JIMI 

   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

James Hetfield & Kirk Hammett
опубликовано в Guitar Player (April 2017)
автор - Jude Gold, перевод - Сергей Тынку


Когда я в середине 80-ых учился в школе в Беркли, то часто замечал на телеграфных столбах у нас на районе рекламу концертов Metallica в местном клубе Ruthie’s Inn. Иногда там же были Exodus или Megadeth. Что это были за концерты?

Джеймс: В Ruthie’s было много прикольного. Тогда у нас не было ни забот, ни расписания. Это была наша местная тусовка. Притаскиваться туда по выходным было нашим ритуалом. Плевать кто там играл, мы по любому там ошивались.

Кирк: Нам тогда много не требовалось - просто несколько усилителей, ударная установка, какие-нибудь гитары и мы были готовы рубить. У нас всегда были проблемы со звуком, но мы не парились, потому что зарубались только на том, чтобы рубануть как следует, будучи по возможности максимально тяжелыми, агрессивными, ершистыми и самобытными. В наше время у нас все те же основные компоненты, но при этом явное различие в том, что теперь мы используем лучшее оборудование и стремимся к высочайшему качеству.

Когда у меня в конце концов появилась группа и мы несколько лет спустя выступили в Ruthie’s, то это был дождливый вечер. Внутри клуба повсюду стояли ведра, даже на сцене, куда капала вода через протекающую крышу.

Джеймс: На самом деле на нашем концерте в Шанхае пару дней назад тоже протекла крыша арены и вода накапала на мои сценические футболки (смеется). Хотя так то мы уже выросли в группу международного масштаба, и продолжаем ею быть после 35 лет, во что до сих пор невозможно поверить, если задуматься об этом.

Несомненно, что с вашим успехом, вы можете позволить нанимать профессиональных гитарных техников и тур-менеджеров. Но вообще у вас есть сейчас какой-нибудь сотрудник, о котором вы раньше и не мечтали?

Кирк: Да. Это Mike Gillies. Он рулит нашей системой Pro Tools и записывает каждый концерт, репетицию и выступление на телевидении, которые мы делаем. Он поддерживает огромную библиотеку всей нашей музыки. Это полезно, если, например, мы хотим освежить какую-то часть песни, которую давно не играли, или хотим послушать, в каком темпе мы играли какую-нибудь песню в последнем туре. У него также есть много оригинальных дорожек с альбомов, с которых он может выдать тебе отдельно партию одного инструмента, при этом замедлить или например изменить тональность чтобы посмотреть как она войдет в твой нынешний строй гитары. Его позиция - это не то, о чем мы задумывались. Это работа, которая со временем появилась сама собой по мере потребностей группы.

Как я понимаю, у вас парни есть полностью оборудованная комната для настройки на каждой концертной площадки. Целое помещение просто для настройки?

Джеймс: Это комната группы, где мы на самом деле можем пробежаться по всем песням, проскакать через вокальные гармонии, гитарные партии и т.д. И когда мы играем в Китае, то это может быть весьма полезно, потому что есть песни, которые нам можно там играть, и есть, которые нельзя. Поэтому из-за цензуры, которая все еще существует, у нас есть песни, которые мы какое-то время не играли и нам надо бы их прогнать разок-другой. Иногда там появляются новые риффы, которые мы записываем на скорую руку, и они потом запросто могут оказаться на очередном альбоме. Также мы можем там поработать с техниками над какой-то конкретикой по части звука. Хотя у нас такая удивительная команда по части крутизны подготовки, что обычно нам даже не нужен саундчек.

Если бы у вас все таки был бы саундчек и ты дал бы мне свою гитару со словами “ну как дай жару”, то, как ты думаешь, что меня бы больше всего удивило при игре через твое оборудование?

Джеймс: Ну ты бы наверное удивился, что у меня нет какого-то гигантского бэклайна и все звучит не настолько громко, как ты мог ожидать. У меня, например, всего два кабинета и больше нет. Куча нашего звука идет ко мне через ушные мониторы и напольные Meyer, которые мы используем на сцене. Мы очень довольны своим мониторным звуком. Громадная стена усилителей не кажется больше необходимостью. Нам нравится быть более оптимизированными, таким образом мы можем попасть на теле-шоу, в радио-передачу, на стадион или в клуб и все оборудование будет работать одинаково при неизменных настройках.

Кирк: Если ты возьмешь любую из моих гитару, то возможно удивишься тому, что на ней не суперудобно играть, потому что я играю с относительно высоко задранными над грифом струнами. Мне не нравятся слишком низко лежащие над грифом струны. Мне нужно какое-то пространство между струнами и грифом. Возможно мои руки меньше бы уставали если бы я немного опустил струны, но мне нравится когда гитара сопротивляется, особенно потому что моя атака правой рукой такая агрессивная. Я не хочу быть слишком гладким и сладким, потому что мой стиль - это наполовину пещерный человек, и наполовину Лорд Байрон. Да и набор моих струн не назовешь совсем уж легким. Дома и в студии я играю на Ernie Ball .011s. А в туре, когда ты каждый день играешь по несколько часов я использую .010s.

На каких гитарах вы сейчас рубите концерты?

Джеймс: У меня главным образом ESP со струнами Ernie Ball и моим набором датчиком EMG Het Set. Я реально люблю свою ESP Vulture, которая сделана на базе дизайна Flying V и которая у меня вышла в прошлом году, а также свою ESP Snakebyte. У меня также есть несколько Gibson - просто для разнообразия. Я люблю формы V, Explorer и традиционного Les Paul. Эти формы лучше всего подходят к моему телу и я люблю на них играть. Но вот гитара Vulture - это нечто! Она красива и легка, у нее реально живой звук!

Кирк: На самом деле у нас два набора концертных гитар и усилителей. Один мы зовем Black System, а второй Blue System. Когда у нас гастроли, то они обычно ездят вразнобой. Допустим если черный комплект используется на концерте в Лондоне, то синий в этот момент может быть на пути в Швейцарию. В одном комплекте главной гитарой является моя 1988 ESP KH-2 “Skully” - первый ESP, который у меня появился. А во втором ESP “Mummy”, на которой я играю с девяностых.

Раньше была нерешенной проблема со звуком усилителей, потому что в одном комплекте усилки звучали лучше, чем в другом, и мы с Джеймсом всегда знали какой комплект лучше звусит. Но мы решили эту проблему, переключившись на процессоры Fractal Axe-FX. Теперь у нас везде одинаковых звук, даже на репетициях.

Джеймс: Мы реально довольны Fractal. Это удивительно. Для моего звука, мы идем в студию и там наруливаем смесь усилков Mesa/Boogie с небольшим добавлением Diezel. А чистый звук у меня идет из Roland JC-120. Так вот на сцене мощники Mesa 2:Ninety раскачивают мои кабинеты, но звук с этих кабов не снимается микрофонами. Эти кабы нужны для мониторинга, получения фидбека и просто чтобы чувствовать звук. А в пульт идет напрямую Fractal.

Кирк: Какое-то время у нас вообще не было кабинетов на сцене, но это было слишком странно. Мне хочется что-то слышать. И мне нужно чувствовать звуковое давление из динамиков, к которому я так привык. Таким образом у меня есть один кабинет на сцене для мониторинга и один во флайт-кейсе с закрепленным на нем микрофоном.

Ну вы вот ощущаете на сцене звук Fractal настолько же пробиваемым как был у ваших ламповых голов?

Джеймс: Ну вероятно они никогда не будут звучать также, как те усилители, которые они заменяют, но мы реально много работали над тем, чтобы они были чрезвычайно близки. И я скажу тебе, что оно очень удобно для нашей команды и нашего звукача Big Mick [Hughes], просто удивительная технология.

У Метлы восемь лет не было туров по Штатам. Есть ли какие-то намеки на какое-то обновление?

Кирк: По этому вопросу у нас тонна планов, но мы не можем вдаваться в подробности, потому что планы еще развиваются. Но одна вещь, которая точно будет - это более назамутненный взгляд - меньше оборудования на сцене, и больше фокус на том, что мы четверо делаем.

А у вас парни еще сохранился тот всплеск эмоций от игры на гитаре, который был, когда вы начинали в подростковые годы?

Джеймс: Абсолютно. Я вероятно уже говорил об этом раньше, но моя жена когда видит, что я в паршивом настроении, то спрашивает “Эй, а ты когда последний раз играл на гитаре?”. Гитара реально приводит меня в счастливое состояние. Я люблю просто сидеть и играть. И, я могу тебе сказать, что когда ты сваливаешь на гастроли и там играешь концерты через гигантские акустические системы, это все еще очень круто ощущать. Это все та же детская мечта, которая стала реальностью.

Кирк, ну а ты как соло-гитарист, в каком направлении сейчас развиваешься?

Кирк: Ну это действительно странно. Мой сын, которому 10 лет, играет на виолончели, а другой сын, которому 8 лет, играет на скрипке. Они только начинают, но в доме полно классической музыки. И вот как раньше я мог поставить Джими Хендрикса и надергать пассажей из “Red House”, я теперь делаю с классической музыкой. Я слышу какой-то небольшой фрагмент и начинаю думать “Как там оно все происходит?”. Тогда я хватаю гитару и начинаю выяснять. Я раньше никогда не обращался подобным образом с классикой. А еще я полюбил танго. Не могу поверить, насколько это эмоциональная музыка. Я неистово полюбил кубинскую музыку и одержим босса-новой. Я люблю композитора Jobim. Я трачу глобально несоответствующее количество времени на посиделки с акустической гитарой, играя мелодии босса-новы раз за разом.

Если гитарист впервые заглянет на базу Метлы… то это же место, где у него башню сорвет?

Кирк: Ну это как магазин Guitar Center, но только персонализированный (смеется). Нам с Джеймсом реально нравятся Les Paul, поэтому ты их тут очень много увидишь. Также увидишь много ESP - мои модели и модели Джеймса. Ты увидишь горы усилителей один на другом - новые усилки, винтажные усилки, бутиковые усилки. Также море гитарных педалей и рэкового оборудования. Также есть пианино, рядом с которым все позируют, но никогда на нем не играют. Если честно, мы настолько затарены оборудованием, что я в шоке, если вдруг обнаруживаю, что у нас чего-то вдруг нет и нам надо это купить.

У меня намного больше гитар, чем мне нужно на самом деле, поэтому я начал исследовать их на предмет, какие звучат лучше и какие что-то для меня значат. А остальные я стал анонимно продавать на eBay. Я не говорю никому, кто я есть, поскольку в этом случае сделка осложнится.

Ваши сценические комплекты сокращаются, сцена оптимизируется, гитарные коллекции тоже могут быть порезаны… Слушая новый альбом кажется, что и музыкально вы немного поджались, вернувшись к сырому треш-металу, но с современным звуком.

Джеймс: Я думаю мы по жизни становимся чуточку старше и хотим упростить какие-то вещи, придерживаясь материала, который работает. На счет оптимизации альбома, я, наверное, не знаю. У нас было так много риффов, что он должен был выйти аж на двух дисках!

Мне нравится звучание альбома. Думаю продюсер Greg Fidelman проделал удивительную работу и помог нам зазвучать так, как мы этого хотели бы. Это звучит мощно, но гладко, поэтому ты реально можешь прибавить громкости без риска разорвать себе уши. Ваш слух не устанет от прослушивания этого альбома. Он теплый и жирный. Это реально то, какие мы сейчас есть.

В эпоху пониженных строев и гитар с 7-ью и 8-ью струнами, я поражен насколько вы тяжело звучите в строю Ми. Как-будто кто-то сделал звучание Ми глубже и тяжелее, чем оно должно быть.

Джеймс: Думаю, что оставаться в Ми вместо понижения строя, как у нас бывает на концертах - это часть живого ощущения от Hardwired. Мы немного экспериментировали с этом. Присутствие одной песни в пониженном строе, “Dream No More”, создает прикольное разнообразие, но если все песни сыграть в пониженном строе, то они в конечном счете все будут звучать одинаково.

Пассаж из припева в “Moth Into Flame” настолько цепляющий. Как вы его нарыли?

Джеймс: Мы очевидно сыграли его где-то в туре, записали и поместили в нашу библиотеку. Не имеет значения, кто именно придумал этот рифф, потому что у всех четырех участников группы сохранено море идей, особенно сейчас, когда между альбомами прошло восемь лет. Когда приходит время планировать альбом, мы с Ларсом садимся, как это было со всеми нашими альбомами, и прогоняем все риффы, чтобы найти те, что лучше. “Moth” точно была одним из лучших риффов.

Если говорить о больших сценах то, что у вас было наиболее безумным и диким в стиле фильма Spinal Tap?

Джеймс: На гастролях с нами происходит множество вещей. От электриков, которых шарахает током и больших кусков свиней, которые летают по сцене на фестивалях, до бутылок и дротиков от дартса, которые в нас бросают. Я пока не падал со сцены, но наша карьера еще продолжается (смеется). Наши сцены реально все эти годы были экстремально опасны. У нас были пожары под сценой, вещи, которые летели и взрывались, техники, которые падали с ферм со световым оборудованием. Мы сделали кучу безумных вещей, которые испугали людей, что всегда очень смешно. В фильме “Through the Never” новая улучшенная статуя “And Justice for All” разрушается и валится в толпу. У нас даже стояли трансформаторы Тесла на сцене. Я не думаю, что кто-нибудь еще это делал.

Кирк: Во время тура “Ride the Lightning”, я думаю, грохнулся со сцены два или три раза. Отчасти это было потому что мы раньше бухали до выхода на сцену и я не очень хорошо держался на ногах. Но надо понимать, что это в прошлом. Еще одна смешная вещь была когда как-то вечером мы изменили тональность “Jump in the Fire” с соль на фа-диез, потому что если играть на полтона ниже, то мы можем использовать открытые струны, а это всегда делает звук больше. И вот потом когда мы уже погрузились в концерт и настает время песни, кто-то из нас забыл, что мы играем ее на полтона ниже. И все не строит на интервал в малую секунду. Песня идет уже минуты две а мы все еще полностью атональны. Я хочу сказать, что когда у вас ушные мониторы, и все, что вы слышите - это вы сами, то очень сложно выяснить, что вы вывалились из тональности и играете в другом измерении, нежели остальные. Но это весело. Микротональный долбанный хаос.

Кирк, хочу поздравить тебя с со-учереждением бренда KHDK. Каково это, заниматься педальным бизнесом?

Кирк: Это более весело и креативно, нежели я изначально представлял. Мне нравится, что я произвожу педали, которые сам хочу использовать. Это настолько клевое чувство, когда ты что-то придумываешь, потом производишь и вот оно лежит перед тобой. Мы с моим партнером Dave Karon пытаемся дать эти педали всем подряд - музыкантам в рок-группах, фанк и соул бандах, блюзовых командах, джазовых оркестрах, потому что мы не просто компания с педалями для хэви-метал. Также мы сейчас в процессе разработки педалей для нескольких других гитаристов, и я реально этим взволнован, потому что хочу чтобы они почувствовали тоже самое, что и я, когда у меня появилась первая готовая педаль KHDK Ghoul Screamer. Помню свои чувства. “Наконец-то! Тьюб Скример у которого больше кнопок и компрессии”. Я бы хотел, чтобы ситуация развивалась в направлении того, чтобы получили свое гитаристы, имевшие идеи педалей, на которых им хотелось играть, но никто не делал таких.

Что вы думаете о дженте? Вы слушаете группы типа Meshuggah, которые вроде бы еще играют хэви-метал, но при этом выводят его ритмическую составляющую на новый уровень сложности?

Джеймс: Конечно, да. Мы отыграли довольно много концертов с Meshuggah. Они одна из групп, которые реально раздвигают границы звучания, играя экстремально интенсивный и сложный матриал. У меня башня отваливается и я не втыкаю, как они могут помнить эти песни. Хотя опять таки, люди нас спрашивают о том же самом “Как вы помните эту песню?”. Ну просто ты ее сочинил. Это то, как помнятся сложные песни. Когда ты ее сочинил, то запомнить намного проще, нежели когда ты учишь сочиненную кем-то другим.

Кирк, ты обнародовал факт, что завязал с бухлом. Это тебе помогает играть?

Кирк: Да, это так. Алкоголь перестал радовать меня. И примерно два с половиной года назад я завязал. Это превратилось в рутину на протяжении многих лет, когда мы играли концерт и потом я шел и напивался в номере отеля, хватал гитару и играл два-три часа, пока не отрубался. Я и сейчас играю на гитаре после концертов, но теперь без выпивки. И это означает, что на следующее утро я помню все, что играл вечером. Это остается со мной. И я соединился с гитарой заново, да так как и не ожидал. Это самая необычная вещь с тех пор как я начал играть на гитаре в 15 лет, когда ты сейчас, спустя 36 лет, соединяешься с гитарой совершенно иным путем. Это сносит крышу.





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное