JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

    История классики     

Создание "Киллинга"
Автор: Ричард Бенсток. Guitar World September 2018.
Перевод - Дмитрий Семёнов


Дейв Мастейн вспоминает о появлении на свет легендарной дебютной пластинки Megadeth – яростного трэш-натиска под названием “Killing Is My Business… and Business Is Good!” в свете его роскошного бомбического переиздания.

Когда журнал Guitar World задает простой, если не заведомо очевидный, вопрос Дейву Мастейну: почему лидер Megadeth решил вернуться к дебютному альбому группы “Killing Is My Business… and Business Is Good!” в новом шикарном переиздании, на это следует простой и очевидный ответ: “Так ведь с него все и началось, разве нет?”

На самом деле так и есть. Вышедший 12 июня 1985-го на небольшом независимом нью-йоркском лейбле Combat Records “Killing Is My Business” представил миру металла нового парня на районе, музыканта, который вероятно был быстрее, более технически подкован и безумнее любого из своих ровесников из далеко не посредственного комьюнити, куда в тот момент входили такие ребята, как Metallica, Slayer, Anthrax и Exodus. Само собой, тогда как и сейчас немногие группы сочетали умелое обращение с инструментами с чистой скоростью и яростью, как и наши герои Megadeth, что впервые продемонстрировано на “Killing Is My Business”. От гармоний “НВБХМ на амфетаминах” композиции “Chosen Ones” до бескомпромиссного трэша “Rattlehead”, от несущейся с горы лавины риффинга заглавного трека до всеобъемлющего спид-металл безумия “Mechanix”, которая была ранней композиции Мастейна в Metallica. “Killing” стал звуком группы, играющей (и, как оказалось, и живущей) в красной зоне, когда все доведено до максимума.

Список действующих лиц тоже довольно экстремален: Мастейн - еще не так давно бесцеремонно вытуренный из Metallica в ходе поездки в Нью-Йорк, которому достался обратный билет на автобус до Лос-Анджелеса и, соответственно, новообретенная ярость, басист Дэвид Эллефсон - недавний переселенец из Миннесоты и первый кандидат Мастейна для его новой группы. Гар Сэмьюэлсон - джазовый барабанщик с процветающей героиновой зависимостью и гитарист Крис Поленд - аналогично яростный джаз-фьюжн гитарист, который по словам Мастейна тоже имел проблемы с веществами. Взрывное сочетание – как в музыкальном, так и в личностном плане, если быть точным.

Но музыка, которую они записывали, была весьма энергичной. Мастейн всегда признавал, что был далеко не рад другим особенностям “Killing Is My Business”, начиная от отвратительного звука до кустарной обложки (и то, и другое было улучшено в переиздании 2002 года, и еще больше отточено в новом переиздании). На новом релизе Century Media/Legacy Recordings под названием “Killing Is My Business… and Business Is Good: The Final Kill”, в заново ремикшированный и ремастерированный альбом входят некоторые ништяки – переработанный вариант кавер-версии песни “These Boots Are Made for Walkin’” Нэнси Синатры (здесь она называется “These Boots”), только на этот раз Мастейн исполняет текст авторства Ли Хезелвуда. А еще тут есть трехпесенное демо Megadeth 1984 года, и самое вкусное – семь никогда ранее не издававшихся концертных треков с 1986-го по 1990-ый, аудиоверсии которых были взяты со старых VHS-пленок, как сообщают, найденных в загашнике Мастейна.

В последующем интервью Мастейн рассказывает о создании пластинки “Killing Is My Business… and Business Is Good!”. Этот период, по его словам, вызывает у него как приятные, так и грустные воспоминания. Что касается последнего замечания, то состав, представленный на этой пластинке, продержался всего еще один альбом, после чего распался. “Не думаю, что мы бы выжили, если бы не распались после “Peace Sells… But Who’s Buying?” 1986-го – говорит Мастейн. Что несомненно, “Killing Is My Business” характеризует тот момент в американском хэви-металле, когда музыкальные границы похоже разбивались с каждым новым релизом, и Мастейн с Megadeth были слишком счастливы оказаться на передовой.

“Когда вышла наша пластинка, “Ride the Lightning” (Metallica), пластинка Slayer и пластинка Anthrax, это были очень клевые времена” – говорит Мастейн. “Металл был мощным, и мы отрывались напропалую. Для Megadeth это было что-то вроде выпускного года. И “Killing Is My Business” отчасти был для нас результатом роста”.

Когда встал вопрос о переиздании “Killing Is My Business… and Business Is Good!”, какие возникли воспоминания или ощущения при прослушивании этой музыки?

Ну, когда слушаешь эту музыку, приходится немало почесать репу, ты думаешь “Откуда все это взялось?” Но было забавно это слушать. Есть приятные моменты, но есть и грустные моменты, кода ты вспоминаешь о тех вещах, через которые вы прошли всей группой и о постоянных проблемах с другими музыкантами в группе. И хотя это было весело, в той же степени это было ужасно в силу поведения.

Что ты чувствовал, когда пришел записывать эту пластинку?

В Indigo Ranch (студия в Малибу, штат Калифорния) я пришел с большим волнением. Но потом туда заявились Джей Джоунс (первый помощник Megadeth) и Крис Поленд, и половина бюджета ушла на жратву и наркоту. Все это достаточно подробно отмечено в прессе, и обсуждается вот уже 35 лет. Все знают, как все было. У нас был бюджет 8000 баксов, и в итоге мы записали пластинку за 4000. Я был зол. Я был просто вне себя от злости. Любой намек на какие-то отношения просто испарился. С тех пор Крис Поленд стал просто гитаристом в группе. А дни Джея Джоунса в группе были сочтены.

Понятно без слов, что Крис Поленд и Гар Сэмьюэлсон немного отличались от вас и Дэвида Эллефсона с точки зрения личности и музыкального опыта. Были ли у тебя сомнения, что этот состав сработается?

Естественно. И я бы не сказал, что эти парни были немного другими, они были СОВЕРШЕННО другими. Начиная с того, как они играли и заканчивая тем, как, по их мнению, должна была функционировать группа. То, как они одевались, как пили и как принимали наркотики. Все вместе взятое. Знаешь ли, ты вряд ли ждешь, что твоего коллегу арестуют незадолго до начала гастролей. А когда ты на гастролях, у тебя явно не было планов шерстить по городским ломбардам, чтобы вытащить все заложенные гитары, тарелки и прочие комплектующие барабанов. Ты не ждешь ничего такого. Поэтому несмотря на то, что в тот момент “Killing Is My Business” был полон восторгов и великолепен, сейчас он выглядит гораздо приятнее, потому что гребаного Поленда нет в составе. И, к сожалению, Гэр умер. Гэр был очень милым парнем, но у него, увы, были те же проблемы. Один раз мы выступали в Канаде в компании с Exciter, дык Гар решил съездить в опасный район города прикупить подарки гостям. И не возвращается. У нас тут концерт на носу, а его, блядь, и след простыл. В итоге он заваливается на половине сэта Exciter и после него наша очередь. Это было мое первое знакомство с человеком, который ставит вещества превыше успеха. И я считаю это первой трещиной в основе Megadeth. Мы стали менять приоритеты, и музыка стала скорее побочным продуктом нашего образа жизни.

Что ты подумал после завершения записи “Killing Is My Business”, когда услышал готовый продукт?

Я был не очень им доволен, потому что у нас был очень маленький бюджет на запись этой пластинки. Это был наш первый шанс выпустить что-то под брендом Megadeth. И так как я уже видел, что дела шли плохо с самого начала еще в Нью-Йорке (с Metallica), у меня стали возникать большие сомнения. Поэтому когда пришло время засесть за пластинку, помню, что сидел в своей маленькой квартирке, и уж не знаю, что мне разочаровывало больше – или обложка, или то, каким получился альбом с музыкальной точки зрения. Но я действительно не знал нюансов, которые сопряжены с записью пластинки, типа мастеринга и прочей херни. И, к сожалению, в тот момент я не обладал влиянием, чтобы включить босса и сказать: “Слушайте сюда, я хочу улучшить здесь и улучшить там”. И, наверное, самое важное было в том, что у нас не было студийного опыта, чтобы сказать: “Парни, здесь все звучит как попало. Это надо исправить”. А сейчас я могу так сделать, потому что многому научился по ходу дела.

Каким оборудованием ты пользовался при записи этой пластинки?

В качестве усилителей я использовал продукцию Rocktron. Потом мы перешли на Marshall. Что касается гитары, то я начинал с обычной B.C. Rich Bich (смеется) У Дэвида Эллефсон и меня была привычка покупать гитары B.C. Rich, у нас их была целая куча. Но через некоторое время мы узнали, что существует много других производителей гитар, у которых тоже очень клевые гитары. И временами, когда ты на гастролях у тебя есть гитара, и с ней что-то случается, это сильно разочаровывает тебя по части компании-производителя. Мы как-то выступали в Норфолке, штат Вирджиния, и я вышел на сцену, и тут что-то случилось с гитарой, и я подумал – ну, все, с меня хватит. И сменил гитарную компанию. Тогда я впервые заказал Jackson. И это было дико, потому что я пошел в Jackson и сказал: “Хочу себе гитару с 24 ладами”. А они мне: “Мы такое не делаем”. А я: “Вы же сказали, что работаете по индивидуальным заказам. Мне нужна гитара с 24 ладами”. Так начались Flying V с 24 ладами.

Дэвид Эллефсон рассказал историю, что перед записью “Killing Is My Business” ты получил письмо от фэна, где говорилось, что он надеется, что твоя музыка будет быстрее, чем у Metallica. В ответ ты задрал темпы песен. Это правда?

Я не помню этого. Вполне смахивает на правду.

Так или иначе “Killing Is My Business” очень быстрая пластинка. Вы старались сделать песни максимально быстрыми?

Ну, как бы нет. Мы не ставили перед собой такие цели. Думаю, это было бы немного предсказуемо. По большей части песни были сочинены, и потом да, мы допилили их до максимально быстрых. Затем мы возвращались немного назад к истокам. Так что, ты доводишь песню до максимально быстрой, а потом откатываешься назад. Поэтому думаю, когда у тебя есть отличный рифф, то может возникнуть окно для вариаций с темпом в радиусе примерно в плюс минус 10 ударов в минуту, где можно экспериментировать. Ты можешь немного выходить за эти пределы. Но если зайдешь слишком далеко, то цепляющая фишка уйдет и не вернется.

Какие темы вы затрагивали в своих текстах?

Ну, многие уверены, что “все песни рассказывают о дьяволе”. Это не так. Я слушаю их, и некоторые из них действительно об оккультных вещах. Но часть материала очень далека от этого. Заглавный трек “Killing Is My Business” рассказывает о парне, которого наняли на какую-то работу, его наняли сделать то же самое со своим работодателем. Я обожал смотреть фильмы и все в таком роде, но едва ли помню, как смотрел фильм, где происходило что-то такое.

Давай поговорим о концертных треках, которые входят в новое издание. Очень клево слышать аудиозаписи таких ранних выступлений. Эти вещи были найдены в видеокассетах у тебя в загашнике?

Да, эти записи с кассет. И эти кассеты мы начали собирать очень давно. Мы планировали создать проект под названием “These Boots”, где были бы живые треки от последнего состава до самого первого. Идея состояла в том, чтобы взять лучшую версию песни вне зависимости от того, какой состав ее записывал. Поэтому у нас была целая гора всяких дублей разных песен, такой был посыл. Мы планировали выпустить буквально каждую песню, если сможем, и у нас бы получилось нечто вроде живой антологии.

Какие у тебя были первые впечатления, когда ты услышал эти выступления 30-летней давности?

У меня было впечатление вроде “Ничего себе, о чем я тогда только думал?” Эти песни, гармонии, то, какими были выступления. Когда вспоминаешь об этом, это было очень энергично. И было весело это играть. Знаешь, мне не нравится сложность только ради самой сложности. Я не такой парень. Я не пишу материал просто чтобы дурачить людей. Только если этого требует сама песня.

Как, на твой взгляд, вы четверо – Дэвид, Крис, Гар и ты – выступали на сцене как группа?

Были хорошие времена, были не очень. Дело в том, что Крис и Гар были настолько талантливы, что когда они были в ударе, это было то еще зрелище! Но если один из них не был в ударе, то ты получал одного феноменального чувака, а второй был середняком, и это отражалось на выступлении. Другое дело в том, что эти парни были гораздо более продвинутыми в своем игре, чем мы с Дэвидом. Поэтому если один из нас был не в ударе, то мы висели на волоске.

В конце песни “Mechanix” с концерта в Денвере в 1986-ом ты говоришь в микрофон “Тебе лучше пройти за кулисы или тебе крышка”. Там была какая-то драка?

(смеется) Понятия не имею. Вероятно, я подначивал какого-то выскочку из зала.

А еще после “Chosen Ones” с того же концерта ты говоришь со сцены, что публика гостеприимна, потому что бросает в тебя наркотиками.

Это ржачно. Ну да, зрители делают такое. Было несколько мест, где мы играли, они кидались марихуаной. Были места, где в нас кидались свертками с порошком.

Потом ты объявляешь новую песню “Bad Omen”, которая выйдет на вашем следующем альбоме “Peace Sells…But Who’s Buying?” Так что даже когда вы гастролировали в поддержку “Killing Is My Business”, вы готовились к следующему этапу группы. Как “Killing Is My Business” привел к следующему альбому?

Все было как надо! (смеется) Но знаешь, даже представить не могу, чтобы мы сегодня сделали то, что мы тогда сделали со совмещением “Peace Sells” и “Killing”. Потому что мы отправились на гастроли в поддержку “Killing” на 72 недели. Когда мы пришли в студию, “Peace Sells” уже был практически закончен. И этот альбом был записан как надо. Мы пошли в студию в Лос-Анджелесе и запилили его.

Не мог бы ты немного рассказать о том, что происходит в Megadeth сейчас? Вы работаете над новым материалом?

Ну, вообще-то да, работаем. На данный момент уже пару недель. Все участники группы дома пишут материал и размещают его в одном месте, благодаря чему все риффы находятся в одном месте. И любой может посмотреть кто что написал. И когда все будет готово, мы начнем все это собирать воедино.

Так мы увидим новую музыку Megadeth в 2019-ом?

Конечно. Не сомневайся. Абсолютно новая пластинка с шансами, я бы сказал, примерно в 95%. И по крайней мере на 100% будет одна новая песня. Не вопрос.



Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.





Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное