JIMI 

   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

Metallica: Talkin' Thrash
опубликовано в Guitar World декабрь 2008
автор - Ричард Бинсток, перевод - Сергей Тынку


Metallica и коллектив их металлических собратьев представляет историю первых десяти лет группы: от «Kill ’Em All» до «Black Album».

Это случилось почти 30 лет назад в Лос-Анджелесе, когда Ларс Ульрих, юный теннисный талант, ставший барабанщиком, впервые поджемовал с Джеймсом Хетфилдом, гитаристом и певцом из Южной Калифорнии близ города Дауни. В тот раз, Хетфилд не был впечатлен и полагал, что их первая встреча окажется последней. Но он, конечно, оказался неправ. В качестве костяка Metallica Хетфилд и Ульрих выступили бесчисленное количество раз перед миллионами поклонников по всему миру, продав миллионы альбомов.

Все это могло и не случится без ряда серьезных музыкантов, которые прошли через группу за эти годы - среди них были гитарист Дэйв Мастейн, басист Джейсон Ньюстед, и возможно самый важный для группы, ныне покойный Клифф Бертон, великий басист. Но при этом никто не был с Ульрихом и Хетфилдом так долго как соло-гитарист Кирк Хеммет, который присоединился к Metallica незадолго до записи дебютного альбома «Kill ’Em All». Его мелодичные соло с быстро бегающими пальцами и по сей день обязательный элемент звучания группы.

В настоящее время укомплектованная басистом Робертом Трухильо Metallica недавно выпустила девятый студийный альбом «Death Magnetic». Эта запись провозглашает возвращение группы к металическим корням, что является идеальным моментам для изложения истории новаторства тех давних лет.

В этой эксклюзивной истории Хетфилд, Ульрих, Хеммет, вместе с некоторыми из друзей и бывших участников группы, посмотрят на первые десять лет Metallica и расскажут о первых пяти классических альбомах. Взглянув на все это глазами тех, кто это видел, слышал и помогал создавать бессмертную классику, журнал Guitar World нарисует картину того, как Metallica взлетела по лестнице треша к тому, чтобы стать самой крутой метальной командой в мире.

В начале пути

В 1980 году 16-летний Ларс Ульрих переехал с семьей из родной Дании в Лос-Анджелес. Вдохновившись Deep Purple и «Новой Волной Британского Хэви Метал», которую представляли такие группы как Diamond Head, Saxon и Motorhead, Ульрих отложил в сторону теннисную ракетку, взяв в руки барабанные палочки и решив организовать группу. Среди тех, кого оно встретил поначалу после переезда в Лос-Анджелес был Брайан Слэгел, подросток из Южной Калифорнии, который потом станет основателем независимого рекорд-лейбла Metal Blade.

Слэгел: Ларс всегда говорил «Однажды я соберу группу» и я отвечал «Ну да, конечно». У него в углу спальни была маленькая ударная установка, но при этом даже не отстроенная. Я всегда смеялся, когда видел ее, потому что это был просто сплошной хаос. Но когда я стал собирать Metal Massacre (сборник местных неподписанных лейблами метал-команд, вышедший под лейблом Metal Blade) ко мне пришел Ларс и спросил «Если я соберу группу, то смогу попасть на альбом?». Поскольку он был мой хороший друг, то я ответил «Конечно».

Летом 1980 Ульрих поместил стандартное объявление в Южно Калифорнийскую газету The Recycler: «Барабанщик ищет остальных музыкантов, чтобы поиграть вместе. Tygers of Pan Tang, Diamond Head, Iron Maiden». Среди тех, кто откликнулся был гитарист Джеймс Хетфилд.

Хетфилд: Когда мы первый раз собрались с Ларсом поджемовать, то ничего не получилось. Не было никакой энергетики. Но зато он показал мне целый мир новой металлической музыки. Я слышал Iron Maiden и Def Leppard, а всего остального немного, всех этих менее известных Английских металлических команд. Я дни напролет проводил с его коллекцией пластинок, записывая группы типа Angel Witch, Diamond Head, Motorhead на свои кассеты, где до этого были альбомы REO Speedwagon. У него дома я был как в раю.

Слэгел: После того как Ларс услышал о сборнике Metal Massacre, они вдвоем записали «Hit the Lights» на маленькую кассету Fostex. А их друг Ллойд Грант, который был преподавателем гитары, пришел и записал соло.

Хетфилд: Ларс рассказал мне о возможности попасть на альбом, и это было очень интересно. С того момента в моей жизни мне захотелось играть музыку. Мне не хотелось работать.

Ульрих стащил имя Metallica у своего друга, радио-диджея Рона Куинтаны, который рассматривал его как одно из возможных названия для фанатского журнала, который он думал издавать. Ульрих и Хетфилд взяли в группу басиста Рона МакГовни, который раньше играл с Хетфилдом в группе Leather Charm, и, чтобы полностью укомплектовать группу, соло-гитариста Дейва Мастейна.

Мастейн: До первой репетиции, я приехал домой к Ларсу и он поставил мне запись «Hit the Lights». Я сказал «Песня – отстой. Вам нужно больше гитарных соло». И Ларс сразу «Вот хрень, неууууужели?». Я убедил его, что должен быть в группе, и мы отправились на репетицию. Я настраивался пока остальные парни были в другой комнате. Они со мной не разговаривали, поэтому я зашел к ним и сказал: «Что за нахрен? Я в группе или нет?». И они сказали «У тебя есть концерт». Это был легко как нефиг делать.

Керри Кинг (гитарист Slayer): Я помню, как видел Дейва, играющего с Metallica в Woodstock, что в Анахайме (штат Калифорния). Он рвал всех убийственными соляками и риффами, просто ослеплял народ, даже если не смотреть на его пальцы. Он просто снес мне башню.

Весной 1982 года Хетфилд, Ульрих, Мастейн, МакГовни записали демо с четыремя песнями, где была новая версия «Hit the Lights». Эта запись стала известна как демо «Power Metal», поскольку именно эта фраза была напечатана на визитках, которые сделал МакГовни.

МакГовни: Ларс сказал «Ты что сделал? Какого черта там написано power metal? Не могу поверить, что ты сделал такую тупую вещь!». Он был так взбешен мною.

В конце 1982, пытаясь заменить МакГовни, Ульрих и Хетфилд пришли на концерт, где был басист Клифф Бертон, который играл со свой группой Trauma в клубе «Whisky a Go Go» в Лос-Анджелесе. Они предложили ему присоединиться к Metallica. Бертон согласился, но поставил условие, что группа должна переехать в его родной город Сан-Франциско.

Слэгел: У Metallica было много проблем в Лос-Анджелесе, потому что владельцы клубов считали их либо слишком тяжелыми, либо слишком панкушными. В Сан-Франциско у них получилось лучше, чем в родном городе.

Гэри Холт (гитарист Exodus): Когда они первый раз приехали в Бэй Эриа (из Лос-Анджелеса), то тогда Лос-Анджелес был если и был известен, то только кучей говеных групп. И когда появилась эта команда, то мы все нырнули в тот же материал - Diamond Head, Budgie… Приехала Metallica и начала играть повсюду.

До того, как Бертон присоединился к группе, Metallica записала демо «No Life ’Til Leather», где был материал, который в конечном счете будет включен в «Kill ’Em All». Это демо стало популярным в андеграунд тусовке, где торговали записями на кассетах.

Холт: Торговля кассетами – это то, через что нас все слушали. Ты записал демо, и торговцы распространяют это по всему свету – среди фанатов, в журналы и на независимые рекорд-лейблы.

Кинг: Металликовское демо разошлось по округе, это было круто. У нас всех оно было.

Скот Йен (гитарист Anthrax): Когда я услышал «No Life ‘Til Leather», то сразу же подумал: «Вау, какие-то парни с другого конца страны делают то же самое, что и мы, но чуть лучше на тот момент». Я помню был там, когда Джонни Зет (Jon Zazula, владелец магазина «Rock N’ Roll Heaven» в Нью-Джерси и основатель индии-лейбла Megaforce Records) получил эту запись по почте. Он включил и я подумал «Это нахрен убийственно! Кто эти ребята?». Джонни сказал мне «Они называются Metallica и я тащу их в Нью-Йорк. Так или иначе мы должны сделать альбом».

Джонни Зет: Мы вместе выложили $1500 чтобы арендовать фургон для поездки на Восточное побережье и выступления на разных концертах.

Metallica обосновались в «Music Building» в Куинсе (Нью-Йорк), где также занимались Anthrax. Группа жила и репетировала в этом месте, и играла свои первые концерты на Восточном побережьи.

Йен: Metallica разогревали выступление Vandenberg (группа гитариста Адриана Вандерберга, которой он рулил до присоединения к Whitesnake) в «L’amour» в Бруклине и мы все были там днем, ожидая их к саундчеку. Мастейн уже в пол-четвертого дня был в говно и орал на Адриана Вандерберга: «Вали нахрен со сцены! Ты отстой!». И мы все такие: «Ну, что за нахрен, чувак? Ммммм!»

Слэгел: Всем в то время нравилось пить и хорошо проводить время, но Дейв по этой части позволял себе пойти дальше за границу, которую никто другой не переступал, и вы видели, что рано или поздно это станет проблемой.

Йен: Я как-то появился в Music Building для репетиции нашей группы, а Клифф был на улице и курил сигареты. Он сказал мне, что они только что вышибли Дейва из группы. Остальные сказали «Мы уже несколько недель знали, что сделаем это. Мы разбудили его утром, а он был настолько пьян и похмелен, что даже не сообразил, что происходит, пока мы его выпроводили». Я спросил, что они теперь будут делать, а они ответили, что у них уже есть другой парень, который находится в пути до города. Его звали Кирк Хэммет и он был гитаристом в Exodus.

Хеммет: Я уже был знаком с музыкой Metallica до того, как вошел в группу. У меня было демо «No Life ‘Til Leather», и я, как и мои друзья, слушали его немного. Это было тем, что вся андерграундная метал-сцена Сан-Франциско слушала в 1982 году. Плюс Exodus очень часто играли с Metallica концерты в Сан-Франциско. Первый раз, когда я говорил с Ларсом, был когда они только отыграли свой сет и я сказал «Спасибо, что позволили нам сыграть. Мне реально нравится как вы играете, парни». Он сказал «Да, да, круто, круто», но при этом он еще и снимал с себя сценический наряд, в конце концов, оставшись передо мной совершенно голым, что было для меня неожиданным, и я был просто в шоке. И я подумал «Ох, он европеец. В Европе это нормально».

(Скорее всего, в данном случае дело не в пресловутом «гейропействе», а в том, что Ларс до этого был спортсменом, привыкшим к общим раздевалкам, где потный народ, не стесняясь, скидывает одежду после тренировок, прежде чем пройти в душ. Хотя в будущем мир и увидел море неоднозначных фото обнаженных Ульриха. – прим. переводчика)

Ульрих: Помню, как первый раз услышал Кирка. У него было чувство, которое можно встретить очень редко у кого из молодых гитаристов – он очень сильно сидел на корнях Европейского метала. Это было реально здорово услышать, когда американский гитарист не играет в стиле Эдди Ван Халена.

Kill ’Em All

Весной 1983 года Metallica доехала до Music America Studios в Рочестере (Нью-Йорк), где они записали дебютный альбом «Kill ’Em All» с продюсером Полом Керкио.

Хеммет: Мы полностью испоганили помещения. Я чувствовал себя плохо. Но там было четыре парня, понимаешь? Там были ковры в каждой комнате, а мы тогда были абсолютно пьяны по большей части 24 часа в сутки. Таким образом, ты можешь представить, как все получилось. В помещениях, где становится мокро, не должно быть ковров.

Ульрих: Сама студия была в подвале огромного клубного типа здания в старом колониальном стиле. На втором этаже был большой танцевальный зал – отлично для хорошего звука ударных. Проблемой этого места были долбанные призраки. Мои тарелки иногда начинали беспричинно вращаться. Ну и всякое такое говно. Это было страшно.

Хетфилд: Иногда мы ставили гитарные и басовые усилки в танцевальный зал, чтобы было пространство. Помню Клиффа там перед его усилком в наушниках, записывающим «(Anesthesia) Pulling Teeth», свою сольную вещь. Она натурально стоял прямо перед своим усилком.

Хеммет: Гитарный материал был записан через волшебный мифический Marshall Джеймса. У него был модифицированный одним парнем из Лос-Анджелеса, который работал с оборудованием Эдди Ван Халена. Я тоже использовал этот усилитель, потому что в то время у нас не было много оборудования. Я также использовал квак и Boss Super Distortion. Джеймс играл на своей белой Flying V, а я на своей черной Flying V. Других гитар у нас не было.

Хеммет, который на тот момент был в группе всего несколько месяцев, все еще вынужден был бороться с незримым присутствием Дейва Мастейна, который сочинил многие из риффов и соло в тех песнях.

Хеммет: Джонни Зет сказал: «Знаешь, тебе надо сыграть соло Дейва». А я ответил: «Нет, я реально не хочу играть соло Дейва». Он тогда предложил: «Почему бы тебе не играть начало его соляков, чтобы народ думал, что ты собираешься играть соло Дейва, а потом ты можешь делать с ними что-то другое». И этим я занимался. Будучи 20-летним парнем на такой позиции, я не хотел раскачивать лодку слишком сильно, особенно будучи новичком. Поэтому я взял первые четыре такта каждого соло и поменял остальное.

Хетфилд: Дэйв принес песню «The Four Horsemen» из какой-то своей предыдущей группы. Тогда она называлась «The Mechanix». После того, как он покинул Metallica мы частично изменили песню. Текст, который он использовал был довольно глупым.

«Kill ’Em All» вышел 25 июля 1983 года на лейбле Megaforce. Несмотря на то, что первая волна треш коллективов, среди которых были Exodus, Slayer, Anthrax и Overkill, уже появилась и пошла действовать, Metallica стала первой, кто записал и выпустил полноразмерный альбом на виниле.

Хетфилд: Название для альбома придумал Клифф. Изначально мы думали назвать его «Metal Up Your Ass». Но нам позвонил наш менеджер и сказал, что если мы его так назовем, то половина музыкальных магазинов откажется его продавать. Тогда Клифф сказал: «Знаешь что? Нахрен этих ушлепков, мужик. Нам лучше просто убить их всех»

Хеммет: После того, как мы записали альбом и вернулись в Бэй Эриа, то там, казалось, появилось 10 или 12 новых групп, которые играли быстрее, по-настоящему агрессивные ритмы.

Дейв Эллефсон (басист Megadeth): Помню, как давно Дейв Мастейн получил письмо от фаната из Бэй Эриа. Пацан написал: «Не могу дождаться услышать твой новый материал. Надеюсь, он будет быстрее, чем Metallica». Мы пошли на следующий день на репетицию и во всех вещах темп сразу же подскочил вверх на 50 ударов в минуту!

Хеммет: Отчасти причиной того, что мы играли так быстро, было то, что мы просто нервничали. Поскольку я был молодой музыкант, то имел склонность ускоряться, когда нервничал. И я подумал, как здорово, что тут никогда не скажут, что это слишком быстро.

Хетфилд: Ларс всегда нервничал на сцене, поэтому он играл все быстрее и быстрее. Никто не хотел придираться и говорить ему об этом. Мы просто думали, что тоже будем играть быстрее, и вот так мы сделали альбом.

Хеммет: Я был бы счастлив, если бы мы просто продали несколько экземпляров альбома и сгоняли в тур по клубам в Штатах. Для меня это было бы успехом. А потом когда мы обнаружили, что реально едем в Европу и будем впервые играть там концерты, я подумал «О господи!». Это было абсолютно неожиданно. Джеймс, Клифф и я никогда не были за пределами Соединенных Штатов. Это было очень вдохновляющее, потому что открывалось больше возможностей, чем мы могли вообразить поначалу.

Йен: Джонни Зет пытался выбить для Metallica контракт, но все эти парни с больших лейблов затыкали уши пальцами, когда он включал им альбом. Они не понимали. Но зато потом когда они увидели сколько много копий продал Джонни, они поняли «Вау, да на свете есть тысячи детей по уши в этом говне».

Джонни Зет: Мы отпечатали 1500 копий и они ушли за пять секунд. Мы напечатали еще 3500 и они продались за неделю. Мы так и продолжали «кирпич за кирпичиком», пока Elektra не схватила их для альбома «Ride the Lightning».

Ride the Lightning

После завершения европейского тура на разогреве у Venom в начале 1984 года, Metallica отправились в студию Sweet Silence Studios в Копенгагене (Дания), чтобы записать там свой второй альбом с продюсером Флеммингом Расмуссеном. В результате альбом «Ride the Lightning» вышел 27 июля на лейбле Megaforce. После выступления в Нью-Йорке группа через несколько месяцев подписала контракт с Elektra, став первой треш-метал командой, которая заключила соглашения с мейджор-лейблом. Elektra потом переиздали «Ride the Lightning» осенью 1984 года.

Ульрих: Клифф приложил руку ко множеству вещей, произошедших между «Kill ’Em All» и «Ride the Lightning». Он действительно открыл Джеймсу и мне полностью новый музыкальный горизонт гармоний и мелодий. Весь наш подход к сочинению песен вместе в очень большой степени сформировался под воздействием Клиффа.

Хетфилд: Туры определенно расширили наш кругозор. Мы начали видеть другие вещи, которые происходили в мире. И тогда больше в наших текстах стало появляться больше ориентированных на панк, каких-то самоуверенных мыслей. И была необходимость сесть и сочинить альбом в другом стиле, потому что «Kill ’Em All» был просто песнями, которые мы два года играли по клубам, прежде чем записать.

Хеммет: Я записал весь альбом на усилителях Marshall со своим Gibson Flying V, а у Джеймса тогда был его Gibson Explorer.

Хетфилд: Весь альбом стал по-настоящему огромным шагом для нас. «Creeping Death» была нашей первой большой вещью с хардкорным вокалом, где публике можно было подпевать. Это чуть ли не повышало ценность!

Хеммет: Когда мы сделали хрустящую вставку «Die by my hand» в середине песни, мы сидели в контрольной комнате после того как сделали хардкорный вокал и все просто сходили с ума.

В дополнение к трешовой нарезке из «Creeping Death», «Fight Fire with Fire» и «For Whom the Bell Tolls» на альбоме была песня «Fade to Black», которую многие считают первой треш-метальной балладой.

Слэгел: Metallica реально раздвинула границы с «Fade to Black». Это был первый раз, когда какая-либо группа пыталась сделать что-то типа этого. Я помню, как некоторые из их хардкорных фанатов обвинили группу в том, что они продались, хотя это достаточно очевидно, что это просто великая чрезвычайно хорошо написанная мелодия.

Хетфилд: Это суицидальная песня и вокруг нее было много шумихи. Дети кончали жизнь самоубийством из-за этой песни. Но мы также получали сотни и сотни писем от детей, где они говорили, насколько им близка эта песня, и как она помогла им чувствовать лучше. Это была первая наша баллада, поэтому было сложно, и мы знали, как это будет взволнует людей.

Хеммет: В удлиненном соло в конце я не знал, что играть. Мы были в Дании на протяжении пяти или шести месяцев, и я реально тосковал по дому. Поскольку это мрачная песня и мы все в любом случае бездельничали, то когда я работал над соло, то думал о всяких депрессивных вещах- это реально помогло. Когда все было готово, я вернулся назад и сделал партии гитары на чистом звуке, позади куплета. Джемс играет рифф с арпеджио, а я сделал арпеджио на аккордах из трех нот. Мы пришли к звуку очень похожему на Dire Straits.

Хетфилд: Группы типа Exodus и Slayer не делают баллад. Но они сами поставили себя в эту позицию. А мы так никогда не поступали. Ограничивать себя в угоду аудитории – это говно.

При поддержке Elektra группа Metallica начала восхождение к вершинам мейнстрима. В 1984-1985 годах группа ездила с гастролями по миру, отыграв тур «Bang the Head That Doesn’t Bang» по всей Европе, отыграв в Великобритании с W.A.S.P. и Armored Saint. В августе 1985 Metallica отыграла на фестивале «Day on the Green» в Окланде (штат Калифорния), где выступила перед аудитории в 60 тыс. человек. В том же месяце они отыграли на фестивале «Monsters of Rock» в Донингтоне (Англия), где их выступление было между Ratt и Bon Jovi.

Хетфилд (на сцене «Monsters of Rock»): Если вы приперлись сюда попялиться на лосины, накрашенные глаза и фразы «Оу, бэйби» в каждой гребанной песне, то это не та гребанная группа.

Master of Puppets

После гастролей в течении большей части года, Metallica вернулась в студию Sweet Silence Studios в сентябре 1985 года, чтобы начать работу над своим третьим альбомом «Master of Puppets», как и прежде с Флеммингом Расмуссеном у руля.

Хеммет: На тот момент, мы играли вместе уже несколько лет, мы отгоняли дофига гастролей, мы хорошо узнали друг друга и с музыкальной и с личной стороны. Каждый выдавал удивительные идеи и это была кульминация всего в правильной точке. Все правильные ноты в правильное время. Может быть, планеты встали правильным образом или что-то еще, я даже не знаю, но ощущал я все именно как-то так.

Хетфилд: Мы стали делать более длинные, более навороченные песни. Написать длинную песню, чтобы она не казалась длинной было сложнее.

Хеммет: Я сейчас тебе расскажу как появился основной (нисходящий) рифф «Master of Puppets». Во время тура «Ride the Lightning» Джеймс постоянно играл этот рифф в гримерке, но на четвертой струне, а я играл его на третьей струне как гармоническую линию с параллельной квартой. Это звучало тупо и забавно. А потом однажды на репетиции Джеймс сказал «Давай я покажу тебе реально тяжелое вступление к песне» и сыграл тот же самый рифф, но на шестой струне. Я сказал: «Ах, вот ты, наконец, нашел как применить эту мелкую тупую штуковину». И теперь это можно назвать как угодно, но только не тупостью.

Хетфилд: Рифф для заглавного трека был достаточно наворочен – постоянно двигается. Но это хорошо работает на концертах. Народу нравится проорать «мaстер!» разок-другой.

Хеммет: На этой песне я использовал голову Mesa/Boogie Mark II-C и свой Jackson Randy Rhoads V. Когда слушаете соло, то там есть странный звук сразу после вкусной части, который выглядит как будто я взял очень высокую ноту где-то на виртуальном грифе за датчиком. А на самом деле я просто случайно выдернул струну за пределы грифа, и она оказалась на боковой поверхности грифа. Я услышал результат позже и подумал «Это здорово, нам надо это сохранить». Конечно, я никогда больше не смог это повторить.

«Master of Puppets» вышел 3 марта 1986 года. В дополнение к эпическому заглавному трек, на альбоме был невероятно агрессивный материал, такой как песни «Battery», «Damage, Inc.» и «Disposable Heroes», а также вторая баллада «Welcome Home (Sanitarium)».

Наклейка на обложке ранних изданий «Master of Puppets» сообщала: “Единственный трек, который вы вероятно не захотите проигрывать - это «Damage, Inc.», поскольку там несколько раз используется печально известное слово на букву «F». Но зато на этом альбоме нигде нет никаких «Shits», «Fucks», «Pisses», «Cunts», «Motherfuckers» или «Cocksuckers»”.

Хетфилд: Идея «Welcome Home (Sanitarium)» пришла после фильма «Пролетая над гнездом кукушки». Песня «Fade to Black» хорошо работала и мы хотели сделать еще одну медленную песню, на чистом звуке, чтобы цепляла. Но на этот раз с припевом. У меня были проблемы с пением этого припевы - там реально высоко. А рифф для этой песни был взять у одной другой группы, пусть она останется неназванной.

«Master of Puppets» достиг 29 места в альбомном чарте Billboard и за несколько месяцев было продано более 500 тыс. экземпляров. Так без поддержки со стороны радио или MTV группа Metallica завоевала свой первый золотой альбомный статус. У группы был очень большой прорыв в мейнстрим после того, как они разогревали Ozzy Ozbourne в туре в поддержку его альбома «Ultimate Sin».

Хеммет: Тур с Ozzy реально отличался, потому что неожиданно мы стали играть «Master of Puppets» перед достаточно мейнстримовой аудиторией. Обычный фанат Ozzy возможно и не втыкал в Metallica, но года два-три спустя, они все начали говорить «Да, я видел Metallica с Ozzy, и они убрали его!». Мы меняли людей вечер за вечером. Неожиданно у нас стали продаваться альбомы, и во многом это был результат того, что наши жопы играли крутые концерты, таким образом презентуя людям нашу музыку, которой не было на радио.

Осенью 1986 года Metallica провела европейскую часть тура «Damage, Inc.» с разогревом от Anthrax.

Дэн Спитц (гитарист Anthrax): Каждый вечер, когда они выходили на сцену, аура была невероятной. Я могу представить, что на концертах Led Zeppelin и Black Sabbath была такая же энергетика. Видя тогда группу Metallica, ты просто знал что должно произойти нечто крутое. «Master of Puppets» был сменой караула.

27 сентября по дороге на концерт в Копенгагене, гастрольный автобус Metallica занесло с дороги рядом с Дорарпом (Швеция) и он несколько раз перевернулся. Клифф Бертон, который спал на боковой койке, вылетел из окна. На него упал автобус, и он умер мгновенно. Ему было 24 года.

Хетфилд: Я видел автобус лежащий прямо на нем. Я видел его ноги, торчащие наружу. Я был в отчаянии. Водитель пытался взять одеяла Клиффа, чтобы дать кому-то другому. Я просто орал «пиздец», я хотел убить парня. Я не знаю, был ли он пьян или автобус занесло на льду. Все, что я знал, Клифф был мертв.

Хеммет: Часть Metallica была навсегда потеряна, когда умер Клифф.

Хетфилд: Все, о чем я мог думать: «Группа? Нет вариантов. Нет никакой группы. Сейчас группа - это не группа. Это просто три парня».

Йен: Это был ужасный момент. Ты просто не можешь представить, что нечто подобное может случиться с кем-то из твоих друзей, особенно когда ты в туре, когда у тебя есть ощущение непобедимости. Но я знаю, что остальная часть Metallica никогда не собиралась завершать деятельность группы. Они думали, почему мы должны остановиться? Это последняя вещь, которую Клифф хотел, что мы бы сделали.

Через несколько недель после похорон Бертона, Хетфилд, Ульрих и Хеммет, начали прослушивание бас-гитаристов. Они в итоге остановились на 23-летнем Джейсоне Ньюстеде, басисте группы Flotsam and Jetsam.

Ульрих: Мы просмотрели около 60 человек за одну неделю. И мы решили вернуться к четырем из них. Джейсон был вторым из этой четверки. Мы играли весь день, а затем пошли поесть. И там у нас был большой тест, это был тест на выпивку. Клянусь, это не было запланировано. И потом в итоге мы с Кирком и Джеймсом стояли втроем в туалете под утро и отливали. Мы стояли молча в одну линию, не глядя друг на друга, когда я спросил «Это он, да?» и остальные ребята сказали «Да, это он». Так вот все было.

Ньюстед: Когда я пришел в Metallica, я должен был воздать должное работе Клиффа, но также должен был оставить и свой отпечаток. Никто не может быть Клиффом Бертоном, который был как Джимми Хендрикс на басу. Мне нужно было заниматься, заниматься, заниматься, чтобы приблизиться к том, кем он был.

Холт: После всех этих лет, кто бы ни играл на басу в Metallica, ему до сих пор приходится иметь дело с наследием Клиффа Бертона. Но нет никого другого, такого как он.

С Ньюстедом в составе Metallica вернулась к турам, гастролируя по Америке и Европе с группой Metal Church, и закончив разъезды тремя концертами в рамках фестиваля «Monsters of Rock». Летом 1987 года они вернулись в Лос-Анджелес и записали «The $5.98 E.P.: Garage Days Re-Revisited». Набор песен состоял из каверов на любимые Metallica песни Misfits, Budgie и легенд «Новой Волны Британского Хэви Метал» Diamond Head.

Хеммет: Мы сделали тот мини-альбом просто для фанатов, просто ради развлекухи, а на Elektra его полюбили и издали. Все соло-партии вышли достаточно быстро - я сделал их за пару вечеров. Тогда я впервые использовал гитары ESP c датчиками EMG.

Хетфилд: Мы еще не отошли от смерти Клиффа, и Q-Prime, наш менеджмент, говорил нам, не тянуть и начать снова играть. Думаю, мы отчасти выражали траур через музыку и выпуск каверов на этом альбоме.

…And Justice for All

В январе 1988 года Metallica возобновила работу с продюсером Флеммингом Расмусмуссеном, на этот раз в студии One On One Studios в Лос-Анджелесе, чтобы начать работу над их четвертым студийным альбомом. Названный «…And Justice for All», он стал самым прогрессивным и технически сложным альбомом в каталоге группы, состоя всего из девяти песен общей продолжительностью больше часа.

Хеммет: Все поменялось со смертью Клиффа. Даже звучание изменилось. На Justice мы отчасти стали жертой той тенденции на виртуозность в конце восьмидесятых. Все внезапно захотели быть прогрессивными и показать все свои возможности. Так или иначе игра быстрого и тяжелого рока отошла на второй план.

Хетфилд: Иногда мы оглядываемся назад на какой-то свой материал из прошлого и удивляемся как или почему мы пришли к определенным частям. Многое было вызвано необходимостью, но при этом многое было обычным онанизмом - просто для показухи. Но это то, где мы были в то время.

Хотя альбом был первой полноразмерной работой Ньюстеда с Metallica, его басовые партии практически не слышны на готовом продукте. Очень многие считают, что это была «дедовщина» по отношению к басисту со стороны остальных участников группы, хотя они это отрицают.

Хетфилд: Басовая партия заглушена по двум причинам. Во-первых, Джейсон был склонен к дублированию моих партий ритм-гитары, в следствии чего было сложно понять, где начинается моя гитара и заканчивается его бас. Плюс мои партии на Justice были так отстроены, что средних часто было очень мало, зато верхи и низы были по максимуму. за счет этого в миксе моя гитара занимала весь диапазон низких частот. Нам с Джейсоном всегда приходилось сражаться за одно пространство в миксе.

Ньюстед: Я не могу передать, как много печали у меня было (и до сих пор) связано с тем альбомом.

Хеммет: Было очень много страданий после смерти Клиффа, и Джейсон был боксерской грушей. Мы вылили на него так много всего, и это реально было несправедливо.

«…And Justice for All» вышел 6 сентября 1988 года и он является их самым большим альбомом вплоть до настоящего времени. Это их прорыв в мейнстрим. Большая часть этого успеха относится к песне «One», на которую они сняли свой первый клип. В этом видео мрачные тексты Хетфилда иллюстрируются тревожными изображениями из фильма «Johnny Got His Gun», являющегося вышедшей в 1971 году как экранизация антивоенного романа Далтона Трамбо.

Хетфилд: До этого мы никогда не снимали клипов, потому что нас об этом никогда не просили. И мы точно не хотели попадать в такое положение, когда нужно упрашивать MTV запустить наш клип. Изначально наши фанаты звонили им и просили поставить видео с нами. MTV тогда типа удивлялись «Что это за Metallica, к черту?». В конце концов, они сами попросили нас снять клип. И мы сделали его, но сделали в своем стиле. И, конечно, это было невероятно тревожащим.

Хеммет: Когда я увидел «One» на MTV где-то в пол-двенадцатого, то знал, что мы идем правильной дорогой. После просмотра, на экране появился ведущий и сказал «Вау, это настоящая бомба!»

В связи с серьезным успехом альбома - он достиг шестой позиции в альбомном чарте Billboard и получил платиновый статус меньше, чем за три месяца - Metallica организовывали «Damaged Justice», их первый хедлайнерский тур по большим аренам, который прошел по всему миру и продолжился более, чем на год. «One» будет номинирован на Grammy - это будет первый год когда Академия Звукозаписи организует категорию «Лучшее Хард-Рок/Хеви-Метал исполнение». Но в итоге победу в этой номинации получили Jethro Tull, группа, чья музыка не относилась ни к хард-року, ни к хеви-метал.

Ульрих: Я совру если скажу, что не расстроился. Человеческая натура больше стремится к победам, нежели к поражениям. Но победа Jethro Tull - это насмешка над идеей события.

(Что может быть ироничнее нежели такая ситуация с альбомом, имеющим название про справедливость для всех? - прим. переводчика)

Наклейка на обложке альбома в последующих изданиях «…And Justice for All» гласила «Проигравшие премию Grammy».

The Black Album

После завершения тура «Damaged Justice» группа вернулась в студию One On One Studios в октябре 1990 года, чтобы записать свой пятый студийный альбом. Музыка, которую они сочиняют и записывают, по больше части отходит от их треш-метальных корней в пользу более коммерческого звучания с более медленными темпами, упрощенными гитарными риффами и более короткими, более доступными песнями. Вокальные партии Джеймса Хетфилда также более мелодичны. Эти изменения в звуке во многом заслуга продюсера Боба Рока, известного прежде всего работой с проектами, ориентированными на радио, такими как Bon Jovi и Motley Crue.

Хетфилд: Люди будут говорить, что Боб Рок сделал звучание Metallica как у Bon Jovi. Они не понимают, что никто нас ни к чему не принудит, кроме нас самих.

Ульрих: Единственная вещь, в которой Боб получил полную свободу - это воздействие на Джеймса по части того, чтобы тот раскрепостился и начал петь по-настоящему. Мы всегда позиционировали себя как Большая Страшная Metallica, а Боб познакомил нас с новым словом, которое никто из нас раньше не слышал, «Душевно».

Хетфилд: Ротация на радио не была главной идеей сочинения коротких песен. Нам казалось, что мы уже сделали все для смерти формата длинных песен. У нас была песня, где было всего два риффа, это было просто удивительно. На это нужно всего две минуты.

К тому времени, когда вышел альбом, Metallica провела в студии почти год, и стоимость работ достигла одного миллиона долларов. Они решили назвать альбом «Metallica», хотя из-за изображения на обложке - темной скрученной змеи на черном фоне - запись стала известна как «Черный альбом».

Ньюстед: Нам понадобилось много времени, чтобы придумать название. Была идея назвать его просто «Пятый» или взять название какой-нибудь песни с альбома. Но нам хотелось простого названия.

Ульрих: Песни не настолько навороченные и игра Кирка хорошо ложится в песни, когда он играет под спокойные барабаны. Мы с Джеймсом так все делали, чтобы Кирку было как можно проще накладывать сверху свои соло. Иногда на некоторых вещах в Justice все немного выходило из под контроля. Приходилось говорить «Кирк, вот тут нужно соло», а это было сложной, не всегда ровно вписывающейся вещью.

Ньюстед: Звук баса тут более весомый. Я пытался создать реальную ритм-секцию, нежели одномерное звучание. Все сводилось к музыке - создать сначала ритм-секцию, а потом позволить гитарам выполнять свою работу. Я рад, что остальная часть группы смогла сказать, что им нужно.

Хетфилд: То, чего нам действительно хотелось, это живое чувство. В прошлом мы с Ларсом конструировали ритм-партии без участия Кирка и Джейсона. В этот раз я хотел попробовать поиграть в студии как группа. Если подать больше света у вас будет больше энергетики.

Хеммет: Я использовал преамп Bradshaw для низких и средних и пару Marshall для красивых чистых высоких. Мы немного обрабатывали звук эквалайзерами на пульте и это отлично получилось. Я использовал две гитары - стратовского стиля ESP с двумя EMG и ’89 Les Paul Deluxe с парой EMG.

Хетфилд: Мы попробовали кучу усилков, но я пришел к тому же Mesa/Boogie Mark II Simul Class, что использовал на последних трех альбомах. Моей основной гитарой была ESP Explorer с EMG, но я также использовал Telecaster, Gretsch White Falcon с Bigsby и 12-струнный Guild.

Заглавный трек альбома «Enter Sandman» раскручивается простым и цепляющим риффом с крутым припевом, который отлично подходит чтобы подпевать. Песня стала международным хитом.

Хетфилд: Я помню, когда сочинил текст для «Enter Sandman», то Боб Рок и Ларс пришли и сказал «Могло быть и получше». И они меня взбесили. Я подумал «Пошли нахрен! Тексты тут пишу я!». Это было первым испытанием со стороны и оно заставило меня работать усердней.

Хеммет: Думаю пришло время сказать, откуда я взял гитарный ход перед брейком в «Enter Sandman». Это из песни «Magic Man» группы Heart, но при этом я его взял не из версии Heart, а с альбома Ice-T «Power», где оно было засемплировано. Я послушал его и подумал, что должен стянуть!

Поклонники мейнстримового направления в музыке с воодушевлением приняли новую более дружелюбную Metallica. «Черный альбом» вошел в чарты Billboard под номером 1 и продался тиражом в более, чем 600 тыс. экзпмпляров в первую неделю выпуска. В дополнение к «Enter Sandman» присутствует еще пять хитовых синглов, среди которых «The Unforgiven», «Wherever I May Roam» и акустическая баллада «Nothing Else Matters». С тех пор продалось более 22 млн. экземпляров альбома.

Ульрих: Ты думаешь, что однажды к тебе подойдет чувак и скажет «У вас альбом номер 1 в Америке», и весь мир перевернется. А на самом деле я стоял в номере отеля и по факсу пришло сообщение «Вы номер 1», и все было типа «ну ладно, хорошо». Просто еще один долбанный факс из офиса.

После «Черного альбома»

В октябре 1991 года Metallica отправляются в тур «Wherever We May Roam». Они гастролируют почти три года, и этот тур становится одним из самых больших в мировой истории. За последующие десять лет они выпустят ряд альбомов «Load», «ReLoad», «St. Anger»), в которых будут перестраивать свое звучание и имидж, в чем-то выигрывая, в чем-то проигрывая - фанаты в курсе всего этого. В 2001 году группу покинет Джейсон Ньюстед. В 2003 году на смену ему придет Роберт Трухильо, басист Suicidal Tendencies и Ozzy Osbourne, который присоединится к команде перед туром в поддержку «St. Anger». В сентябре 2008 года Metallica выпустят свой девятый альбом «Death Magnetic». К настоящему времени он был продан по всему миру в количестве более 90 млн. экземпляров, а Metallica остается одной из самых влиятельных и успешных групп в хард-роке и хеви-метал.

Хеммет: Я думаю у Metallica есть еще много чего сказать. Мы из тех групп, что любят эксперименты. Нам не нравится оставаться слишком долго на одном месте, и все альбомы после «Черного» это подтверждают. Мы не боимся пойти на артистические риски, даже если придется взбесит нашу аудиторию и наших друзей.

Хетфилд: Крутость Metallica в том, что всегда есть новой поколение злобной молодежи, которые фиксируются на «Kill ’Em All» и понимают, о чем я говорю. И возможно они растут вместе с остальными альбомами. Мы никогда ничего не выдумывали в своих альбомах - в них просто зафиксировано то, где мы были в то или иное время. На Земле всегда будет молодежь, а будет ли им это близко или нет, я не знаю. Но каждый раз когда я смотрю на толпу и вижу каких-то пацанов в самом центре колбасилова, то думаю «Да, я это видел».

Хеммет: Мы хотим выбраться наружу и показать насколько сильна Metallica. Это не маска и не фигня. Мы реально себя хорошо ощущаем, будучи на этом месте. Посмотри, сколько это продлится.





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное