JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

    Советы бывалых:     
Michael Rother:
10 советов для гитаристов
Перевод и вступление - Сергей Тынку

Легендарный немец, искатель и экспериментатор, приложивший руку к таким нестандартным вещам как проекты Kraftwerk, Neu!, Harmonia, не всегда и не всеми воспринимается как гитарист. Тем интереснее послушать человека, чья музыка является примером нестандартного подхода и мышления.

1. Отыщи магию в старом оборудовании

Я не тот музыкант, что сфокусирован на оборудовании. Если честно, идея - вот что, всегда является самым важным аспектом музыкального творчества и выступления, хотя, конечно, у меня есть какие-то хорошие гитары и я не могу расстаться ни с чем из оборудования, которое использую для своей музыки.

Моей первой гитарой был Ibanez, копия. Она у меня появилась в 1965 году, наверное, до того, как я присоединился к Spirits Of Sound, моей школьной команде. Позже вы сможете услышать некоторую модификацию, которую я сделал на той гитаре на некоторых треках Neu! - я настроил все струны в разных октавах ноты Рэ и можно услышать, как я использую маленькую бутылку или кусок металла для создания эффекта слайда. Послушайте треки типа Weissensee на первом альбоме Neu! и вы это услышите.

Я часто использовал эту гитару для специальных эффектов и также не так давно, три года назад, когда меня попросили сделать музыку к фильму немецкого режиссера Бастиана Нюнтера. Фильм назывался Houston. У него было пожелание "Михаэль, ты не мог бы использовать старое оборудование?". Таким образом я откопал свой старый бас конца 50-ых и этот Ibanez. В старом оборудовании есть особая магия.

2. Усилители не всегда необходимы

Обычно я работаю напрямую в микшерную консоль. Я записываюсь напрямую через аудио-интерфейс, и даже раньше в аналоговые времена я использовал DI-бокс для подключения в систему компрессии и эквализации, а потом в микшер. На концертах моя гитара идет через фузз, потом в педаль громкости и затем в мой маленький микшер, который стоит на моем столе на сцене.

И дальше звук идет на концертные колонки. Я не играю ни через какие усилители. Мой гитарист Франц Баргманн всегда просит этот обычный Twin Reverb, который он любит, но для меня это меняло бы звучание, если бы я каждый раз подключался в усилитель.

3. Ошибки могут быть во благо

В семидесятых в городке Форст (в Бранденбурге, где Майкл запустил студию в 1973) были какие-то люди - музыканты, которые также конструировали усилители и акустические системы.

Один парень подарил мне то, что по его мнению было хорошей копией фузза тех времен. И хотя по звуку этот эффект отличался, он мне понравился. Его можно услышать на всех моих альбомах, начиная с Deluxe (второй альбом группы Harmonia, 1975), включая мой сольный материал, а также Neu! 1975.

Это была большая деревянная коробка с хрупкой пайкой, которая была так нестабильна, что ее нельзя было ронять или брать в мировой тур... поэтому я попросил своего друга, гения электроники, сделать копию в металлическом корпусе. Он со смехом сказал мне "А знаешь парни тогда сделали ошибку в пайке", а я ответил "О, нет, пожалуйста повтори эту ошибку!". На сегодняшний день у меня две копии. Таким образом эта ошибка в оригинальной педали стала настолько важной для моего звука.

4. Наслаждайся звуковыми сюрпризами

У меня есть три поколения Korg Kaoss Pad - Quad, KP3 и KP2. Они одинаковы, но у них разные параметры. Ты не сможешь на каком-то одном повторить результаты другого, даже если попробуешь запомнить какие эффекты ты комбинировал и как именно. Мне нравится в них, особенно на концертах, то, что я всегда могу получить сюрпризы, и я их ищу, но, конечно, речь не о плохих сюрпризах типа взрывающихся мониторов.

Мне нравятся неожиданности, когда случается нечто, увлекающее меня. Такого очень много происходит на Korg Kaoss Pad и я все пропускаю через них. На самом деле, я бы хотел иметь четыре руки и две головы, чтобы можно было играть и микшировать все одновременно.

5. Даже легенды могут потерять интерес

Я получаю удовольствие от игры на гитаре живьем, но так было не всегда. В 90-ых я потерял интерес, даже при том, что гитара - это мой инструмент и моя первая любовь. Ничто не заменит радость от игры на гитаре, но не всегда. Я также получаю удовольствие от возни с электроникой, создания звуков и фишек, которые позволяют компьютеры.

После расформирования группы Harmonia в 1976, я работал только в студии, но потом, после 22 лет вне сцены, поехал в тур по США в 1998 году вместе Дитером Мёбиусом (Cluster, Harmonia), и я не взял с собой гитару. У меня были только ноутбук, сэмплер и клавишные.

Позже я увидел все эти обзоры и комментарии от фанатов, где говорилось: "Ну, это было круто - увидеть этих парней, но к сожалению Михаэль не взял гитару". Таким образом, это заставило меня задуматься.

С годами ты должен меняться, и возможно через пару лет будет новый инструмент, какое-то средство разработки новых звуков, куда я нырну, отложив гитару в сторону... но, наверное, я всегда буду возвращаться к гитаре.

6. Происхождение вдохновения

Будучи ребенком я жил какое-то время в Пакистане (начало 60-ых) и был очарован музыкой, которую слышал на улицах. Группы играли гаммы и ритмы, которых я не знал, и все было настолько отличающимся, а у музыки не было ни начала ни конца, просто гипнотический поток.

Этот тип бесконечности оказал большое влияние. Не так много по части гамм, потому что я совсем не исследовал мир индийских или пакистанских гамм, хотя индийская музыка может за счет своей красоты может может очень сильно наполнить меня эмоциями. Для моего творчества, думаю, это было вдохновением по части того, что могут быть такие отличия от центральной Европы в плане мелодических идей и песен.

7. Самое лучше не всегда можно запланировать

С группой Neu! Клаус Дингер был блестящим музыкантом и партнером по студии. Когда мы начали первый альбом Neu!, мы были полны идей, надежд, видения и оптимизма. У нас было четыре вечера на запись и целая неделя в другой студии для микширования. Все наши представления были туманны. У меня были какие-то мелодии, ритмические идеи для вещей, которые должны быть в центре.

Мы работали по принципу, когда кто-то из нас говорил "хорошо, я сделаю один шаг", а потом другой смотрел и говорил "ох, это интересно, возможно я помещу этот шаг в центр". Так и развивался процесс. Все было случайно и быстро - на рефлексию не было времени, потому что студийное время у нас было ограничено.

8. Признание может быть медленным

Когда я приехал в Форст со своей гитарой и поджемовал с Гансом-Иохимом Рёделиусом для Harmonia, то это была музыкальная любовь в с первого взгляда. Это была настолько ясно по части комбинации его фуззового органо и пианино с тем что он играл. Он предлагал гармонию, мелодию, ритмическую структуру, подклад, которые позволили мне выстроить вокруг этого гитарную партию и затем мы добавили еще больше инструментов.

К нам присоединился Дитер Мёбиус и он был таким талантливым в импровизации. В итоге это стало похожим на готовку, когда мы все добавляли свои специи и удивляли друг друга. Так работала группа Harmonia.

Я был расстроен и разочарован, когда публика не разделила мой энтузиазм и любовь к этой музыке. Я был удивлен, потому что был уверен "Каждый обязан полюбить эту музыку - она великая", но это было проигнорировано. Люди в Германии совсем не ходили на концерты Harmonia. Возможно так получилось, потому что у нас было в музыке много деталей, но как бы то ни было, все изменилось 30 лет спустя. Это похоже на постепенный процесс и он до сих пор идет - люди догоняют Harmonia и нет никого счастливей меня, потому что я всегда думал, что это было несправедливо. Я не говорю, что мы были блестящими, но мы не заслуживали отрицания.

9. Стремись к неизведанному

Если речь идет о музыкантах, то я хотел бы надеяться, что в том, что я создаю есть еще и искра мысли, что идея, стоящая за музыкой, состоит в том, чтобы держаться подальше от кумиров, подальше от фундамента и открывать чего-то, чего еще не было вокруг.

Я всегда счастлив слышать, когда люди говорят мне "ты вдохновил меня пойти на риск". Раньше я мог сказать: "Я забуду о поп-музыке, о рок-музыке, об американских группах, об английских группах и мне плевать на то, что происходит в Германии. Я не слушаю Tangerine Dream или Amon Duul. Я уважаю своих коллег в Kraftwerk и уважаю своих коллег в Can, но у них другой путь. Я делаю свой собственный материал".

Сегодня это тяжелее, потому что музыка доступна везде и все моментально распространяется и делается доступным. И мы еще обязаны не забывать дух времен. В конце 60-ых и начале 70-ых тот дух помогал артистам искать новые поляны и новые способы выражения. Это было что-то типа вируса в воздухе и это то, чего, по моему мнению, в такой степени больше нет.

10. Играй вне ярлыков

Я не слишком много парюсь на счет выражения "Краут-рок". Мне оно никогда не нравилось, но с тех пор, как оно стало чем-то вроде технического термина, оно использовалось в более позитивном ключе, нежели в ранние дни. В 70-ых когда нас называли "Краут-рок", то для нас это был практически оскорблением.

Моя идея всегда состояла в том, чтобы отличаться. Я не хотел звучать как никто из Мюнхена, Берлина или еще откуда то. У тебя была это громадная коробка, называвшаяся "Краут-рок", но там были очень разные артисты, которые звучали очень по-разному.

Я не борюсь с термином, все же. Я даже играл для мероприятия, называвшегося "Krautrock Karaoke" в Лондоне, что было смешно! На сцену выходили парни и джемовали. У меня нет термина получше, но посмотри на различия и согласись, что эта коробка наполнена многими уникальными артистами. Это все равно как посмотреть на небо ночью и подумать, что звезды и планеты очень близки друг к другу, а на самом деле там миллионы и миллиарды световых лет между ними.

Википедия: Краут-рок (нем. Krautrock) — направление экспериментальной и психоделической рок-музыки, возникшее в конце 1960-х — начале 1970-х годов в Западной Германии.

Характерными представителями краут-рока являются немецкие группы начала 1970-х годов: Tangerine Dream, Faust, Can, Neu!, Kraftwerk и пр.

Возможно, что термин «краут-рок» был введён британской прессой, и образован от сленгового слова «краут» (нем. Kraut), означающего «немец» и произошедшего от Зауэркраут (нем. Sauerkraut) — названия национального немецкого блюда из квашеной капусты. Изначально этот термин был для некоторых слегка оскорбительным, но после того, как музыка в стиле краут-рок стала известной и приобрела множество почитателей, этот термин стал носить однозначно позитивный характер.








Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное