JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Горячо спаянная гитара:
Жизнь Джеффа Бека
Автор: Мартин Пауэр
Перевод: Сергей Тынку

Глава 1: Детективная работа. Часть 5.

Вторая и последняя часть пазла, которая должна была оживить Бековского "Монстра Франкенштейна", была превращением в настоящую "электрогитару". "Представьте, я на самом деле не знал, что такое электрогитара", - рассказывал он позже со смехом, - "Я думал электро - это что-то связанное с утюгами и плитами". Чтобы эффективно копировать звучание своих новых героев в Джеффу нужно было обойтись без каких-либо элементов акустического саунда и установить на свой инструмент звукосниматель. По существу это просто устройство преобразователя, которое улавливает вибрацию струны и конвертирует ее в электрический сигнал, чтобы потом можно было направить его в усилитель или устройство звукозаписи. Первый звукосниматель появился в 30-ых. Тогда он выглядел как как нечто подковообразное с магнитами выгнутыми дугой над гитарными струнами как на знаменитой "сковородке" (Rickenbacker A-22 Frying Pan). Прогресс звукоснимателей вышел на новый уровень, когда Чарли Крисчиан в 1939 году стал играть на Gibson ES-150 в оркестре Бенни Гудмана. Вместо того, чтобы располагать звукосниматель над струнами, Gibson переместили его под "резонирующими проводами" (струнами) встроив в корпус гитары - элегантное революционное решение, которое позволило усиливать звучание гитары Крисчиана таким образом, чтобы он мог слышать себя на фоне духовых и ударных. Всего лишь один щелчок рычажка включения усилителя и гитара Чарли получала возможность стать лидирующим инструментом, таким же как труба, саксофон или пианино. И музыкант пользовался этим объемным и захватывающим преимуществом вплоть до своей безвременной кончины в 1942 году.

Charlie Christian и Benny Goodman

Был создан прецедент, и вскорости сами Gibson, а также Fender и множество других гитарных производителей, таких как Gretsch, оказались в эпицентре электрогитарного звучания, выпуская массовые линейки гитар Les Paul, ES-335, Stratocaster, Telecaster и Duo Jet (к последним двум мы еще вернемся), открыв дорогу к рокенролу и блюзу из под рука таких артистов как Мадди Уотерс, Чак Берри, Бадди Холли и Клифф Гэллап. В таких руках и с правильными усилителями гитара теперь могла быть и ласковая как любовница, и изворотливая как змея, шестиструнная машина, способная, как кажется, выдавать бесконечное количество звуков и ограниченная только талантами гитариста. Конечно, юный Бек еще не был достаточно осведомлен обо всех этих возможностях. Он просто хотел звукосниматель. К сожалению, как и с большинством вещей в жизни Джеффа, его родители не могли (или не хотели) выделить ему деньги на покупку. В соответствии с поговоркой "потребности пробуждают дьявола", он просто пошел в музыкальный магазин и украл датчик. "Я реально не боялся попасть в тюрьму. Мне нужен был мой звукосниматель". Прикрутив его в отверстие, которое он пробурил в своей импровизированной гитаре, он понял, что осталось только одно препятствие перед делом его жизни. "Когда у тебя есть звукосниматель, тебе нужен усилитель".

Для Бека это означало возвращение в школу. На этот раз не в класс работ по дереву, а в отдел науки и техники, где он приступил к строительству технологического гиганта - 10-ваттного мамонта с кабинетом, укомплектованным динамиком Axiom 300. "Он занял весь дом". Можно только удивляться, как Джефф дотащил до дома. В честь своих героев Леса Пола и Клиффа Гэллапа он поставил высокие частоты на максимум и начал шуметь изо всех сил. "Думаю мама начала понимать, что в доме что-то появилось, ведь шум стоял невыносимый", - вспоминал он потом. "Но это все еще оставалась гитарой. Когда ты хочешь чтобы сын играл на пианино и впечатлял всех соседей Рахманиновым, и при этом все, что у тебя есть - это Чак Берри, то..." Впечатленные драйвом Джеффа, и при этом сведенные с ума производимым шумом, родители перетащили усилитель в гараж, попросив сына втыкать гитару в радиоприемник. Поначалу отказываясь пойти на компромисс, Бек скоро осознал, что в новой комбинации есть своя фишка. "Ну, я мог слышать себя по радио". Следующим шагом оставалось услышать себя в концертном зале.

Однако, прежде чем это произошло, Джеффу удалось вблизи увидеть то, как выглядит, звучит и пахнет рокенрол. Это случилось на концерте Buddy Holly & The Crickets 12 марта 1958 года в Croydon’s Davis Theatre. Уже будучи большим фанатом вокалиста-гитариста в очках, Бек не спал ночью накануне концерта, находясь в возбуждении от мысли, что он воочию увидит одного из своих кумиров - это было слишком сильно для его юного мозга. Первый концерт подростка был типичным мероприятием шоу-бизнеса тех лет - Холли с полным набором сопутствующих номеров типа взлетающей эстрадной звезды Гари Миллера и поющих "на сцене, по радио и в студии" танцовщиц The Tanner Sisters. Обязанности конферансье и "комедия в современном стиле" были возложены на молодого Де О'Коннора, его шипучая улыбка, перманентный загар и неустойчивый балладный стиль еще не были известны ТВ аудитории, которую он будет терроризировать в ближайшие десятилетия.

Учитывая, что выступление в Davis Theatre было двенадцатым из двадцати пяти запланированных в британском туре по системе "два концерта за вечер" без выходных, Бадди Холли видимо был уже порядком уставшим, выйдя на сцену, но Джефф этого не заметил. "Ему на самом деле было непросто приехать в Англию, в Кройдон в пятидесятых, чтобы сыграть для нас", - вспоминает Джефф, - "Когда я увидел его живьем, это было лучшей вещью, что я когда-либо видел". Обладая новеньким санберстовым Fender Stratocaster, Холли подарил Джеффу первую возможность увидеть то, что гитара его мечты может делать в правильных руках. "На ‘That’ll Be The Day’ я подумал 'Боже мой'. Я никогда не слышал такого стратовского звука. В нем было электричество или что-то такое". Соответствующим образом вдохновленный Buddy Holly & The Crickets, Джефф удвоил свои усилия по части гитары, полный решимости выучить все аккорды, легато, дабл-стопы и ритмические рисунки, которые предлагал рокенрол.

Британской публике не пришлось слишком долго ждать, прежде чем увидеть прогресс Бека. Дебютное выступление 14-летнего гитариста состоялось в мае в 1958 года в Carshalton Hall & Youth Centre. Показывая ранние признаки своего характера, определявшего подход к такого рода мероприятиям, Джефф решительно отказался появляться на городском параде. Вместо этого, он согласился выступить перед аудиторией в помещении. Вооруженный доморощенным стратом и маленьким усилителем, Бек был на сцене в компании высоченного под два метра, одетого в дафлкот (однобортное пальто прямого силуэта с капюшоном) студента художественного факультета, неохотно согласившегося поиграть на басу, а точнее "пощипать" контрабас. "Это выглядело смешно. Я продолжал говорить 'поставь его на стул, поставь его на стул!'" В итоге этому несыгранному дуэту удалось пройти до середины песни (скорее всего ‘Be-Bop-A-Lula’), прежде чем сославшись на "технические проблемы" свалить со сцены. Удивительно, но их короткая вспышка славы была отображена в местной газете, а Джек-дровосек, услышав про "концерт" стал требовать с Джеффа 5 фунтов за строительство гитары. "Он изобразил меня конченной пиздой, рассказывая всем, что я не заплатил ему", - вспоминает Джефф, - "Я только что был королем вечеринки, а он вылезает и говорит 'А теперь я расскажу вам о дружке Джеффе, который должен мне пять фунтов, жадный ублюдок'. И я подумал тогда 'Ну ладно, хрен ты получишь свои бабки!'" Как бы упорно они там ни боролись последующие годы, трагикомичный вывод первого выступления Бека было показательным по части того, как все происходило, когда каждый шаг на пути к победе был очень близок к поражению или откровенному фарсу. Что тогда, что сейчас, такое положение вещей остается неизменным.

Но тогда в 1958 году все было серьезно. Несмотря на то, что приобрести нужную гитару, на которой можно заниматься, Бек был полон решимости освоить инструмент, даже согласившись брать уроки у преподавателя испанской гитары. Это не получалось особо удачно. "Учитель играл на акустике. Я хотел играть на электро. Он говорил мне, что я убиваю свое время. Мы не находили общего языка. И я просто попрощался с ним..." И вместо этого Джефф продолжал детективную работу - этот процесс он описывал так: "Бурение нефтяной скважины. Это стало квестом моей жизни - выяснить кто создавал этот шум, кто записывал, как это происходило". Бека - чем больше он этим занимался, тем больше хотел всего узнать. В случае с Клиффом Гэллапом, все началось с подражанию хитрому твангу ‘Be-Bop-A-Lula’, а потом продолжилось изучением гитары Gretsch Duo Jets, тремоло-рычага Bigsby, струн с плоской обмоткой, усилителей Fender Tweed и Standell, пружинного ревера. Он также хотел узнать об источниках вдохновения Гэллапа, джазовых корнях, как он имитировал педал-стил гитары или скакал по всему грифу в кантри-стиле на треках типа "Blue Jean Bop" и "Race With The Devil".

Ища подобные подсказки, Джефф наткнулся на Чета Эткинса, одного из наиболее влиятельных кантри/джаз гитаристов из Нэшвилла, оказавшего громадное влияние на таких музыкантов как Лес Пол и Гэллап. "Если ты слушаешь Чета, и обращаешь внимание на нюансы его игры, то слышишь рокабилли", - сказал Бек позже, - "Я обычно сидел и удивлялся как к чертям один человек может это все играть. Это потрясающее пространство, когда ты начинаешь учиться тому, как извлекать ноты". Техника Эткинса, которая сама по себе основывается на технике Мерла Трэвиса, другой кантри величины, подразумевала использование большого пальца и до трех пальцев правой руки, которые одновременно играли басовую линию, аккорды и соло мелодию. Одержимый тем, чтобы разобраться во всем правильно, Бек начал работать над, вероятно, пассажами попроще, такими как "Windy And Warm" и "Trambone", обнаружив, что они были не такими уж простыми. "Одновременная игра баса, ритма и лидирующего голоса была пугающей. Это взаимодействие пальцев и мозга... должно быть точным и ничего нельзя было пропускать".

Chet Atkins


Содержание








Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное