JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Тони Айомми
Железный Человек
Мое путешествие через Рай и Ад с Black Sabbath
поведанное TJ Lammers’у, в переводе - yorikk.


90. Хорошее место

Я бы с большим удовольствием сделал что-то ещё с Гизером, Винни с другим вокалистом, но, конечно же, если мы затеем что-то новое, то под другим названием. Heaven And Hell добились большой популярности и отнимали всё наше время, но и после них я был очень занят написанием материала и участием в разного рода проектах. Одним из таких проектов, которым было очень забавно заниматься, был наш совместный с Йэном Гилланом благотворительный сингл "Out Of My Mind". Прошла уже четверть века с тех пор, как мы записали первый такой сингл, "Smoke On The Water", в помощь пострадавшим от землетрясения в Армении. Это была масштабная акция, к которой привлекли чуть ли не всех поголовно, и Брайана Мэя, и Брайана Адамса, и Ритчи Блэкмора, и Дэвида Гилмора. Мы сняли видео и собрали много денег. И вот, в 2009-м году, спустя двадцать пять лет, президент Армении Серж Саргсян вышел на связь. Он пожелал наградить нас за то, что мы тогда сделали, меня, Йэна Гиллана и клавишника Джеффа Даунса (Geoff Downes).

Мы отправились в Армению, и нам показали, что удалось отстроить за деньги, вырученные от "Smoke On The Water". Нас пригласили на ужин с премьер-министром Тиграном Саргсяном и британским послом Чарлзом Лонсдейлом (Charles Lonsdale), они оказались очень приятными людьми. Мы пробыли там несколько дней и дали парочку пресс-конференций. На одной из них мы завели разговор, что может стоит сделать что-то опять, собрать ещё денег, потому что когда нас возили на осмотр, мы увидели музыкальную школу, она была в ужасающем состоянии. Она была вроде прохудившегося сарая, холодная и заброшенная, и мы решили: надо что-нибудь предпринять. Во время обратного рейса мы с Йэном договорились написать сингл и собрать средства. Первое, что мы сделали, когда вернулись домой, отослали им множество гитар, барабанов и всего остального. Кроме этого, мы сочинили и издали парочку песен, чтобы помочь построить новую школу, вот к чему был этот сингл, "Out Of My Mind".

Для начала мы засели вместе с Йэном у меня дома. Я написал музыку, а он - слова. Мы хотели привлечь кого-то ещё, и Йэн упомянул о Джоне Лорде. Я сказал: "Ага, было бы замечательно!"

Я предложил кандидатуру Нико МакБрейна, а потом на бас мы заполучили Джейсона Ньюстеда (Jason Newsted) и Линде Линдстрёма (Linde Lindstrom) на гитару. Получилось превосходно, мы все фантастически провели время, пока записывались. Песня получилась очень удачная, и мы и на этот раз собрали довольно приличную сумму. Нам до того понравился процесс совместной работы, что мы всерьёз говорили о том, чтобы преобразовать проект в настоящую группу.

Но чем бы я ни занимался, так или иначе в итоге всегда на моём пути всплывают Black Sabbath. Однажды, в дни похорон Ронни, мы с Марией ужинали с Эдди Ван Халленом и его женой. Зазвонил телефон. Я поднял трубку, чтобы ответить, даже на взглянув, кто трезвонит, а там была Шарон Осборн.

Провалиться мне на этом месте!

Я не разговаривал с ней больше года. Она сказала: "Ой, я не тот номер набрала. Я другому Тони звонила."

Когда она поняла, что это я, то выразила сожаление по поводу Ронни. А потом говорит: "Позвонишь Оззи? Ты должен с ним пообщаться!"

Через несколько дней я позвонил ему. Он сказал: "Я бы хотел встретиться, покалякать.”
Я ответил: "Ну, я вернусь в Англию через пару дней.”
"Отлично. Я тоже приеду в Англию, давай тогда встретимся, поглядим друг на друга."

Тогда мы вообще-то так и не встретились, но довольно часто названивали один другому. Уже довольно долго между нашими менеджерами муссировались разговоры об идее нового альбома Black Sabbath, и мы с ним всё чаще затрагивали эту тему. Ничего не было оговорено твёрдо, но ближе к концу 2010-го года я общался с Оззи, и он выдал: "Жду не дождусь, когда мы сделаем что-нибудь."

В принципе я написал две песни для Black Sabbath, и ещё куча на подходе. Но тут никогда не угадаешь, как оно обернётся. К тому времени, когда вы будете читать это, мы можем сидеть в студии и записываться, или может случиться так, что альбом уже будет на прилавках магазинов. Или ничего не будет и никогда не произойдёт. Мы можем запланировать новое турне, а можем никогда больше не выйти на сцену вместе.

Написание всего этого, моей истории, дало мне множество времени поразмышлять о своей жизни. Она была почти такой же, как и у всех, я полагаю: взлёты и падения. Я люблю разные повороты на протяжении всех этих лет, и хорошие, и плохие. Ты учишься благодаря им. У меня нет существенных сожалений, хотя было бы куда приятнее не иметь всех этих шероховатостей деловой стороны процесса, таких как с менеджментом или участниками коллектива. Без них никуда, я так предполагаю. Эти вещи посланы нам для испытаний. Но когда я смотрю на то, что происходит с людьми по всему миру, я понимаю, что по сравнению с большинством прожил хорошую жизнь.

Я по-настоящему горд тем, чего нам удалось достичь. Мы породили целое поколение музыки и музыкантов. Можно даже говорить о том, что наша музыка спасла несколько жизней. Если судить по некоторым письмам, что мы получаем, где на пишут: "Если бы не вы...", люди, которые могли совершить самоубийство или что угодно, если бы не музыка, всегда находится тот, кому ты помог. Это огромная награда.

Было время, когда все группы-выходцы из Брумми были уверены, что до нас никому нет дела, поэтому было круто, что люди, открывшие Broad Street, неожиданно решили почтить известных представителей города. Так получилось, что в ноябре 2008-го года, во время записи "The Devil You Know", мы устроили перерыв, когда я получил свою звезду на городской Аллее Славы! Был лютый мороз, валил снег, но толпа всё равно собралась огромная, Майк Олли (Mike Olley) прекрасно всё организовал со своей командой, играли группы, а радио Керанг транслировало репортаж о событии. Было приятно присоединиться к Оззи и другим известным друзьям, вроде Джаспера Кэрротта, а недавно меня привлекли и к чествованию Бива Бивена. Последним событием, ознаменовавшим перемену в сердцах истеблишмента, стала выставка Родина Металла, специально организованная, чтобы отдать почести тяжёлым группам, вышедшим из Западного Мидлэнда, включая Judas Priest и Led Zeppelin. Я и подумать не мог, что подобное когда-либо произойдёт.

Теперь мне больше не нужно выходить и что-то кому-то доказывать. В прошлом я пытался доказать людям, что сделал то и сё, а сегодня я просто наслаждаюсь, тем, что делаю, и единственное, что мне осталось доказывать - доказывать самому себе, что ещё на что-то способен.

Конечно, у меня остались сожаления, множество. Но я считаю, что без них ничему бы не научился. Не бывает, что бы всю жизнь всё шло по-твоему, случается в жизни и плохое, нехорошие вещи, которые происходят с тобой. Но ты справляешься с ними.

Возможно, я расстроил кого-то на своём пути, со всеми этими браками и различными перипетиями за долгие годы.Всё это - часть жизни. Надеюсь, что у людей, которых я расстроил, дела теперь идут хорошо.

Моя дочь Тони просто поражает меня. После всего, через что она прошла, теперь она оказалась далеко! Тони живёт в Финляндии. Она переехала туда со своим парнем, Линде. Он гитарист команды под названием HIM, и меж ними безумная любовь. Он прекрасный парень и очень классный музыкант. Он очень тихий, а у неё рот не затыкается, но вместе они очень счастливы. Слава Богу, они часто приезжают, и мы с Марией видимся с ними.

Всё на что я надеюсь сегодня, это то, что у меня ещё есть несколько лет. Мне нравится моё нынешнее место в жизни, действительно нравится. Это превосходное место. У меня хорошая домашняя жизнь и отличная семья. И я счастливчик, потому что всё ещё способен создавать музыку, а потом выходить и играть её, и у меня лучшие друзья на планете.

Но что бы не случилось, в одном я твёрдо уверен.

Я ни за что больше не стану поджигать Билла Уорда.

Следующая часть








Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
     Гитары          и все остальное