсем не то же самое, что через динамики кабинета или студийные мониторы. Слишком близко к моим барабанным перепонкам. Мне нужно пространство между динамиками и моими ушами.

Было какое-то расписание?

Мы работали во второй половине дня до 11 или 12 ночи. И потом сразу же после этого начинали пить. Помню мы записали всё за три недели. У меня ушло около недели, чтобы сделать все свои соло. И я не проводил там целый день, работая над соло. Это было пять или шесть часов на работу с соло, а потом мы делали что-то ещё. Когда всё было записано, то звукач и техник решили, что они хотят смикшировать альбом самостоятельно, после чего наглухо закрылись от нас в студии, пока микшировали. Они добавили все эти странные дилеи с ревером и те вещи, которых мы не делали. Вот поэтому есть такая резкая разница в звуке "Kill 'Em All" и "Ride the Lightning". Ещё есть вещи, которые были записаны, и которые мы хотели бы поправить или переписать, но мы не могли, потому что у нас уже не было времени.

Я где-то читал, что первый тираж был 1500 копий.

По началу отпечатали очень-очень мало экземпляров. Я думаю больше, чем 15.000. Я бы сказал, что в начале от 15 до 30 тыс. Помню, когда вышел альбом, то это было достижение в наших жизнях. Наш первый альбом. Мы могли подержать его в руках и показать людям "Смотрите, мы сделали альбом. Мы на виниле". Это было великое чувство.

Вы осознавали, что это альбом перевернет тяжелую музыку с ног на голову?

Мы знали, что Metallica - это группа, каких больше нет. Мы знали, что мы какие-то другие, но я лично не думал, что мы взлетим на те высоты, куда взлетели. Я был бы счастлив, продавая 20-30 тыс экземпляров альбома и участвуя в турах по клубам Штатов. Для меня это было бы успехом. А потом, когда мы узнали, что мы на самом деле поедем в Европу и будем впервые играть там концерты, то я подумал "О, Боже мой". Это было абсолютно неожиданно. Джеймс, Клифф и я никогда не были за пределами Соединенных Штатов, и поэтому для нас это было знаковым событием. Мы определенно были на пути к миссии мирового господства. Когда мы приехали в Европу и начали играть те концерты для аудитории в 2-3 тысячи человек, то для нас это было феноменальное начало, и мы стали видеть перспективу того, как всё может потом получиться, и как мы можем превратить это во что-то реально существенное, важное и влиятельное. И мы можем превратить это в карьеру. Это было очень вдохновляющим, потому что там было больше возможностей, чем мы на самом деле представляли в начале.

Каким соло с этого альбома ты больше всего гордишься?

Точно "The Four Horsemen". Я записал одно соло, а потом подумал, что могу лучше, и записал второе соло. Во второе я тоже не влюбился, и попросил звукача включить его послушать. И тогда услышал, что он забыл заглушить первое, и оба дубля звучали одновременно. Услышав это, я подумал "Вау, классный эффект". И прямо там стоял Клифф Бёртон, который сказал "Это фантастика. Прям как Томми Айомми". Я тоже думал, что это было круто, потому что там я сам с собой входил в гармонию и выходил. Помню, дал послушать остальным, и они посмотрели на меня и сказали: "Это фантастика. Давай оставим, как есть". Мне до сих пор очень нравится это соло. Для меня это соло было еще круче за счет того, что его не было на демо. Мы добавили среднюю часть прямо перед тем как пришли в студию.

Ты ощущал, что заявляешь о своих правах на эту песню, делая её своей, вместо Дэйва Мастейна?

Полностью. Соглашусь на 100 процентов.

Они давали тебе какие-то инструкции относительно того, что играть или как играть вещи с демо?

Нет, реально нет. Инструкции были только, если я играл не ту ноту в риффе или типа того. "Это не Фа, а Фа-диез".

Какие тебе еще нравятся песни, кроме "The Four Horsemen"?

Мне по-настоящему нравятся "No Remorse" и "Phantom Lord". И "Seek and Destroy", даже несмотря на то, что некоторые бенды мимо строя. Там пара нот мимо строя. Это то, о чем я сказал раньше, говоря, что хотел бы иметь время исправить, а времени не было.

Насколько ты критичен к своей игре?

Помню получил пробный экземпляр пластинки, слушал его и думал: "О, боже мой, никто не сможет это слушать! Это недостаточно хорошо!" Я помню бесился, но держал это в себе. Господи, я хотел бы суметь сыграть также хорошо, как Джимми Пейдж на первом альбоме Zeppelin. После прослушивания в течении двух или трех недель я подумал: "Это я. Не могу сравнивать себя с другими музыкантами. Я просто должен быть самим собой и пусть люди меня услышат." Потом я перешагнул через это и все стало хорошо.

Как ты думаешь, какая из тех песен выдерживает испытание временем?

Полный комплект от начала до конца. Это молодое, сырое, грубое, громкое, быстрое, энергичное, вдохновляющее и всё то, что между этим.

В обзорах на "Kill 'Em All" встречались такие мысли, что "Metallica создала новый вид метала" и "это было творческое перерождение хард рока". Ты с этим согласен?

Думаю у нас было уникальное звучание, потому что до этого в хард-роке или хэви метал не было альбомов звучащих как "Kill 'Em All" по части интенсивности, скорости и агрессии. Я реально думаю, что у нас были какие-то великие риффы, которые были также хороши, как любые риффы Judas Priest или Iron Maiden, что на тот день считалось самым тяжелым материалом. Я думаю, что у нас по большей части были отличия от всего этого. Их элементы, конечно, были в нашем звуке, но у нас были некоторые свои ингредиенты в миксе - это отличные мелодии. Просто очень цепляющий материал. У нас был такой материал, который очень-очень круто звучал после упаковки из шести банок пива.

Часто говорят, что на следующем альбоме "Ride the Lightning" с какими-то более медленными и личностными песнями типа "Fade To Black", Metallica уже утратила свой стиль. Это так и есть, или вы были такими с самого начала?

Я думаю, у нас это было и на "Kill 'Em All". Мы тогда были очень вдохновлены. Мы были молоды, мы были голодны. У нас было много чего сказать - было много идей и юношеской энергии. Отчасти причиной того, что мы так быстро играли, было то, что мы просто нервничали.

На самом деле?

Это правда. Я помню, что когда был молодым музыкантом, то по-настоящему волновался. И у меня была тяга ускоряться. Присоединившись к Metallica, я подумал, что это отлично, потому что там никогда не будет такого, что я чересчур быстр.

Витал ли над альбомом призрак Дэйва Мастейна, который был со-автором четырех песен?

Ну может быть первые три месяца или типа того. Были люди, которые спрашивали, а где Дэйв. А Дэйв раздавал все эти мелкие комментарии относительно меня на сцене, но я ему не отвечал. Моя позиция была в том, что я здесь, чтобы играть на гитаре, а не в кабаре участвовать.

Его дебютный с Megadeth альбом "Killing Is My Business... and Business Is Good" точно позаимствовал кое-чего по части названия.

Я бы мог сказать, что он просто очень злился на группу, и по-настоящему ненавидел всю ту ситуацию в целом. Но, знаешь, моя позиция была исключительно в том, чтоб дать ему заткнуться. Я не собирался ничего говорить, чтобы у него не было патронов для того, чтобы чего-то обо мне вякать.

Что вдохновило на такую обложку "Kill 'Em All"?

У нас был ограниченный бюджет, и наш менеджер сказал нам пойти к тому фотографу по имени Gary L. Heard, который сделает портрет для задней стороны конверта пластинки и выслушает идеи по поводу обложки. А мы в тот момент еще раздумывали, как к черту назвать этот альбом? И по дороге на фотосессию решилось, что он будет называться "Kill 'Em All". Мы сказали ему об этом, а Клифф Бёртон заметил, что хотел бы на обложке чего-то типа окровавленного молотка. Клифф Бёртон повсюду, куда бы ни пошел, таскал молоток.

Он таскал?

У него в багаже всегда был молоток, который он мог иногда вытащить и начать хреначить им.

Хреначить чего?

По большей части гримерки. Или просто делать дыры в полу. В тех сумрачных ночных клубах, где мы играли. Мы направлялись в Великобританию из Франции, когда нас остановили на таможне и стали досматривать багаж. И вдруг парень там добирается до багажа Клиффа, достает этот молоток, смотрит на него и смотрит на Клиффа, а Клифф ему говорит: "Ну, никогда не знаешь, когда он тебе может пригодиться".

Они изъяли у него молоток?

Нет. Тогда был другой мир. Они просто взяли всю порнуху. Мы были рок-группой и у нас всех была порнуха. Они её забрали. Но они не взяли молоток.

Комментарий переводчика: Господи! Клифф с этим его молотком слегка производит впечатление конкретного психа. Типа тех, что любил изображать Квентин Тарантино. Ровесник Клиффа, кстати, - их всего год разделяет. И, наверное, у них была какая-то общность внутри. Квентину, судя по его фильмам, тема насилия тоже близка. И, кстати, а где мой молоток? Надо бы захватить с собой.

Восьмидесятые: Эдди Ван Хален и его "молоток"








Kill 'Em All Яндекс.Метрика

 JIMI 
     Гитары          и все остальное