JIMI 

   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

    Советы бывалых:     
Alex Skolnick: 5 советов для гитаристов
Перевод - Сергей Тынку

Alex Skolnick относится к тому редкому типу гитаристов, который кажется умеет играть абсолютно все. Его группа Testament является классикой тяжелой музыки. Сольный проект функционирует в формате джазового трио, а свежий акустический проект с музыкантами со всего мира показывает владение практически всеми существующими направлениями фолка. Посмотрим, что такой многосторонний профессионал посоветует молодым музыкантам.

1. Управляй свим вибрато.

Есть фильм «Бронксская история», где в одной из сцен персонаж Роберта де Ниро отечески поучает своего слишком быстро подрастающему сынка: “Иногда маленькая голова пытается сказать большой голове, что ей нужно делать”. Это также верно и для вибрато.

Слишком часто кажется, что это вибрато управляет гитаристом, хотя должно быть наоборот. Подумайте зачем вообще нужно вибрато? Улучшить ноту, украсить, добавить эмоций. А когда вы начинаете яростно атаковать своим вибрато ноту, даже прежде чем извлечете ее, то это похоже на то как певец, который откашливается перед перед каждой нотой. Это не подходит для гитары, да и для вокала тоже. Ну только если речь не идет о Jello Biafra из Dead Kennedys.

Не смотря на то, что вибрато может клево звучать в рамках какого-нибудь пассажа, оно не должно быть во всех гаммах и упражнениях. Если оно начинает звучать чрезмерно часто и не поддается контролю по части количества, то может пора оторвать его от себя, забросить подальше и некоторое время поиграть без него? Чтобы когда-нибудь потом медленно и постепенно вернуться к нему. Но не позволяйте управлять вами. Контролируйте его.

Лучше всего, конечно, учиться правильному вибрато на чужих ходах, где оно хорошо звучит. Слушайте гитаристов, которых вы любите. Мой любимый - Jeff Beck. В его песне Cause We’ve Ended As Lovers мелодия, которую достаточно легко выучить, но при этом там такое вибрато - просто эталон того, как оно должно быть.

2. В первую очередь музыка (звук и теория).

В свои первые годы игры на гитаре, я был уверен, что музыкальная теория лучше всего подойдет для кого-то с интеллектом астрофизика (конечно, Брайан Мэй идеальная кандидатура). На бумаге то все эти трезвучия, интервалы, лады, системы аккордов, ритмические доли и прочие понятия выглядели очень скучными. Но со временем, все это стало иметь смысл, как только эти теоретические компоненты стали связаны с фактическими звуками музыки.

Не всем нужно изучать теорию музыки - есть немного потрясающих музыкантов, которым неведомы отличия миксолидийского лада от миски для салата (или фригийского лада от фритюрницы). Но для многих, включая меня, прочная основа в продвинутой теории стала бесценной по части композиции, импровизации и професссионализма.

Не зависимо о того, что делать, мне очень сильно помогает то, что я однажды услышал в Сан-Франциско на мастер-классе великого джазового пианиста и преподователя Марка Левина: музыка должна быть прежде всего. Музыкальная теория существует чтобы помочь понять музыку. Хотя теория не все время точно работает на все 100%, иначе бы она называлась “музыкальной истиной”.

Также как в процессе разговора мы не думаем о таких понятиях как наречие, настоящее время и предлоги, музыканты, когда играют, не мыслят теоретическими категориям вроде первого обращения в трезвучии, мелодический минорный лад, прогрессия I-IV. И даже супер-продвинутые гитаристы вроде Джона Скофилда и Курта Розенвинкеля не исключение. Несомненно, эти парни провели несчетное число часов, впитывая все эти сложные концепции из того, что для многих людей будет темным лесом, однако, они добрались до точки, где это все становится таким же естественным как разговорный язык - они играют от сердца. Также как и блюзовые гитаристы типа Уоррена Хайнса или Джо Бонамассы. Великие музыканты всех стилей отводят левое полушарие своего мозга для тренировочных занятий.

3. Делающие круче болтающих.

Гитарные сообщества имеют тенденцию к наличию одержимых болтунов - непрофессионалов, позиционирующих себя в качестве экспертов с категоричными мнениями относительно того, какой гитарист играет лучше какого, кто крут, кто отстой, какие примочки лучшие, какие фиговые, как записать демо, которое выстрелит, как работать на сцене и т.д.

Болтуны делают гитару предметом любого разговора, а когда беседа уходит в сторону, они стараются вернуться к теме. Компромисс для таких людей - это нечто инородное. Для их разглагольствований больше характерна попытка подавить.

На другой стороне стоит деятель, который не требует, чтобы все фокусировалось только на нем одном. Он старательно работает над проектом, не считая нужным объявлять об этом всем, кто находится в зоне его досягаемости. Ему не нужно подавлять других музыкантов, более того он способен выражать признание и поддержку, у него здоровые отношения с гитарой без каких-либо навязчивых идей, и играет он для чистой радости, а не потому что хочет что-то доказать или компенсировать какой-то свой психологический дефект.

Цитата ниже стала моим самым цитируемым постом в Фейсбуке. Мир может быть наполнен большими болтунами, но только деятели имеют реальное значение. Деятели обычно скромны, тихи и их легко недооценить.

Для болтунов лучше всего подходят слова, принадлежащие великому Фрэнку Заппе: заткнись и играй на своей гитаре (Shut Up & Play Yer Guitar).

4. Фокусируйся на том, что вдохновляет, а не на том, что популярно.

Меня сильно зацепило, когда я впервые услышал Eruption Эдди Ван Халена. Мне было 12 или 13 лет, я играл, думаю, уже года два, причем никогда не обращая внимания на соло-гитару. Конечно, все тут же поменялось, также как и у многих других молодых гитаристов.

Для многих из нас прослушивание ранних работ Ван Халена стало началом путешествия вроде Одиссеи Гомера, но только в поисках своего собственного музыкального голоса. Это было, простите за игру слов, призывом вооружаться (и хватать рычаг флойда).

Эти мечты о создании своего личного выражения эмоций в музыке были просто следствием прослушивания Эдди, а не фактом его популярности и частого упоминания в прессе. Хотя можно было найти какой-нибудь гитарный журнал и не обнаружить там всего величия Эдди.

Позже, будучи гитаристом, который хотел быть в курсе того, что происходит, я стал читать все гитарные журналы, какие только мог достать. И я стал покупать альбомы, которые были популярны, слушая тех, кого, я считал, мне надо бы послушать. Но, что интересно, большая часть той музыки, практически никак на меня не повлияла, и она не стала той, которую слушаешь годами. Но были другие гитаристы и прочие музыканты (как хорошо известные, так и не очень), которые меня крепко зацепили, очень сильно на меня повлиявшие и которых я слушаю до сих пор. И среди них Ван Хален - редкий пример того, чья игра меня привлекала, и в тоже время была очень сильно распиарена, хотя в данном случае заслуженно.

Нет сомнений, что идти в ногу с тем, что актуально и следить за тем, что пишет пресса, в принципе, не вредно. Но нужно всегда искать музыку, которая своим звучанием заставит вас захотеть просто играть, вне зависимости от того, что этого музыканта окружает по части популярности.

5. Большая громкость - это большая ответственность

Представьте картину из вполне реального сценария для кинофильма. Тихая сцена перед саундчеком. До того как на сцене появятся музыканты, идет финальная проверка микрофонов. И вдруг обнаруживается незначительная проблема. Допустим не работает один из микрофонов на ударных, ну или один из мониторов звучит как-то приглушенно. Обычное дело. И пока техники пытаются устранить неполадку, на сцену выходит гитарист, как обычно не обращающий ни на что внимание.

И как пятилетний ребенок, хватающий любимую игрушку, он выдергивает свою гитару со стойки, подходит к двухметровому стеку, втыкает кабель, нажимает на включатель и начинает реветь на громкости типа той, что выдавал Хендрикс на фестивале в Вудстоке. Техникам, чтобы сделать свою работу, приходится буквально вопить, стараясь донести что-то друг до друга.

Вещи такого рода происходят постоянно. И не только на сцене, но и на репетициях, в гитарных магазинах, музыкальных школах и других местах, где кто-то может выкрутить громкость на полную так, как будто он является хозяином этого пространства и ему плевать на окружающих. И на концертах такое тоже не редкость - гитарист может прямо в середине концерта подойти к своему усилку и выкрутить громкость, нарушив баланс на сцене и причинив дискомфорт остальным музыкантам.

То, что у нас, гитаристов, есть усилители и мы можем сделать их громко, совсем не значит, что мы должны этим злоупотреблять. Используйте громкость разумно и только по необходимости, всегда оставаясь чутким к людям, которые вас окружают. В профессиональной среде это также важно, как способность хорошо играть.





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное