JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

    Все равно его не брошу. Потому что он хороший.     

“Сегодня наше качество гораздо выше, чем раньше”

Разговор по душам с Генри Юшкевичем,
генеральным директором Gibson

Автор - Jamie Dickson (журнал Guitarist), лето 2018
Перевод - Дмитрий Семёнов


Откровенный и эксклюзивный разговор о прошлом, настоящем и будущем производителя гитар.

Честный, не избегающий полемики, мудрый. Все эти и многие другие вещи справедливы о человеке, который более тридцати лет стоит во главе Gibson – Генри Юшкевиче. Сегодня, когда компания, после заявления о банкротстве по главе 11, находится на историческом перепутье, мы связались с ним ради эксклюзивного интервью, в котором он откровенно рассказывает о будущем гитар Gibson и периоде упадка в его управлении компанией.

У многих было ощущение неизбежного краха, когда сообщили новость о том, что Gibson заявили о своем банкротстве по главе 11, чтобы защитить кредиторов, пока они перестраивают свой бизнес. Критики компании этот день предсказывали давно. Диванные герои по всему миру потянулись на форумы и в соцсети, чтобы выступить против того, что они воспринимали как членовредительство.

Линейка продуктов Gibson 2015 года подверглась мощному потоку критики. Предназначенные для привлечения новых гитаристов к бренду, электрогитары Gibson USA 2015 года были оснащены автоматической системой настройки, более широкими грифами и медными неклассическими порожками, которые должны были несколько упростить процесс игры на гитаре.

Тем не менее, для многих поклонников Gibson эти модификации были схожи с водружением бейсбольной кепки и кроссовок на Давида работы Микеланджело. Последующая негативная реакция отбросила тень на все, что компания стремилась достичь в последующие месяцы.

Сила этой негативной реакции отчасти объяснима необузданной эмоциональной мощью наследия компании. В сердце каждого гитариста находилось местечко священной территории, которая принадлежала исключительно Gibson. Если твое детство прошло в игре на гитаре в промежуток между 1950-ми и 1990-ми, то происходило нечто особенное, когда ты видел магические буквы Gibson на витрине магазина.

Твои сердечные струны звенели, и какое-то время ты просто стоял на улице и представлял, каково это иметь такую гитару. А может одним приятным утром ты заходил в магазин с бумажником, полным банкнот и решался на покупку.

Ощущение от первой покупки Gibson было сравнимо одновременно и с обрядом посвящения, и с долгожданным приездом в желанное место. Самые знаменитые герои гитары играли на Gibson’ах, классические пластинки определял звук датчиков PAF, ангельски кричащих из усилителей Marshall, пока сами гитары обладали опьяняющей смесью изысканной формы и впечатляющей функции. Gibson’ы всегда были немного дороже гитар других брендов, но это лишь делало их еще более желанными.

Пожалуй, эта самая любовь к наследию Gibson спровоцировала некоторых на гнев, пока нэшвильская компания стремилась тщательно проверять свои ключевые продукты, чтобы выйти на новых музыкантов в 2015-ом. Но Gibson подверглись критике и за другие, кажущиеся ошибки. Некоторые критики утверждали, что контроль качества компании стал неравномерным, пока остальные по-прежнему жаловались, что флагманские модели компании, особенно элитные изделия из Custom Shop, были невообразимо дороги или превратились в непривычные, напичканные электроникой модификации, с возможностями вроде встроенных эффектов, которые похоже никем не были востребованы.

Невзирая на пустые слова, за последний год Gibson продали более 170 000 гитар. С января 2017г. их продажи выросли на 10,5%. Поэтому, пока их основное производство работало на полную мощность, для чего Gibson заявили о своем банкротстве по главе 11 в мае этого года? Чтобы найти ответ на этот вопрос, нам стоит обратиться к человеку, который был организатором спасения Gibson в 1980-х и до сих пор остается у руля компании: генеральному директору Генри Юшкевичу.

На протяжении трех десятков лет своего пребывания у руля компании он остается страстным поклонником наследия Gibson, и при этом ревностно верующим в силу инноваций. Именно его вера подтолкнула Gibson в неизведанную территорию бытовой электроники. Это шаг имел более далеко идущие последствия, чем могли иметь любая автоматическая система настройки или профиль грифа.

Учитывая его ключевую роль в развернувшихся событиях, забавно, что комментарий Генри Юшкевича о будущем гитар после заявления о банкротстве до последнего время умалчивался. Как можно было ожидать, он был очень активен в создании комплексных коммерческих предложений, благодаря которым текущие потрясения лишь сделают Gibson сильнее. Какие гитары они будут выпускать? Избавятся ли от механических тюнеров и пересмотрят ли ценовую политику?

Мы хотели знать ответы на все эти вопросы, поэтому сделали очевидное и спросили, поговорит ли Генри с нами об этом. К нашему удивлению наш запрос был одобрен и нам дали полчаса на открытый разговор с генеральным директором Gibson о том, как мы пришли туда, куда мы пришли, что будет дальше и какое значение все это имеет для тех гитар, которые мы увидим от нэшвильской компании в грядущие месяцы и годы. И вот что он нам поведал.

Глава 11 Кодекса США о банкротстве

Нам сказали, что производство гитар и обслуживание заказчиков продолжится в Gibson в обычном режиме, но изменения явно нужны, чтобы обеспечить бизнесу здоровое будущее.

“Ну, на самом деле у Gibson хорошо идут дела, как и прежде. Мне придется сделать небольшое отступление, чтобы пояснить, что происходит. Так вот, у Gibson как у компании был очень важный отдел или бизнес, называйте как нравится, который мы приобрели буквально три года назад. И вот этот бизнес приносил немало вопросов и проблем. Мы предприняли несколько шагов, чтобы улучшить этот бизнес, но в итоге нам это не удалось, по крайней мере к неудовольствию одного из банков, который финансировал это дело.

Очевидно, возникла нехватка финансовых средств. Музыкальная часть бизнеса полностью независима от деятельности бизнеса бытовой электроники. У этих двух бизнесов совсем немного общего. Дела у бизнеса музыкальных инструментов шли очень хорошо, включая Gibson Guitars. У нас был весьма проблемный четырехлетний период, связанный с договором с CITES, которые поместили палисандр в список исчезающих растений и потребовали лицензию или разрешение на транспортировку изделий с содержанием палисандра.

Это стало для нас сюрпризом. Было объявлено, что закон был принят в октябре, примерно полтора года назад, а вступил в силу 1 января. И проблема в том, что это было сюрпризом. Если не изменяет память, у конвенции CITES 78 подписантов, а правительства этих стран не были готовы к выдаче разрешений.

Нужно было нанять на работу людей, подготовить формы и всего 60 дней на то, чтобы государство внедрило основную программу это неразумно, поэтому ушло много месяцев, чтобы разные страны разработали свои административные механизмы для выдачи разрешений. И в этот период времени мы буквально не имели возможности экспортировать изделия из Штатов, а это существенная доля нашего дохода.

И это нанесло нам ущерб вдвойне, потому что мы переживали трудный период в бизнесе бытовой техники. Но это было разовое внешнее событие. В итоге все государства справились с правовыми потребностями, люди были трудоустроены, формы внедрены и теперь весь процесс работает относительно гладко. Но после того волнения бизнес музыкальных инструментов процветает. На самом деле мы подыскиваем большую площадку для выступления на финансовом и маркетинговом уровне.

Так что Gibson заявили о банкротстве по главе 11 не потому, что у компании проблемы или она испытывает те или иные финансовые затруднения. Дело в том, что крупная часть компании испытывает трудные времена и мы постепенно сводим это на нет.

Бизнес музыкальных инструментов очень жизнеспособный, но по банковским делам две бизнес-структуры связаны друг с другом (то есть одна несет ответственность за потери другой). Поэтому есть трудности на финансовом уровне, которые заставили нас защищаться от кредиторов, в частности, в сегменте бизнеса бытовой техники. Это скучная история.

Но если вкратце, музыкальный бизнес очень жизнеспособный, у него хорошо идут дела, и мы постоянно улучшаем этот бизнес. И перемены, в которых мы принимаем участие, делают этот бизнес все более сильным и жизнеспособным. Самое крупное улучшение состоит в том, что к концу процесса по главе 11 размер долга будет гораздо меньше, поэтому мы будем в хорошем финансовом положении. Во-вторых, у нас будет надежный финансовый партнер (в KKR), что даст нам еще больше возможностей для доступа к фондам, когда появятся возможности.

Поэтому с точки зрения улучшений в оптовых продажах в компании не так много изменений, но происходят вещи, которые являются продолжающимися улучшениями бизнеса обычной практики, и к более мелкому бизнесу проще прикладывать усилия и направлять внимание.

Гитарная линейка

С точки зрения изготовления гитар, будут ли изменения в направлении дизайна, который вы планируете провести на предприятиях Gibson USA, Custom Shop и Gibson Memphis?

“Как вы вероятно знаете, каждый год мы идем дальше и создаем новые модели. Это чем-то напоминает машины. У них тоже появляются новые модели и наступает новый модельный год. Схожий с автомобильным бизнесом, новый модельный год в гитарной отрасли не подразумевает кардинально новый подход к рынку – зачастую это улучшения, некоторые незначительные, некоторые косметические. Это не комплексный пересмотр нашего подхода.

У Gibson есть сильные традиции, которые уважают наши заказчики. Поэтому на самом деле мы не смотрим в сторону радикальных перемен. Но мы будем вводить новые модели Gibson, начиная с июня, для возможного привлечения заказчиков. Отгрузки состоятся где-то в конце лета в предвкушении обычно процветающего четвертого квартала.

Мы немало поработали над этими моделями за восемь месяцев, так что это не то, что вызвано нашей финансовой ситуацией. И мы планируем довести до ума эти планы. У нас есть потрясающие отзывы от заказчиков, которые изучили контрольную панель. Многие дилеры видели эти новые модели, и мы услышали от них немало хвалебных речей.

Я бы сказал, что это не радикальное изменение, но мы приложили немало стараний, чтобы упростить ассортимент. Мы считаем, что в прошлом было чересчур много моделей и наименований, и это сбивает с толку заказчика. Поэтому мы упростили это, мы очень сильно упростили все это. И вернулись к исторической практике наименования, так что это скорее незаметные перемены, чем радикальные”.

Некоторые люди считают, что лучшее, что может сделать в данный момент Gibson USA, это предложить обычные Les Paul Standard за разумную стоимость. Не считаете ли вы, что Gibson следует отступить от своей роли новатора и сосредоточиться на стоимости и наследии? Я имею в виду такие “фичи”, как автоматические колки G Force и так далее.

“Ну, я бы сказал, что стоимость и наследие противоречат друг другу, потому что наследие Gibson это не недорогие гитары, да и никогда не были ими. Так что, быть верным своему наследию, возвращаясь к нашему основателю Орвилю Гибсону, значит получить лучшее в мире инструментов. Фактически, у нас около 60% доли рынка в инструментах стоимостью свыше двух тысяч баксов, если мы говорим об электрогитарах, и этим всегда был исторически знаменит Gibson, так что я бросаю вам вызов найти в нашей истории недорогие гитары Gibson.

Поэтому быть верными своему наследию и традициям значит изготовить лучший инструмент из возможных, а ваше высказывание больше о технологиях. Я считаю, что технологии это одно многочисленных свойств, которые могут определить совершенство инструмента. Существует множество других, которые больше на уровне с традиционной культурой изготовления гитар, вроде качества использованного дерева, породы дерева, ручного труда на заводе и лакировки. И все это – дорогие вещи, которые действительно улучшают инструмент.

Поэтому я считаю, что во время финансового кризиса, если быть точным, в 2007-2008 гг., мы перестали уделять так много внимания наследию с точки зрения создания абсолютно превосходного инструмента, и как следствие, до этого периода рост цены на наши гитары был порядка 14-16% в год. Это значит, что если ты купил гитару Gibson, это одна из немногих вещей, которая может вырасти в цене. В Лондоне есть хедж-фонд, который купил несколько редких гитар в качестве финансового вложения.

Одна из составляющих нашей традиции в том, чтобы сделать Gibson инструментом инвестиционного класса. Это то, что ты любишь, и оно растет в цене. Если бы мы старались удешевить свой продукт, если мы пытались соревноваться с менее важными людьми, мы бы производили не то изделие для тысяч и тысяч заказчиков, которые полагаются на нас, чтобы сохранить это наследие эксклюзивности и высокого качества в производстве гитар.

С другой стороны, у нас есть другой бренд, который до сих пор успешен. Это бренд Epiphone. И пока наши гитары Gibson довольно дорогие, у нас есть гитары, выпущенные под брендом Epiphone. Они достигают ста баксов или ста фунтов, и для данной ценовой категории они имеют превосходное качество.

Так что мы не хотим игнорировать рынок потребителя. А еще у нас есть бренд под названием Maestro, где розничная цена за гитару достигает 49 баксов. В общем, мы хотим предоставить качество, мы хотим предоставить заказчикам высокое качество и делаем это при помощи брендов, которые предназначены для создания особенных музыкальных инструментов по отличной цене”.

Заграничное производство

Fender делают гитары в том числе и за границами США, но на грифе все равно стоит логотип Fender. PRS делают гитары за границей, но на грифе все равно стоит логотип PRS. Не было ли у вас искушения в последнее время рассмотреть возможность изготовления фирменных Gibson за пределами Америки?

“Решительно нет. Когда я начинал гитарный бизнес в 1986-ом, мы были единственным крупным заводом, оставшимся на территории Штатов. Fender съехали в Японию, там же были и все остальные. В те годы были небольшие производители, но это были практически гаражные магазинчики. Мы были единственным легальным американским брендом, и наша компания-предшественник импортировала гитары из Японии под маркой Epiphone. Так что Epiphone был первым брендом, который вышел за рубеж.

Поэтому как компания мы начали с этого, но Gibson – американский бренд, это наше наследие, а вы упоминали о наследии, и я считаю, что это очень важно. Так что мы не производим наборы для сборки, мы не изготавливаем комплектующие в Тихуане… мы американский производитель. И мы гордимся этим, гордимся свои американскими рабочими. Это часть имиджа нашего бренда, если хотите. И благодаря нашему успеху, придерживаясь наших ценностей вроде машинной лакировки, которая очень дорога и тяжела в исполнении, эта отрасль вернулась обратно в Штаты. Fender открыл завод в Штатах…

Так что я считаю, что это часть нашей традиции. Я считаю, что это то, чего мы придерживаемся и полагаю, что эта тенденция сохранится. В то же время мы единственный гитарный бизнес, у которого есть собственный завод в Китае. Так что наши американские коллеги в основном работают со сторонними фабриками-производителями (обычные заводы по изготовлению гитар, выпускающие инструменты по заказам других брендов), которые производят гитары нескольких разных брендов, а у нас есть свои люди на территории Циндао в Китае. У нас есть свой завод с технологиями и хорошим процентом гитар Epiphone, произведенных нами под контролем Gibson на заводе, принадлежащем компании Gibson. Поэтому даже на текущем уровне мы считаем, что нам нужно иметь более совершенные процессы, более качественную лакировку и так далее”.

А что за история с изготовленными в Мемфисе заготовками. Ходят слухи, что завод близок к закрытию?

“Ну, на самом деле это отличная и очень успешная компания. Проблема была в том, что у нас была земля, на которой располагался завод. Когда мы построили этот завод, он находился в трущобах. Спустя годы что мы там существуем, этот район стал очень модным и сильно ориентированным на розничную торговлю. Поэтому всего два года назад крупная корпорация разместила свою штаб-квартиру в квартале от нашего завода, цены взлетели и стало слишком дорого использовать эту землю под завод. Так что мы продали эту землю, но мы все еще находимся там, так как мы ищем в Мемфисе альтернативную территорию, более подходящую для производства.

Короче говоря, мы очень хотим продолжать. У нас отличные люди, прекрасный менеджмент и очень успешный бизнес. Мы находимся в Мемфисе, потому что те типы музыкальных инструментов, которые мы изготовили, активно используются в блюзе. Фактически, мы буквально в одном квартале от Бил-стрит, где Би Би Кинг и многие другие музыканты делали свои первые шаги в карьере, так что это совершенно логично и мы планируем остаться там еще какое-то время”.

Поиск будущих гитаристов Gibson

Как вы планируете заинтересовывать новых молодых музыкантов в гитарах Gibson?

“Ну, на самом деле эту задачу в основном решает не бренд Gibson, а Epiphone и другие бренды с более низкой стоимостью инструментов. Ты ведь не идешь и не покупаешь сразу Ferrari. Ты не знаешь понравился он тебе или нет. Поэтому нам пришлось выпускать инструменты очень высокого уровня по очень низкой цене специально для начинающих гитаристов, и мы справились с этой задачей.

И вот четыре года назад мы презентовали в Epiphone модель акустической гитары Epiphone PRO-1. Большинство музыкантов начинают с акустики, и в начальном ценовом сегменте большинству были представлены некачественные версии профессиональных инструментов. Поэтому акустическая гитара, чтобы она звучала очень хорошо и достойно, должна иметь достаточно толстые струны и очень сильное натяжение. И молодым пальцам, где еще не образовались мозоли, довольно трудно играть и пальцы потом болят неделями.

Мы были единственной компанией, которая осознала, что мы (гитарная индустрия в целом) продаем недорогие гитары, которые не подходят для молодых гитаристов. Поэтому мы пересмотрели конструкцию инструмента, которая позволила достичь удобства, близкого к электрогитаре, плавной и изящной. Мы наделили ее характеристиками, которые позволяли легче играть, обладали низкой ценой, крутым внешним видом, отчетливое звуком, и с эстетической точки зрения гитара была более привлекательна.

И она была очень популярна. Она стала огромной частью нашего бизнеса по производству акустических гитар, и вот что позволяет привлекать музыкантов – мы должны были предложить нечто доступное, чтобы на этом инструменте было легко играть, так же легко, как умеют современные технологии, и в то же время это бы здорово звучало. Поэтому было очень трудно предложить инструмент такого уровня удобства, простоты и при этом с презентабельным внешним видом и хорошими отзывами о звучании. Поэтому профессионалы играли на этой PRO-1, и сочли ее прекрасной гитарой. Так что мы стараемся стремиться именно к этому”.

Контроль качества

Как вы реагируете на обвинения в том, что контроль качества временами стал неравномерным? Есть ли основания для предъявления иска? И если да, то какие предпринимаются шаги, чтобы исправить ситуацию?

“Ну, цитируя некоторых политиков, я бы сказал, что это “фейковые новости”. Людям легко троллить в Интернете, но ты живешь в среде СМИ и я думаю, что ты более чем в курсе, чем большинство людей о существующем негативе и временами недостатке истины в этом негативе.

Поэтому у Gibson есть функция клиентской службы. Она также имеется в Европе, так что у нас есть офис в Нидерландах, где есть телефонная линия без троллей, где вы можете выразить все свои беспокойства по любому из наших музыкальных брендов. И мы получаем тысячи звонков, мы отвечаем на них. Это занимает минуту или меньше от времени, когда ты набираешь этот номер. В Штатах номер такой – 1-800-4 GIBSON, трудно это не запомнить. Тебе ответит эксперт в области гитар, живущий в Соединенных Штатах. На самом деле, это три минуты пешком от моего офиса.

Предприятие работает 24 часа в день, семь дней в неделю, включая праздники. Поэтому если у людей есть проблемы с Gibson, они звонят нам. Эта практика у нас ведется с 1986-го. Поэтому мы держим руку на пульсе по части того, что думают покупатели, которые потратили деньги на нашу продукцию, потому что они звонят нам. Из этих звонков менее 7% составляют проблемы с гитарами.

Но мы берем каждую из этих проблем и ежедневно публикуем статистику по ней. И мы делаем это с 1986-го, это не нововведение. Так что мы знаем, есть ли проблемы с качеством и с ручными изделиями, мы тоже можем накосячить. Но спустя много-много лет нам очень хорошо удается исправлять эти проблемы и у нас действует правило, что клиент всегда прав.

Поэтому я прошу вас позвонить и увидеть, что будет. Вы увидите, какой у нас уровень сервиса. Я считаю, что у нас исключительный уровень сервиса, и благодаря этому уровню сервиса у нас идет непрерывное голосование с целью определения проблем. Ходит много слухов, да и раньше их было полно, но я наблюдал за тридцать лит много раз поток гневных обвинений. И могу сказать, что большинство из них ничем не оправданы.

В некоторых из них была истина в том, что у нас действительно была проблема, но если у тебя есть проблема, Gibson отвечает за этот продукт и все, что тебе нужно сделать это позвонить нам. Или написать короткое сообщение или написать по мылу. Думаю, что сейчас мы даже есть в Инстаграме. И в течение часа мы ответим на все ваши вопросы.

Так что я бы не сказал, что это ерунда. Сегодня наше качество выше, чем прежде, но не стану говорить, что мы идеальны. Второе, что я бы хотел сказать, это что наши продажи растут. Мы растем намного быстрее, чем растет вся эта сфера. Поэтому будет хорошим показателем, что нас может быть немного довольных людей. Так что если мы реально сделали барахло, люди просто его не купят. Особенно по цене, которую мы выставляем. Так что похоже мы будем продавать больше своей продукции”.

Будущее Генри в компании Gibson

В свете всех событий, каким лично для вас видится будущее в компании Gibson?

“Я уже пенсионного возраста, и я получил одну из самых пугающих вещей в мире для тех, кто стареет – приглашение от сообщества пенсионеров. Это всегда шокирует, потому что ты никогда не чувствуешь, что стареешь, поэтому сейчас я нахожусь на таком этапе своей карьеры, когда пенсия будет заниматься мои мысли.

Никто не живет вечно, и новому поколению потребуется встать во главе. Я работаю на Gibson вот уже 33 года, и это довольно долгий путь. Я до сих пор принимаю активное участие в жизни Gibson, и в данный момент до сих пор являются генеральным директором. Я продолжу помогать Gibson по крайней мере еще пару лет. Моя миссия в основном передать свои знания и инструменты следующему поколению менеджмент, чтобы они действительно преуспели в этом и вывели бренд на совершенно новый уровень. И я испытываю огромное чувство удовлетворения, потому что люблю Gibson и бренд. Он часть моей ДНК в данный момент, и я хочу, чтобы моя компания процветала.

Не уверен, что точно ответил на ваш вопрос, но я буду здесь какое-то время в качестве генерального директора, а потом буду здесь пару лет в качестве активного советника и наставника. У нас много молодых менеджеров, которые являются динамитом внутри компании. Они прогрессируют и будут расти до более высокого уровня, так что все хорошо”.





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное