JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Kill 'Em All Яндекс.Метрика

Yngwie Malmsteen
Damn Right, He's Got The Blues
Источник: Guitar World August 2019
Автор: Richard Bienstock, перевод: Сергей Тынку

На своем новом "блюзовом" альбоме пионер неоклассического шреда Ингви Малмстин вонзил свое жало в некоторые мелодии ZZ Top, Eric Clapton, Jimi Hendrix и даже прошелся по Stones ("Paint It Black"), Beatles ("While My Guitar Gently Weeps") и Perple ("Smore On The Water").

Можно с уверенностью сказать, что когда фанаты гитары говорят о Малмстине (а фанаты гитары много говорят о Малмстине), то они обычно не употребляют слово "блюз". Конечно, скорее всего, виртуоз из Швеции утвердился в сознании людей в качестве основного образца неоклассической шред-гитары последних 35 лет.

В течение этого времени, в процессе создания каких-то самых сложных и технически продвинутых, безумно акробатичных и, разумеется, уморительно быстрых пассажей, риффов и соляков во всем роке и метале, он, кажется, пересек все границы, которые только могли существовать в отношении скорости человеческого пальца. Как заявил сам Малмстин журналу Guitar World, он - "гитарист - цирковой фрик" в самом лучшем понимании этой фразы.

Все это говорит, что несмотря на сопровождающий Малмстина культ подражателей, очень немногие из числа преданных фанатов приходят к нему, чтобы послушать, как он играет блюз. И тем не менее, это именно то, что он предложил (если выражаться в духе того, как объясняет Малмстин) на новом сольном альбоме "Blue Lightning".

Но вместо простого отхода в сторону от затертых пентатонических фраз поверх классической 12-тактовой тренировки в рамках прогрессиии I-IV-V, на альбоме представлен гитарист, все еще делающий то, что у него получается лучшим образом, хотя и с подходом, если и не совсем уж блюзовым, но, как он говорит, приблюзованным.

По словам Малмстина выбор песен полностью соответствует стилистическому замыслу альбома "Blue Lightning".

"Hendrix, Deep Purple и все эти группы - все они играют блюз", - говорит Малмстин. "Потому что все они используют пентатоническую гамму, точно также как и блюзовые исполнители", - смеется он. "Конечно, когда дело дошло до альбома, я по-любому отклонялся от пентатонической гаммы!"

Независимо от согласия слушателей с аргументами Малмстина, факт в том, что новый альбом несет именно то, что заявлено в его названии - это блюз (blue), а также, разумеется, множество гитарных молний (lightning).

Могут ли фанаты блюза надеяться на что-то немного более традиционное? "Есть много гитаристов, которые уже сделали это, поэтому, если ты хочешь, то можешь послушать их", - говорит Малмстин. "Либо ты можешь послушать меня с тем, что делаю я".

Откровенно говоря, ты на самом деле неизвестен как блюзовый гитарист. Как, с учетом этого, вы сошлись с блюзом вместе?

Ну, по крайней мере, 20 или 30 лет, а может быть и больше, я играл блюз на саундчеках. И кто-то сказал: "Блять, тебе надо сделать блюзовый альбом, мужик!". А я всегда типа "Да, чего изволите".

Но когда я был в туре со своим последним альбомом 2016 "World on Fire" ко мне обратился мой лейбл Mascot Records. И они сказали: "Мы хотим, чтобы ты сделал блюзовый альбом, и мы хотим, чтобы ты поместил туда классические песни, и мы уже выбрали для тебя эти песни... бла бла бля." У них были все эти идеи.

Таким образом, я сказал "Хорошо, но это не будет чисто блюзовым альбомом, это будет приблюзованный альбом. И дайте мне выбрать песни - посмотрим, понравятся ли они вам?". И потом я, конечно, также сделал какие-то свои песни. Вот так все началось.

Ну, так Mascot выбирали какие-то из этих каверов?

Я выбрал их все. Они хотели выбрать за меня, но я сказал: "Дайте мне выбрать первому. Если вам понравится, то будем их использовать, а если нет, то то не будем". Но им понравилось. А еще я бы хотел их называть вариациями, а не каверами. Подобно тому, как Рахманинов сделал вариацию на Каприс #24 Паганини. Кавера делают более близко к оригиналам. Но я определенно сделал их своими версиями.

Очевидно, что песни, которые ты выбрал для "вариаций" не являются откровенно блюзовыми песнями?

Но это песни с блюз-роковым ароматом, даже если это и не 12-тактовые блюзы. Типа "Blue Jean Blues" группы ZZ Top, являющейся красивой песней в минорном ключе. Чего я хотел бы сделать на этом альбоме, так это в большей или меньшей степени более рокерский альбом, нежели неоклассический. В отличие от, например, "Peace Please", одной из моих старых песен на новом альбоме, которая неоклассическая. Но я все равно ее сделал! (Смеется)

Какие-то из этих песен, кажется, ты мог сделать чуть ли не гастрольном автобусе, вроде тех же "Smoke on the Water" и "Purple Haze", которые ты исполнял годами. Но что привело тебя к записи вещей типа Rolling Stones "Paint It Black" и Beatles "Why My Guitar Gently Weeps"?

Потому что мне нравятся Стоунз. Мне нравятся Битлз. А "Paint It Black" - это круто, потому что там на самом деле исопльзуется гамма гармонического минора. Когда проект начал обретать форму, какие-то песни подошли легко, типа тех же Клэптоновской "Forever Man", "Blue Jean Blues", "Purple Haze", "Smoke on the Water". Но остальные - это песни, которые мне всегда нравились, и поэтому я сказал "Знаете, мне надо бы сделать что-то из этих песен".

Ты назвал "Forever Man". Когда дело доходит до Клэптоновского репертуара, то это не та песня, которую люди определяют в чемпионы. Почему ты ее выбрал?

Все дело в том, что в прошлом в 80-ых ты все время слышал ее по радио. И я всегда думал, что это великая песня. Она была первой, пришедшей мне в голову, когда речь зашла об этом альбоме. Я сказал: "Я сделаю ее".

Как дело дошло до оригинального материала на альбоме? Песни типа заглавного трека и "1911 Strut" точно тяготеют к немного большей приблюзованности, чем твой обычный материал. Ты сознательно пытался сочинять в таком стиле?

Они более приблюзованные, нежели мои обычные вещи, но я в любом случае наслаждался, играя такого рода грувовый материал в духе вещей хендриксовского стиля. Таким образом, это не было типа: "Вот говно, мне надо сейчас сочинить блюзовую песню!" Единственная, которую я вытащил из себя специально для альбома, была "1911 Strut", потому что мне хотелось быструю песню на альбоме, а у меня не было ни одной. Но что касается игры блюза, то для меня это естественная вещь. Это первая вещь, которую я научился делать. Мне было шесть лет и я играл блюз.

Есть ли конкретный блюзовый артист или альбом - первый, который ты полюбил?

Да, я услышал пластинку "John Mayall & the Bluesbreakers with Eric Clapton" и подумал, что это было реально круто-круто. Это было еще до того, как я узнал, что это такое. Мне было пять лет и я рос в семье, где все росли на классических музыкантах и оперных певцах.

Мне было шесть или семь лет, когда я услышал John Mayall и захотел играть такую музыку, понимаешь? Но надо понимать, что я все еще был ребенком. Совсем мелким. Только начал ходить. (Смеется) Мне было не 16, а 6. Потом, когда мне было 8, я услышал Deep Purple "Fireball". Это было в более тяжелом ключе, но это все еще был блюз. Deep Purple - это на 100% блюз.

В тот момент ты уже был глубоко в гитаре?

Я был очень-очень серьезен в этом плане. Я был убежден, что это вещь, которой буду заниматься до конца жизни. Я был очень серьезным мальчиком. И я был очень дисциплинированным. Я мог играть играть порядка 17 часов в день. Я был натуральным фриком, на самом деле. Типа мелких чокнутых долбанных цирковых уродцев.

Это было до того, как ты открыл классическую музыку?

Да. Дело в том, что я был настолько одержим этим инструментом, когда мне было 9 или 10 лет, что мог сыграть нота в ноту весь альбом Deep Purple "Made in Japan". Ты бы мог решить, что это долбанная пластинка играет! Я к тому времени был настолько развит и безупречен, что это было безумием.

Но я понял тогда, что пентатоническая гамма, всего пять нот в октаве - это крайне ограниченно. Когда я научился играть пентатонические блюзовые гаммы, то ощутил разочарование у себя внутри, подумав: "нужно больше". Для меня это было загадкой. Я не понимал, почему люди себя ограничивают. Я думал: "И это всё, что есть?". Когда я начал открывать классическую музыку, я понял, что в ней гораздо намного больше. Я был увлечен этим с первого дня.

Что открыло тебе классическую музыку?

На самом деле блюз еще был во мне до того, как я услышал Genesis "Selling England" в 10 лет. Тогда я услышал обращение аккорда, уменьшенные и задержанные аккорды, педальные ноты, и вещи типа этих. И это привело меня к Баху, Вивальди и Моцарту, что проложило дорогу к моему стилю, который у меня сегодня. Но блюз был первым. Блюз был первой вещью, которую я полюбил.

Люди с узким пониманием того, что такое блюз, могут послушать твою новую запись и сказать, что она не соответствует рамкам стиля. Чтобы ты ответил?

Ну, прежде всего, я никогда не ставил задачу сделать блюзовый альбом. Это номер 1. А номер 2: я никогда не пытаюсь угодить десяти миллионам людей. Это не то, чем я занимаюсь. Если каким-то людям это не нравится, это слишком плохо. Мне должно нравится. Если это что-то, нравящееся мне, то я ощущаю силу и возбуждение - тогда это хорошо. И надеюсь другим людям это тоже понравится. Но я могу не беспокоиться о таких вещах.

Я имею в виду, что я не кто-то, появившийся из пустоты. У меня есть сложившийся гитарный стиль, знаешь? И я никогда не пытался быть тем, кем не являюсь. Поэтому извините, если кого-то обидел! (Смеется)

Что из инструментов ты использовал на "Blue Lightning"?

Знаешь что? У меня есть сотни гитар - старые гибсона, страты пятидесятых и шестидесятых, лесполы, флаинг ви. У меня повсюду валяется это говно. Но я продолжаю возвращаться к своему Yngwie Malmsteen Signature Strat с датчиками Seymour Duncan YJM Fury. По большей части это то, что я использовал на всем альбоме. И у меня есть именная модель педали овердрайва Fender Yngwie Malmsteen Overdrive, которую я использовал с именной моделью головы Marshall YJM10. Это все мои собственные вещи. Даже шнуры и струны моих именных моделей! (Смеется) Это настоящее безумие, но это работает. Это настолько нахрен здорово, понимаешь? Это все хорошее оборудование.

Кстати, очень рад анонсировать выход гитары 30th Anniversary Malmsteen, которую Fender Custom Shop покажут в июне. Это тоже самое, что и сейчас, за исключением грифа с мэпл-кэп в духе 68 года, и она будет в цветах Olympic White, Candy Apple Red, Burgundy Mist и Sonic Blue. Очень этому рад.

На самом деле, у тебя с Клэптоном была одна из первых именных моделей Fender Strat.

Хочешь услышать что-нибудь безумное? Когда в 1978 году появился Эдди Ван Хален, Fender на тот момент были в упадке. И только потом Дэн Смит и Билл Шульц перезапустили компанию в 1981. И они очень медленно взлетали. В то время, в основном, миром правили Van Halen и гитары с грифами типа хоккейных клюшек (намек на Kramer - примечание переводчика). У Fender тогда не было крутого бизнеса.

Но когда появился я со своим сольным альбомом "Rising Force" 1984 года, с Fender Stratocaster на обложке, то Дэн Смит и те парни пришли ко мне и сказали, что не могут делать гитары с нужной скоростью, потому что они продавались как сумасшедшие. Так они сказали мне, что хотят сделать именную модель. Это было в 1986 году. Я был бы первым парнем в мире, получившим бы Fender Stratocaster со своим именем на нем. Первым парнем. До кого-либо еще. До Клэптона.

Возвращаясь к новому альбому, когда ты делал песни типа, скажем, "1911 Strut", которая по большому счут является двумя с половиной минутами чистого гитарного шреда, насколько это все было заранее проработано?

Ни одной ноты. Ни одной ноты. Ни одной конкретной ноты. Я не думаю о том, что "я начну высоко", "я начну низко", "мне надо начать быстро", "мне надо начать медленно". Ничего.

Это все импровизация?

100 процентов. И 99 процентов времени - это первый дубль. Когда я это делаю, то захожу в студию, выбрасываю это из себя и не переслушиваю записанное. Я оставляю это, и потом слушаю уже на следующей неделе. Потому что я усвоил свой урок. Если я буду переделывать снова, снова, и снова, то это будет хуже, хуже и хуже. У меня есть роскошь в виде собственной студии, и можно не беспокоиться мыслями типа "мне нужно сделать это сейчас", я могу подождать правильного момента и сделать это, когда будет настроение. Но ни одной ноты не готовится заранее. Полностью сымпровизировано.

А на счет того, как ты строишь гармонические линии?

То, как я делаю - это слушаю в машине и думаю: "Вот говно, тут нужна была вторая или третья гармония" . Потом возвращаюсь в студию и помещаю её туда. Но это всё ещё импровизационное соло. Выглядит так, как-будто это структурированная вещь, а на самом деле - нет. В этом её настоящая красота. (Очевидно, речь идет о наложении дополнительных солирующих партий в гармонию с изначальной - прим. переводчика)

Когда ты говоришь, что слушаешь песни в машине, то, думаю, ты имеешь в виду одну из своих Ferrari?

Да, у меня есть пять штук. Я ими очень увлечен. Очень страстно. Это не машины. Это как произведения искусства, понимаешь?

Я люблю видео с песней "Sun’s Up Top’s Down" из альбома Blue Lightning, где ты рассекаешь по Майами на одной из тех Ferrari, подпевая песне.

(Смеется) Послушай, я хотел бы тут заявить: я не имел никакого отношения к этому видео. Не я его снимал, не я его выпускал, не я придумывал концепцию. Это мой рекорд-лейбл. Они хотели это сделать. Они сказали: "Пой в машине с этой песней". Хорошо, чего изволите. И они это смонтировали и выпустили. Я думаю, это здорово, но люди говорили: "Что это такое нахрен? Реклама Ferrari?". Но, признаюсь, я абсолютно невиновен. Знаешь, это надо разбираться с парнем, который всё это смонтировал!








Kill 'Em All Яндекс.Метрика

 JIMI 
     Гитары          и все остальное