JIMI 
   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:


Тони Айомми
Железный Человек
Мое путешествие через Рай и Ад с Black Sabbath
поведанное TJ Lammers’у, в переводе - yorikk.


74. Жизнь вместе врозь

Свою третью жену, Вэлери, я встретил в Лондоне, когда записывался "The Eternal Idol". Однажды вечером я пошёл в клуб под названием Tramp и встретил там Вэл. Они была моделью и танцовщицей. Танцевала она в одном из шоу типа варьете, где была труппа танцовщиков из десяти женщин и парня, вроде музыкальной группы. Как модель, она участвовала в рекламе кремов для лица и рук.

Мы обменялись номерами телефонов. Она мне позвонила, и мы начали встречаться. Я совсем не собирался затевать отношения, так как тогда больше интересовался наркотиками, но в конце концом они завязались. Мы были вместе шесть лет, а потом расписались.

Наша свадьба была делом очень скорым. Я пытался провернуть всё по-тихому, но Фил Банфилд всё знал и захотел быть шафером. Мы просто расписались в регистрационной палате с Филом в качестве моего свидетеля. Вернулись домой, а там нас уже поджидали мои друзья.
Чёрт побери, что случилось? Это должен был быть секрет!
Фил организовал всё, и, чёртово пекло, эта вечеринка-сюрприз, она удалась на славу!

Мы были вместе двенадцать лет. Вэл очень мне помогла в том, чтобы слезть с наркотиков, так как ненавидела их. Я перед ней в неоплатном долгу за это. Алкоголь никогда не был в числе главных проблем, но кокса и спида я поглощал в избытке. Был период в жизни, когда я даже не осознавал, что происходит, становилось всё хуже и хуже, но я не понимал этого. Я стал более раздражительным и часто ввязывался в ссоры, полагаю, я стал кем-то другим.

Когда мы поженились, Вэлери больше не стала с этим мириться. У нас был скандал каждый раз, когда я вынюхивал дорожку. Она сразу могла сказать, когда я что-то наделал. Я пробирался к себе в студию, внюхивал дорожку, и тут же: "Ты под коксом!”
В итоге я решил, что оно того не стоит, ругаться всякий раз, когда я приму немного наркоты. Или я должен был завязать, или всему конец. И я завязал. Ну, вернее я завязывал регулярно, скажем так, я заканчивал с этим ежедневно.

У Вэл был дом с шестью спальнями на севере Лондона, а у меня был свой в Мидленде. Она предпочитала оставаться в Лондоне, где были её друзья, а я никогда не хотел переезжать в Лондон, так что мы некоторое время проводили в её доме, а потом возвращались ко мне. Или она была в Лондоне, а я - дома. Когда я был на гастролях, Вэл ни за что не осталась бы в Мидленде. это означало, что мне нужно было кого-то оставлять присматривать за домом. Это были довольно забавные отношения, правда.

У Вэлери был сын, Джей, очень милый мальчик. Для меня это было немного странно, не иметь возможности жить с собственной дочерью, а потом жениться и получить ребёнка в придачу. Поначалу я не мог забрать свою дочь, так что всё было очень запутанно.

Я отчаянно желал привезти Тони. Мелинда снова вышла замуж и родила ещё двух детей от нового мужа. Очевидно, этот парень владел несколькими ночными клубами и был был по уши связан с мафией, его за что-то там взяли и посадили на семь лет. Мелинда растратила большую часть его денег, пока он находился в тюрьме, а затем бросила его. Этот парень вышел из тюрьмы раньше, и суд позволил ему и его сестре забрать детей, всех троих. Поэтому я наведался в Модесто, где они жили, проведать Тони в их доме, так как они должны были присутствовать при моём визите. Это была достаточно неловкая ситуация, потому что у него были двое других детей, а Тони за ними ухаживала. Ей тогда было двенадцать или тринадцать.

Вскоре условия визитов смягчились. Тони разрешили бывать со мной в Лос-Анджелесе, я на неделю я брал её с собой в турне. В гостиницах мы брали сдвоенные номера, но она оставляла дверь открытой, а свет - включённым, до того она была запугана всем тем, что происходило в её жизни.

После всех судебных процедур я наконец-то забрал её. Большой проблемой было то, что они думали: о, у него группа. А, Black Sabbath! Мне и шагу не давали ступить. Меня выспрашивали: "Когда вы будете на гастролях, кто будет присматривать за девочкой?”
"Ну, я найму нянечку.”
Свелось всё к выбору между бывшим мошенником, который не был настоящим отцом, и мной. Адвокат, которого я нанял в Лос-Анжелесе, говорил: "Слушай, ты - отец, и мы вернём её тебе.”
В конце концов я вернул её в 1996-м году, я мог забрать её домой в Англию. Наконец-то!

Когда Тони приехала, она была вся на нервах. Она была запугана, её футболили туда и сюда, и она не понимала, что происходит. Прошло много времени, пока она успокоилась и вернулась в норму. Очень долго ей снились кошмары. У неё была своя комнатка, дверь была всегда открыта, свет не выключался, среди ночи она начинала кречать, и я мчался к ней. Поначалу я думал: как я могу ей помочь, что мне делать? Ты отдаёшь ей свою любовь, но дело тут ещё и в том, чтобы она меня приняла, так как большую часть жизни она провела вдали от меня. И она не ладила со своим отчимом, так что было очень тяжело.

К тому времени наш брак с Вэлери трещал по швам. Она хотела жить в Лондоне и путешествовать по миру, а я нет. Я уже объездил мир бессчётное количество раз с гастролями. Мы оба желали разного, поэтому у нас случались резкие разногласия. Но развалилось всё окончательно, когда Тони приехала в Англию. Вэл определённо не хотела ещё одного ребёнка. У неё уже был сын, о котором мы вместе заботились, и она сказала: "Надо устроить Тони в колледж. Поместить её в школу, где она и будет оставаться." Я ответил: "Ты не можешь так. Её отовсюду выкидывали, она должна жить с нами."

Тогда Вэлери захотела, чтобы мы жили в Лондоне, мы сходили приглядеться в среднюю школу, но Тони она не очень понравилась. Она была слишком маленькая. Ей было нелегко вдруг уехать из Калифорнии и поселиться в Лондоне. Она не знала Вэл, и идти в эту школу, где она ни с кем не была знакома, было для неё слишком тяжело. В общем Тони не захотела там жить, и Вэл сказала: "Если она не хочет, то на этом всё. Я, что могла, сделала."

Я очень разозлился, когда она сказала это, Тони заслуживала лучшей жизни. В итоге мне пришлось нанять няньку, которая заботилась о ней. Господи, я женат, супруга живёт в Лондоне, а я нанимаю кого-то, чтобы присматривать за Тони в Мидленде. У меня не было выбора, я был в турне. Кто-то должен был делать то, что я делал, и зарабатывать деньги. Та ещё неразбериха получалась. Одной из причин, почему мы с Вэл расстались, было то, что она не принимала Тони, а я не мог с этим примириться. Постепенно мы отдалились один от другого, и тогда наш брак подошёл к концу. Мы просто не общались достаточно. Вместо того, чтобы обсуждать проблемы, мы постоянно ругались, а я ненавижу это. Я сказал ей: "Если мы начнём ссориться, давай просто скажем "стоп". И прекратим это делать."

Однажды мы принялись ругаться, и я сказал: "Стоп!”
Она в ответ: "Что означает твоё грёбанное "стоп"?"
И завелась опять. Так что "стоп" не сработало.
Это привело меня к выводу: я не собираюсь продолжать так и дальше. И я сказал: "На этом всё, Вэл."
И она мне: "Ты не можешь со мной развестись."
Я ответил: "У нас ничего не выходит. Я не хочу больше так жить. Живи, как тебе нравится."

Я хотел расстаться и для её же блага также, чтобы она делала то, что желает и жила такой жизнью, которой хотела. Но она не рассматривает случившееся под таким углом. Она уверена, что я бросил её ради Марии, но это не тот случай. У нас с Вэл всё было закончено задолго до того, как я встретил Марию, но она полагает, что я сошёлся с Марией перед тем, как мы расстались.

У неё всё в порядке после развода. Вэлери присмотрела дом в Испании, и я купил ей его, и ещё один дом в Лондоне, кроме того. Она вполне довольна, я думаю. Ну, насколько это возможно. Разрыв - это всегда тяжело. Но по мне, боль будет недолгой.
Вскоре я объединился со старыми друзьями и встретил любовь всей своей жизни.

Следующая часть





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное