JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Горячо спаянная гитара:
Жизнь Джеффа Бека
Автор: Мартин Пауэр
Перевод: Сергей Тынку

Глава 1: Детективная работа. Часть 3.

По другую сторону баррикад от доминирующего в доме Бека пианино, в той же комнате находился альтернативный источник музыки, который очень сильно воздействовал на решение Джеффа двигаться в сторону гитары. "Радио", - соглашается он - "было для меня как суррогатная няня". Судя по всему, у Этель Бек установилась привычка держать радио включенным всегда, когда семья находилась в доме. Это вошло в обиход с военных лет, когда правительство передавало сообщения о делах на фронте, и многие придерживались этого обычая потом в мирное время. Поскольку Джефф был еще слишком юн для того, чтобы рассекать с друзьями по улицам, радио стало дешевым и веселым проводником к другим, более экзотическим, мирам, позволяя слышать нечто, звучащее в пятидесятых как инопланетное вторжение. "Я не мог поверить, когда впервые услышал Леса Пола", - вспоминает Джефф. "Он играл столько много нот. Это звучало очень по-новому, совершенно не похоже ни на что ранее слышанное".

Отчасти комик, отчасти гений, Лес Пол был первым настоящим "гитаристом-трюкачом" из Америки - факт, который донесли до дома такие хиты, как "How High The Moon", "Bye Bye Blues" и "Tiger Rag", исполненные им вместе с женой Мэри Форд. Джазовый и кантри гитарист, который был пионером по части создания электрогитары в сороковых, Пол также сыграл ключевую роль в прогрессе методов звукозаписи, таких как наложение, работа с фазой, мультидорожечная запись и другие ленточные эффекты. Одаренный изобретательной техникой с хорошим чувством юмора, он щедро пользовался бендами, трелям, чикен-роллами и обширным словарем аккордов, подумывая о таких вещах, как ускорение воспроизведения записи и наложение записанных партий, чтобы создать оркестр безумных гитар. В 1952 году он еще и получил свою собственную именную модель, которую разработал вместе с Gibson, в результате чего вышла одна из первых серийных электрогитар - с корпусом подобным женской фигуре и выпуклым топом, красотка, называвшаяся Les Paul Goldtop.

"Он был первым парнем, который появился с по-настоящему быстрой (втрое) гитарой со слэп эхом. До него никто так не делал", - говорит Джефф. "У него были недопонимания с прессой, которая говорила, что это все просто трюки, и хотя в какой-то мере так оно и было, это было очень впечатляюще". Элемент "мешка с трюками" в игре Леса Пола не ускользнул от внимания родителей Джеффа, которые стремились подчеркнуть факт, что это было не надлежащей музыкой, а просто чуть больше, нежели аудио манипуляции. Но Бек был сражен искрометным стилем Пола и его было не удержать. "Когда твои родители пытаются остановить тебя", - сказал он, "то в конце концов ты еще больше этим увлекаешься". Чтобы копировать звуковые эксперименты Леса, Джефф приступил к строительству своего собственного демонического механизма. "Это основывалось на коробке из под сигар с большой толстой резиной. Никогда не забудешь эти трели от смены ноты, когда растягиваешь резину". Вот так из мелких желудей потом вырастают громадные дубы.

После того как повторная подача прошения о гитаре осталась без успеха у отца и матери, обстоятельства в итоге стали сами тайным образом поворачиваться лицом к объекту желаний Бека. "У меня был друг, у которого в семье был телевизор, и обычно в пятницу днем я заходил к нему, чтобы посмотреть мультик про моряка Попая. Там был диван с черной "ковбойской" гитарой... но у нее были не все струны," - вспоминает Джефф, - "и каждый раз, когда я к нему заходил, струн было все меньше. Таким образом я начал понимать, что на самом деле ему было наплевать на эту гитару. Когда там осталось две струны он предложил "не хочешь ли взять ее на время?". Я взял и больше никогда ее не возвращал". Несколько десятилетий спустя Джефф все еще хорошо помнил, как освобождал гитару от ее незаботливого владельца. "Помню нес ее домой под дождем", - сказал Джефф в интервью Джейми Кромптону из журнала Guitarist в 2009, - "чтобы защитить гитару я снял пальто. И тогда и сейчас я стремлюсь защитить гитару". По словам Бека, он влюбился в нее с первого удара по струнам. "Когда я впервые взял в руки ту гитару, то подумал, что этот инструмент создан для меня".

Поскольку на гитаре не хватало некоторых струн, а родители Джеффа не хотели рисковать, тратя деньги на новый набор струн, который мог быть просто сиюминутной прихотью ребенка, Беку пришлось импровизировать. Его решением стало использование проволоки контрольной линии из его коллекции моделей самолетов в качестве замены недостающим струнам. Это едва ли можно было назвать идеальным решением, ведь в отличие от набора гитарных струн, проволока была одной толщины. Но с учетом того, что в то время ничего лучше не было под рукой, она достаточно хорошо справлялось с поставленной задачей. Хоть и слегка странновато, но, поставив все на место, он начал разучивать свою первую мелодию "Harry Lime Theme" из фильма "The Third Man" 1949 года, которую играл Антон Карас на цитре.


Антон Карас

Чтобы направить увлечение сына в правильное русло, родители Бека начали делать увесистые намеки относительно того, что они считали "подходящими влияниями". Будучи увлеченным фанатом классической музыки, Этель Бек пыталась сфокусировать внимание своего сына на испанской гитаре, отмечая Андреса Сеговию в качестве отличной потенциальной ролевой модели. Однако, с другой стороны влюбленный в джаз Арнольд Бек, стремился выдвинуть Джанго Рейнхарда в качестве кого-то, кому Джефф мог бы подражать. Волшебные поливы цыганского гитариста вместе с The Hot Club в двадцатых и тридцатых годах часто имитировали, но никто не смог их превзойти. "Мой отец сказал: этот парень реально умеет играть, забудь про остальных", - сказал Джефф, - "И поэтому я, естественно, игнорировал его". А вот то, что Бек просто не смог игнорировать, называлось рокенролом. Пересекая Атлантический океан на серии мощных театральных волн, Американский рокенрол в конце концов заглотит Британские острова с силой и яростью, которые не имели себе равных. Мистический гибрид блюза, госпела, кантри, хилбилли и рокабилли стилей с соответствующей инфекцией ритмов буги-вуги, под которые ты можешь танцевать, сражаться и любить, всё ещё влияет на популярную культуру вплоть до наших дней.

Первые всплески рокенрола пробились в Великобританию в январе 1956 года вместе с Bill Haley & The Comets "Rock Around The Clock", синглом, возглавившим чарты и моментально зародившим танцевальное помешательство. "Rock Around The Clock", конечно, не был первым рокенрольным синглом (других в рамках десятилетия просто кандидатов просто слишком много, чтобы всех перечислять) и самому Хейли было в районе 30 лет, когда он записал этот хит, но "Rock Around The Clock" с его 12-тактовой блюзовой конструкцией, бесконечно повторяющимся квадратом, цепляющим припевом и заводным ритмом, было достаточно, что бы зажечь эмоции молодого поколения, ранее тусовавшегося вокруг танцполов с эстрадными певцами типа Аль Мартино, Фрэнки Лэн и Перри Комо. Власти не одобряли новую музыку, считая ее вульгарной вследствие "черных корней", и видя в "ритмах джунглей" угрозу беспорядков и сексуальных оргий, в то время, как Английские подростки смазывали волосы бриолином, надевали куртки из кожи или дермантина и в знак симпатий к своим Американским сверстникам открывали для себя слово "Тинейджер".


Тедди-бойз

Как всегда Великобритания задала свое собственное конкретное направление движения. Пока банды "Тедди-бойз" позировали на каждом уличном углу, успешно пугая старушек своей комбинацией образов Марлона Брандо и Джеймса Дина (яркие носки и обувь на платформе), Лонни Донеган был занят тем, чтобы донести до всех остальных скиффл. Панк того времени, скиффл, требовал по большей части самых простых музыкальных инструментов - акустическая гитара для широких ударов по струнам, хорошо натертая стиральная доска и "бас", смастеренный из куска струны и чайного ящика.

Дикая мешанина горных песен Аппалачи с застольным кантри-блюзом в духе Лидбелли была простой для игры и простой для галдежа. С несущейся "Rock Island Line" Донегана, доминировавшей на радио в 1956, и множеством потенциально скиффловых подростковых групп из каждой гостинной (к всеобщему восторгу обалдевших родителей), казалось, что развитие рокенрола может быть пущено под откос звучанием ящика для чая.


Лонни Донеган

Затем появился Элвис Пресли. Метафорически вращая бедрами через океан прямо из Мемфиса (штат Теннесси), в прекрасно пошитой розовой куртке и роскошной паре синих замшевых туфлей, Элвис был молод, электрически красив и подавался как "голос черного из тела белого". И несмотря на то, строго говоря, он был ближе к рокабилли нежели к рокенролу, Элвис разжег в Великобритании любовную интригу с "колдовской музыкой протеста". У него и его группы был такой сплав сырых блюзовых битов и кантри ходов, что только в 1957 году более десятка раз протолкнул его песни в британские чарты синглов. Дверь по-настоящему была выбита с петель второй волной американских исполнителей, среди которых были Эдди Кокран, Карл Перкинс и новые черные суперзвезды, такие как Чак Берри и Литл Ричард, свободно заливали британские радиоволны, восхищая молодежь своим презаряженным подходом к рокенролу, что так пугал стариков. Для поколения, познавшего нормы отпуска продуктов, бензиновые санкции и легкую музыку оркестра Мантовани, это было чем-то стоящим того, чтобы прийти в восторг - впервые в их молодых жизнях фраза "я думал, что мы выиграли" могла быть навсегда выброшена в пользу новых смелых границ.

Однако, персональный звонок в адрес рук Джеффа произошел не от Элвиса Пресли или Билла Хэйли, а от Gene Vincent & The Blue Caps. Поскольку у Джеффа не было дома телевизора, то он услышал и любил Пресли и Хэйли по радио, но при этом в отличие от большинства британских детей не открыл для себя чуда рокенрола. "Я только слышал о том, как Элвис выглядел, от друзей в школе". Все изменила поездка в кинотеатр в конце весны 1957 года, когда мама Бека взяла его на фильм "The Girl Can’t Help It". "Представь, приходишь из школы в четыре часа, а в шесть видишь в цвете свои мечты на экране. Это было невероятно". Легкая комедия с Томом Юэлом в главной роли, и затем та срывающая башню "девчонка" Джейн Мэнсфилд. Можно было подумать, что подростковые гармоны Джеффа были испепелены более чем выдающимися талантами Тома Юэла в "The Girl Can’t Help It". В будущем вероятно да. А тогда в первую очередь это был фильм с музыкальными номерами с Литлом Ричардом, Эдди Кокраном и, разумеется, Gene Vincent & Blue Caps, которые разожгли пламя в голове Джеффа. "Голос Джина Винсента был настолько животным, что он выдавал скрим подобно тому как это делают хэви-метал пацаны сейчас", - говорил позже Джефф. "Это был уличный рокенрол... одна электрогитара, акустическая ритм-гитара, барабаны и контрабас".


Содержание Следующая часть








Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное