JIMI 
   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Flying V. Explorer. Firebird.
Причудливая история необычных электрогитар Gibson
Автор - Тони Бэкон. Перевод - Илья Шлыков для jimi.ru.

Часть 2. Пятидесятые.

Для многих представителей музыкальной индустрии первым сигналом о том, что в области электрогитар появилось что-то совершенно новое, стал выход «Справочника покупателя по музыкальным товарам» за 1950 год, ежегодного издания, выпускаемого журналом «The Music Trades». От рекламы, размещенной калифорнийской компанией «Fender Fine Electric Instruments», веяло индивидуальностью, хотя доселе эта фирма не производила особого впечатления. Наряду с ожидаемыми стил-гитарами и маломощными усилителями, в рекламе была изображена тонкая на вид электрогитара с вырезом для доступа к верхним ладам. Форма была традиционной во всем, за исключением необычной головы грифа, на которой были размещены 6 колков в ряд. Около картинки стоял подзаголовок «Esquire», и дальше шел следующий текст: «Последнее слово в области испанских гитар – небольшая высота струн, новое звучание, идеальный строй». Но о самом ключевом моменте Fender умолчали – это была электрогитара с цельным корпусом. Это был первый подобный инструмент в продаже, и, благодаря ему, гитары, игра на гитаре и музыка изменились навеки. Но не сразу.

В последующие годы Fender постепенно дорабатывали свою первую цельнокорпусную модель, изменив название на Telecaster, а затем добавили в линейку цельнокорпусный электрический бас – Precision. Gibson, как их конкуренты, держали нос по ветру и не могли позволить, чтобы новая идея прошла мимо них. Не медля слишком долго, Маккарти сформировал команду для работы над цельнокорпусной гитарой Gibson, и доработка прототипа до приемлемого уровня заняла у них примерно год. Маккарти решил, что Лес Пол – в то время он был самым популярным гитаристом в Америке после выхода своих последних хитов, таких как «How High The Moon» – будет лучшей кандидатурой на роль эндорсера новой электрогитары.

Gibson выпустили свою цельнокорпусную модель Les Paul, ныне известную как «Goldtop», в 1952 году. Если материалы, использованные Gibson для корпуса (основание из махагони и выпуклая верхняя крышка из клена) были новыми, то общая форма корпуса осталась довольно традиционной – «приталенной» с одним вырезом, как почти у всех прочих производителей.

Оригинальный Goldtop поначалу продавался неплохо в сравнении с прочими моделями Gibson. Электрогитары вошли в моду, и начался бум цельнокорпусных инструментов, благодаря чему у Gibson появилось несколько хороших моделей, конкурировавших с Fender, чьи объемы продаж все возрастали.

В 1954 году историк Gibson Джулиус Беллсон поднял бухгалтерские документы, чтобы построить график объемов продаж электрических музыкальных инструментов компании. В результате его исследования, он установил, что в 1938 году электрогитары не превышали десяти процентов в общем объеме продаж гитар Gibson, однако он обратил внимание, что доля электрогитар по отношению к остальным гитарам выросла до 15 процентов к 1940 году, к 1951 году – до 50 процентов, а к 1953 году не менее 65 процентов от общего объема продаж гитар Gibson занимали электрические модели.

Пытаясь еще более расширить рынок сбыта своих цельнокорпусных электрогитар, Gibson в 1954 году выпустили две новых модели Les Paul – более дешевый Junior и более дорогой Custom, а годом позднее добавили модель Les Paul TV – по сути, Junior с покрытием корпуса, названным компанией «отбеленным махагони» – а также Special, представлявший собой тот же Junior, но с двумя звукоснимателями. В 50-ые на Les Paul играли многие известные гитаристы, в том числе рок-н-ролльщик Фрэнни Бичер, блюзмены Гитар Слим, Фредди Кинг и Джон Ли Хукер, а также рокабилльщик-бунтарь Карл Перкинс. Разумеется, с той поры Les Paul в своих многочисленных ипостасях завоевал мировую славу.

В 1950-ые годы Gibson, должно быть, были в восторге от популярности своих цельнокорпусных моделей, но при этом компания не пренебрегала и электрическими моделями с полым корпусом. В течение 1955 года Gibson выпустили три новые модели – ES-225T, ES-350T и Byrdland – новую гитару с более тонким корпусом, который представлял собой своего рода гибрид между толщиной цельнокорпусной гитары и традиционным внешним видом, созданный для большего удобства при игре в сравнении с обычными электрическими «арчтопами» с глубокими корпусами. Первым из известных музыкантов, кто оценил преимущества новых, более удобных электрических моделей, стал Чак Берри – самый влиятельный рок-н-ролльный гитарист 50-ых. Берри выбрал новенькую ES-350T натурального цвета для игры своей потрясающей смеси буги, кантри и блюза.

Примерно в то же время в мастерских Gibson Сет Лавер разрабатывает хамбакер. Лавер был специалистом по радиоэлектронике и работал на Gibson в 40-ых и начале 50-ых в промежутке между службой в ВМФ США. В 1952 году он перешел работать в Gibson на полную ставку, где в департаменте электроники, возглавляемом Уолтом Фуллером, старательный Лавер создал первый звукосниматель с магнитом из алнико. Вскоре он приступил к еще более значимым разработкам.

Лавер бился над тем, чтобы найти способ уменьшить шумы и электронные наводки, которыми страдали обычные однокатушечные датчики, включая и повсеместно используемые Gibson P-90, созданные Фуллером. Лавер тщательно изучил уменьшающую шумы дроссельную катушку, стоявшую в некоторых усилителях Gibson и предназначенную для устранения шумов, создаваемых силовым трансформатором. «Я решил», – вспоминает Лавер, – «что если мы можем делать катушки шумоподавления, то почему мы не можем делать звукосниматели, уменьшающие шумы?» «Не вижу ни одной причины», – заключил он и принялся за создание прототипа.

Слово «хамбакер» происходит от самой сути звукоснимателя – «подавляющий шум». Принцип конструкции также довольно прост. Хамбакер состоит из двух катушек с различной полярностью, соединенных в противофазе. В результате получился звукосниматель, который менее подвержен внешним шумам, и выдающий в процессе прекрасный чистый звук.

Gibson начали ставить новые хамбакеры в первые месяцы 1957 года и постепенно в течение года заменили ими синглы P-90, устанавливавшиеся на Les Paul Goldtop и Custom. Custom получил вместо двух P-90 три хамбакера, и новые звукосниматели также ставились на вскоре появившиеся модели Flying V и Explorer. Музыканты постепенно оценили прекрасный звук хамбакеров, и в наше время многие гитаристы и коллекционеры в особенности ценят ранние образцы, известные как «PAF» благодаря надписи «Patent Applied For» («подана заявка на патент») на маленьком ярлычке, приклеенном с обратной стороны.

Лавер был не первым, кому в голову пришла идея хамбакера, как выяснилось, когда он обратился с заявкой на получение патента (по поручению Gibson). Патентные поверенные выявили не менее шести предшествующих заявок. Сама ранняя из них, датированная 1935 годом, была подана Армандом Е. Ноблахом для компании Baldwin и явно предназначалась для электрического пианино, но в ней в качестве альтернативы были указаны и иные инструменты с металлическими струнами. «Получение патента заняло чертову кучу времени», – вспоминает Лавер. – «И в итоге мне это удалось фактически благодаря одному основанию: я первым создал звукосниматель с шумоподавлением». Рэй Баттс придумал схожий принцип примерно в то же время, когда он работал на компанию Gretsch – он создал для них хамбакер «Filter’Tron».

Лавер и Gibson обратились за патентом в июне 1955 года, а оформлен он был в июле 1959 года, что и объясняет надпись «PAF» на ярлычке. Но так ли это? Ведь наклейки «PAF» стояли на датчиках вплоть до 1962 года – к тому времени патент был давно получен. Лавер объясняет это так: «Gibson не хотели предоставлять производителям копий информации о номере патента. Я думаю, поэтому они продолжали писать «PAF» на датчиках еще какое-то время». Когда Gibson в итоге пришли к тому, чтобы указывать номер патента на звукоснимателях, компания вновь придумала способ обмануть производителей копий, «ошибочно» указав номер патента на комбинированный трапециевидный струнодержатель для Les Paul.

Некоторые музыканты говорят, что они предпочитают звучание оригинальных PAF-хамбакеров (и последовавших за ними датчиков «с номерами патентов»). Они считают, что новые хамбакеры хуже звучат, что, по всей видимости, вызвано небольшими изменениями, внесенными в намотку катушек, калибр магнитов и изоляцию провода. Лавер не припоминает, чтобы в его изобретение были внесены какие-либо изменения при переходе от датчиков с наклейками «PAF» к более поздним с отштампованным номером патента. «Единственное изменение, о котором мне известно», - говорит он, - «Это то, что время от времени Gibson использовали позолоченные крышки. А я считаю, что если слой позолоты нанесен слишком толсто, то он крадет высокие частоты – потому что золото является очень хорошим проводником».

Между тем, растущий успех компании Fender не ускользнул от внимания руководства Gibson. Кое-кто из них, вероятно, считал, что компания погрязла в консерватизме и вскоре может потерять свои позиции. На западном побережье Fender выпускали цельнокорпусные электрогитары, которые выглядели ярко и современно, в особенности новая модель Stratocaster, пользовавшаяся отменным спросом с самого ее появления в 1954 году. Все больше и больше музыкантов и начинающих музыкантов покупали гитары Fender.

Stratocaster имел оглушительный успех. Иногда казалось, что он в больше степени является образцом современного автомобильного дизайна, чем традиционной гитарой, в особенности благодаря гладким обводам его прекрасного пропорционального корпуса. Он вызывающе отошел от классического симметричного гитарного шаблона, смело сместив контуры вырезов. Он стал воплощением «плавникового» американского дизайна 50-ых. Даже форма защитной накладки точно соответствовала форме корпуса, и вся гитара в целом производила впечатление стилистически цельного инструмента. Stratocaster смотрелся очень свежо и имел современное название в духе «космической эры». Gibson должны были противопоставить ему что-то.

Одной из важнейших задач Теда Маккарти было поддержание полной загрузки производственных мощностей фабрики Gibson. В конце 50-ых на фабрике Gibson в Каламазу работало около 350 штатных сотрудников. Это немалое количество голодных ртов, и Маккарти приходилось заботиться о том, чтобы найти занятие им всем. Продавцы на местах доносили слухи о том, что Gibson становится все старомодней и, за исключением Les Paul и ES-350, все прочие электрические модели предназначены, скорее, для джазовых музыкантов старой школы, чем для современных (и потенциально приносящих прибыль) рок-н-ролльщиков.

«Лео Фендер всегда принижал нас», – позднее вспоминал Маккарти с неискренней усмешкой, – «Вот почему он мне всегда нравился. Он ездил по стране, рассказывая, что Gibson – отсталая старая компания, что мы никогда в жизни не придумывали ничего нового, что мы до сих пор делаем то же самое, что делали 50 лет назад. Он говорил, что вся наша линейка – полное старье, а у него сплошь блестящие новинки».

Маккарти принял решение посостязаться с Fender на поле современного дизайна. Вскоре – где-то весной 1957 года – его команда разработала план по производству трех новых «модернистских» моделей, которые будут вместо старых замшелых форм обладать новыми ультрамодными шокирующими чертами. «Мы собирались готовиться к летней выставке», – говорит Маккарти, – «и мы подумали: «Что бы мы могли сделать такого новенького?» Я сказал: «Знаете, что? Давайте сделаем несколько гитар, которые были бы настолько странными, что вызвали бы фурор на выставке. Мы докажем Лео, что мы можем сделать кое-что новое». Три предложенных им модели вскоре получили имена Flying V, Explorer и Moderne.

Нет полной ясности, сколько людей в компании принимали участие в разработке новых инструментов. Много лет спустя, когда я задал Маккарти вопрос, кто отвечал за дизайн гитар Gibson в 50-ые, он сказал мне, что это были, по меньшей мере, четыре человека, включая его самого. Немалую часть обязанностей Маккарти составляли руководство подчиненными и их мотивирование, и он, по всей видимости, блестяще справлялся с ними. И, предположительно, являясь хорошим руководителем, он понимал значение делегирования задач. Вполне возможно, что в своих поздних интервью он переоценивал свой личный практический вклад в процесс разработки инструментов в золотые годы Gibson. Ему надо было управлять большой компанией, и совершенно не обязательно, что он вникал в повседневную рутину или принимал рядовые решения.

По словам Маккарти, в 50-ые в команду разработчиков входили Джон Хьюс, который был его правой рукой и отвечал за производство, плюс Ларри Аллерс, «один из парней, отвечавших за древесину», что, вероятно, означает, что он был главным инженером по деревообработке в компании в то время, а также «один из гитаристов, отвечавший за финальную сборку» – видимо, он имеет в виду Рема Уолла.

Джил Хембри, который в своей книге 2007 года «Гитары Gibson: золотая эра Теда Маккарти» тщательно исследовал историю сотрудников Gibson, считает Аллерса непризнанным героем. «В 1957 и 1958 годах Ларри отвечал за столярный цех, изготовление шаблонов и за станки», – говорит Хембри. «Он был одним из тех, кто организовал работу над «модернистскими» гитарами, назначал изготовителей шаблонов и давал им поручения. Разумеется, вполне возможно, что он сам вносил какие-то изменения в процессе работы над прототипами, так как он прекрасно владел всеми необходимыми навыками. Ларри не только координировал, руководил и объяснял – он также частично выполнил самую сложнейшую ручную работу».

Маккарти назвал еще двух работников Gibson, которые обычно входили в «мозговой центр» команды разработчиков в 50-ые годы: Джулиус Беллсон, который был помощником казначея и менеджером по персоналу, и Уилбур Маркер, менеджер по сервису и заказным инструментам. Также, по словам Маккарти, было вполне обычной и важной практикой консультироваться с отделом продаж Gibson в процессе разработки новых моделей, что он делал при помощи Кларенса Хавенги, вице-президента по продажам. Хавенга был известен в Gibson как «Мистер гитара». В рекламном журнале компании, «Gibson Gazette», была представлена официальная позиция компании, что разработка «модернистского» трио и иных новых моделей в конце 50-ых выполнялась командой, описанной как «рабочая группа, состоящая из инженеров и мастеров».

Когда я позднее общался с Сетом Лавером, изобретателем хамбакера Gibson, он сказал мне, что также принимал участие в создании «модернистских» гитар. Лавер показал на Flying V в старом каталоге Gibson и спросил меня, помню ли я ее. «Это форма корпуса, которую я придумал, когда работал в Gibson», – сказал он с гордостью. – «Идея состояла в том, чтобы нарисовать несколько новых форм, и я принес им вот эту. Я набросал несколько форм и стилей, которые, как мне казалось, будут в новинку для гитар и не будут напоминать старые модели».





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное