JIMI 

     Гитары          и все остальное   

Kill 'Em All Яндекс.Метрика

Ibanez Untold Story
Издано Hoshino (U.S.A.) Inc. в 2005,
Авторство: Paul Specht (Author), Michael Wright (Contributor), Jim Donahue (Contributor), Pat Lefferts (Designer, General Coordinator)
Перевод: Илья Шлыков


Йошихиро Хошино
Президент компании Hoshino Gakki Co:

“Всегда сохраняй дух авантюризма" – вот девиз нашей компании со дня ее основания. Разумеется, авантюрный склад характера подвергает его обладателя большому риску, но вам нужно просто попробовать и посмотреть, что из этого выйдет. Если вы боитесь идти на риск, вы упускаете большие возможности и никогда не сможете открыть для себя новые миры.

Под этим вдохновляющим нас девизом мы принялись осваивать заокеанский рынок почти сразу же после того, как начали производить музыкальные инструменты в Японии в 1920-х годах. Мы внимательно отслеживали общемировые тенденции и расширяли свой бизнес, будучи одновременно дистрибьютором и производителем. "Дух авантюризма" – это то, что помогло компании Ibanez стать тем, чем она является сегодня, я абсолютно уверен в этом.

Также вы должны уметь мечтать – без этого умения невозможно быть предпринимателем. Нашей первой мечтой в 1920-х годах было производить лучшие музыкальные инструменты во всей Японии. Следующей мечтой было получить признание по всему миру. Мечты, надежды и идеи также помогли нам стать теми, кем мы являемся сейчас.

Несомненно, и об этом нет нужды говорить, мы бы не были такими сейчас без наших мастеров и музыкантов и без их энтузиазма и творчества. А также и без тех, кто покупал плоды их работы. Независимо от того, играете ли вы на наших инструментах, делаете их или предлагаете их покупателям, позвольте мне от всей души выразить вам свою признательность за ваши труды и поддержку.

То, что у нас будет книга, способная донести историю Ibanez до будущих поколений, делает меня по-настоящему счастливым. Я приношу глубочайшую благодарность писателям, дизайнерам, редакторам этой книги, а также всем людям, которые поделились с ними своими мемуарами, фотографиями и воспоминаниями, касающимися истории Ibanez.

Рой Мийахара
6-ой Президент компании Hoshino U.S.A. Inc.:

Так много всего произошло с тех пор, как я приехал сюда, в Филадельфию, больше тридцати лет назад. Конечно, я никогда не думал, что гитары, над созданием которых мы работали тогда, однажды станут предметом коллекционирования. Тем не менее, я считаю, что мы обязаны поведать историю о том, как появились эти инструменты.

Эта книга – не энциклопедия гитар Ibanez. Есть другие издания, посвященные этому. Эта книга о том, как люди из Америки и Японии, работающие в нашей компании, объединили свои таланты и культуры своих стран для создания инструментов, сыгравших жизненно важную роль для развития электрогитары. Мы, точно как и вы, всегда восхищались музыкой и музыкальными инструментами.

Поэтому позвольте мне принести глубочайшую благодарность всем, кто помог Ibanez завоевать свою высокую репутацию – друзьям, поклонникам и музыкантам.

Билл Рейм
7-ой Президент компании Hoshino U.S.A. Inc.:

Неважно, американец вы или японец – работа в компании Hoshino это всегда нечто особенное. Это странная смесь строгой деловой дисциплины и причудливых странностей, но, тем не менее, все это умудряется каким-то образом работать. Долгие часы и дни проходят в насущных трудах. Но для большинства из нас это больше, чем просто работа, это образ жизни, который мы познали и полюбили – и не хотели бы менять его ни за что. Мы полны творчества, вдохновения, ответственности и гордости. Мы не просто часть семейного предприятия, мы часть самой семьи.

От имени всех сотрудников компании Hoshino, позвольте мне выразить вам, нашей большой семье владельцев и поклонников гитар Ibanez, нашу искреннюю признательность и благодарность.

Стив Вай:

В середине 80-х годов Дэвид Ли Рот покинул Van Halen, и я присоединился к группе Дэйва. В результате внимание всех рок-гитаристов было приковано ко мне. А также благодаря моему высокому положению на меня и на мою гитару стала обращать внимание гитарная индустрия. Не одна компания (в том числе и Ibanez) присылала мне свои гитары, не спросив моего согласия. Но мне все это было неинтересно, я никогда не задумывался об эндорсменте. Все что я хотел – это гитара, которую я мог бы назвать своей. Мой стиль игры эволюционировал, и мне была нужна гитара, сделанная по моему заказу, которая могла бы соответствовать требованиям, предъявляемым моим стилем и техникой игры. Затем, когда все это произошло со мной, я решил, что, раз уж почти каждый производитель гитар желает сделать для меня инструмент моей мечты, почему бы не посмотреть, что они могут мне предложить? Поэтому я разослал спецификации прототипа большинству из них. Самой первой компанией, кто ответил мне, стала Ibanez (это произошло всего через четыре недели), и они прислали мне гитару, которая больше всего отвечала моим требованиям и была просто самой лучшей из всех. Качество этого инструмента превзошло все мои ожидания. Проще говоря, Ibanez на самом деле сделали гитару моей мечты. Разумеется, было искушение: "Эй, хочешь, чтобы эта модель продавалась по всему миру?"

Все эти годы я всегда гордился своим сотрудничеством с Ibanez. Они невероятно отзывчивые люди, причем они прислушиваются не только к моим запросам, но и ко всем музыкантам вообще. Они уделяют внимание таким деталям, которые являются отличительной чертой инструментов высшего класса. И они всегда стремятся вознести звук, облик и репутацию своих инструментов на новый, более высокий уровень.

Если чуть отклониться от темы, то я считаю, что гитара – это самый главный музыкальный инструмент в мире – и поэтому Ibanez внесли огромный вклад в мировое художественное искусство.

Вступление

Что общего имеет японский книжный магазин, существовавший в 19 веке, с первой гитарой Джими Хендрикса, гитарой, на которой сегодня играет Пэт Метини, или первым рэковым процессором эффектов (сделанным по заказу группы Grateful Dead)? Краткий ответ очевиден: Ibanez. Но более пространно пояснить, какова связь между респектабельным японским магазином 19 века в городе Нагойя и американскими рокерами-бунтарями 21 века, несколько сложнее. Возможно, это неплохой повод, чтобы поведать где-то между этими двумя датами историю компании Ibanez

Иногда, на первый взгляд, совершенно прозаичные события могут иметь огромное значение, если посмотреть на вещи более широко. Так случилось и в 1971 году, когда представители компании Hoshino Gakki вышли на Гарри Розенблума и обсудили с ним перспективы совместной деятельности. То, что началось как попытка найти посредника по продаже гитар Ibanez, впоследствии оказалось важной вехой в глобализации гитарной индустрии.

Гарри дал несколько пророческих советов и предложил модель ведения бизнеса, которая впоследствии развилась. Розенблум в то время владел музыкальным магазином под названием «Medley Music» в Ардморе, штат Пенсильвания, а также компанией Elger, производящей музыкальные инструменты, поэтому перед ним открывались уникальные перспективы. Он разбирался в производстве и дистрибуции гитар. И он умел их продавать. Он сказал производителям гитар Ibanez нечто радикально отличное от того, что они привыкли слышать от своих дистрибьюторов, постоянно требовавших снижения цен: люди готовы платить больше денег за более качественные гитары. Если компания Hoshino хотела добиться настоящего успеха, им нужно было не только сделать хорошую гитару, но также убедиться в том, что она отстроена так хорошо, что, лишь достав ее из коробки, на ней можно было бы сразу же играть.

Для представителей Hoshino, которые сами имели большой опыт производства и продаж музыкальных инструментов, его слова прозвучали подобно музыке. «Такого мы никогда раньше не слышали за все время, что мы поставляли нашу продукцию на экспорт, – говорил Йошихиро Хошино много лет спустя. – Фактически надпись «сделано в Японии» означала определенную ценовую категорию. Мы не могли совершенствовать наши инструменты прежде, потому что все, что мы слышали – это «цена, цена, цена». Этот же джентльмен сказал нам: «Почему бы вам не сделать более качественную гитару – я заплачу вам больше» – это было так просто, подобно гласу с небес».

Сотрудничество с компанией Elger началось в 1972 году. С этого момента Hoshino и Ibanez сосредоточились на создании репутации для своих инструментов как обладающих исключительным соотношением «цена/качество», а также на постепенном выходе на лидирующие позиции среди поставщиков гитар в Америке. Надпись «Ibanez» стояла на первых инструментах начинающих гитаристов. Гитары Ibanez стали появляться на сцене и в студии в руках многих профессиональных музыкантов. И, в полном соответствии с советом Розенблума, эти инструменты во всех ценовых категориях имели высокое качество изготовления, и на них можно было играть, достав их прямо из коробки. Но если бы Ibanez только последовали увещеваниям Розенблума – «просто делайте более качественные гитары» – возможно, никакой истории бы и не было, не говоря уже о книге. Но, как заметил Рой Мийахара, шестой президент компании Hoshino U.S.A., «мы начали с повышения качества наших гитар. Но мы продолжали делать гитары все лучше и лучше – разные гитары с новым дизайном и новыми характеристиками по доступным для музыкантов ценам».

Глава 1. Краткая история гитарного бизнеса.

Чтобы понять место Ibanez в гитарном мире, полезно получить небольшие знания о том, как гитары делаются и распространяются. На самом деле, этот вопрос настолько серьезен, что в конце этой главы вашему вниманию будет предложен небольшой контрольный тест на знание мирового производства и дистрибуции гитар (в конце концов, в современном мире рок-н-ролл – это серьезный бизнес).

Международный экспорт гитар

Оригинальная акустическая гитара Salvador Ibanez японского производства. Компания Hoshino начала импортировать гитары из Испании в 1929 году. Позднее компания производила гитары в Японии под именем Ibanez, когда поставки гитар Ibanez испанского производства не могли удовлетворить спрос на них.

Международный экспорт гитар существует столько же, сколько сами инструменты. Изначально существовали две основные модели производства гитар, приводившие, по большей части, к единому результату. Европейские гитары делались либо отдельными мастерами, иногда прибегавшими к помощи нескольких подмастерьев, либо в больших гитарных мастерских или школах, которые, по сути, были первыми фабриками. В любом случае, на местном рынке редко присутствовало достаточное количество профессиональных музыкантов или аристократов-любителей, чтобы оказать поддержку мелкому производителю, не говоря уже о больших мастерских, поэтому продукцию приходилось сбывать на экспорт.

К началу 20-го века в Европе действовало некоторое количество крупных фабрик. Одной из наиболее успешных была испанская фабрика, принадлежавшая Сальвадору Ибаньесу, которому было суждено сыграть значительную роль в истории компании Hoshino.

Международное производство гитар

Гитары экспортировались в Новый Свет до тех пор, пока не возникло местное производство. А когда это произошло, были налажены постоянные связи с Европой. Например, компания C.F. Martin, основанная в 1833 году и ставшая одним из первых производителей гитар в Соединенных Штатах, имела прямой выход на магазин Иоганна Штауффера в Вене. К началу 1890-х годов американские производители гитар были вполне зрелыми и приобрели сугубо американские черты, отличавшие их от всех остальных, поэтому импорт европейских гитар практически сошел на нет. Когда появились крупные американские производители гитар, рынок США сосредоточился на национальной продукции, хотя на самом деле на американском рынке работали те же факторы, что и в Европе. Вместо того, чтобы пересекать государственные границы, инструменты просто пересекали границы штатов.

Производство гитар пришло в Японию в 1930-х годах, опять-таки в основном под влиянием Европы. Тем не менее в данном случае сама индустрия возникла внутри страны, а не на основе экспорта, как в случае с Северной и Южной Америкой. Компания Hoshino импортировала гитары Salvador Ibanez из Испании в 1929 году и стала сама производить гитары, когда возникли перебои в поставках.

Пути дистрибуции

Компания Hoshino не просто импортировала и затем производила гитары еще до 1929 года, она также была первой компанией в Японии, которая стала экспортировать свою продукцию на близлежащие рынки. Это поднимает захватывающую и малоизученную тему, которая важна для истории Ibanez: дистрибуция музыкальных инструментов.

В первое время в Соединенных Штатах музыкальные инструменты в основном продавались через розничные магазины, принадлежавшие музыкальным издателям. В конце концов, нотная запись была самой первой формой «записанной музыки», и для исполнения нот был необходим инструмент, поэтому такое решение было довольно разумным. Многие музыкальные издатели интересовались также продажами инструментов. Например, компания «Lyon & Healey», крупный производитель и дистрибьютор гитар из Чикаго, начиналась как небольшой магазин, торговавший нотами от бостонского издателя Оливера Дитсона.

Еще одним ранним способом дистрибуции гитар для крупных производителей стали продажи по почте через заказы по каталогам, появившимся, чтобы их продукцию могли покупать люди, проживавшие преимущественно в сельской американской глубинке.

К концу 19-го века в крупных городах были музыкальные магазины, которые обслуживались большой сетью дистрибьюторов музыкальных инструментов. На самых крупных рынках, таких как Чикаго или Нью-Йорк, было множество торговых домов различного масштаба, иногда соперничавших друг с другом, иногда деливших различные территории. «Lyon & Healey», «Wurlitzer», «Chicago Musical Instruments», «Targ & Dinner», «C. Bruno», «Coast», «Grossman», «Sorkin Music», «Hershman Musical Instruments», «Chesbro», «St. Louis Music» – вот лишь некоторые наиболее известные дистрибьюторы, поставлявшие гитары от производителей в магазины добрую часть 20-го века. Иногда гитары носили имена своих создателей, например, National, Harmony или Kay. Но чаще наименование бренда принадлежало дистрибьютору, как в случае с Wabash, Domino, Marveltone или Oahu.

Внезапно все изменилось

Эта система дистрибуции превратила Соединенные Штаты в самодостаточный рынок, способный поставлять столько гитар, сколько нужно покупателям, до тех пор, пока не произошло событие, выбившее весь мир из колеи – Вторая мировая война. Описание общих последствий Второй Мировой войны по понятным причинам выходит за рамки данного материала, но война сыграла огромную роль для нашей истории трояким образом. Во-первых, события, которые привели к войне, и вызванные ей разрушения, сыграли большую роль в судьбе семьи Хошино и в конечном триумфе гитар Ibanez. Во-вторых, экономический строй, возникший после 1945 года, неумолимо поставил весь мир на путь международной торговли. В-третьих, война породила всплеск рождаемости и, как следствие, рост потребительского рынка. К 1972 году все эти факторы соединились, чтобы сделать американский рынок благоприятным для компании Hoshino.

Каталог компании Hoshino 1933 года, представляющий как гитары со стальными струнами, так и классические акустические гитары. на обложке изображена мышь из мультфильма, играющая на гитаре Ibanez. герои мультфильмов были очень популярны в японских рекламных объявлениях и часто встречались в проспектах Ibanez

Гитара становится объектом массового спроса

Первые признаки глобализации гитарного бизнеса и того, что в Америке спрос опережает предложение, появились в начале 1950-х годов. Этот спрос был порожден пока еще не теми, кто родился после войны, а интересом к фолку и классической музыке, существовавшим еще с 1920-х годов.

К началу 1950-х годов фолк-музыка стала пользоваться массовой популярностью, когда благополучные и состоятельные буржуа начали чувствовать приступы ностальгии. Фолк-музыканты, разнившиеся от певших на политическую тематику Вуди Гатри и the Weavers до более мягких Берла Айвза и Теодора Байкела, начали появляться в различных телевизионных шоу и записывать и продавать грампластинки. Интерес к классической гитаре также начал расти. С такими технологическими новшествами, как нейлоновые струны, изобретенные Альбертом Августином в 1947 году, а также стараниями Андреса Сеговии, все больше и больше американцев слушали этюды Фернандо Сора и транскрипции Баха, звучавшие в концертных залах… а также на их домашних проигрывателях.

Европа возвращается на рынок

Эти новые предпочтения покупателей определили спрос на акустические гитары. В то время как высший и низший ценовые сегменты прочно застолбили за собой американские производители, оставалась большая ниша в середине. Примерно в 1953 году две американские компании-дистрибьюторы, «Hershman» в Нью-Йорке и «Wexler» в Чикаго воспользовались этой возможностью и начали импортировать гитары под брендом Goya из Швеции. Это была первая начиная с 19 века серьезная попытка импортировать гитары в США. Краткий период повального увлечения аккордеоном в середине 1950-х годов усилил связи с европейскими производителями инструментов и дал дальнейшее развитие новым каналам дистрибуции.

Спрос на аккордеоны длился недолго, но растущее увлечение молодого поколения рок-н-роллом и электрической гитарой позволило заполнить эту нишу. И снова американские производители держали за собой высший ценовой сегмент рынка музыкальных инструментов, а массовые производители все еще преимущественно занимались изготовлением акустических гитар. Застигнутые врасплох, они вошли на рынок электрических гитар довольно несмело.

В 1957 году производитель аккордеонов из Швеции, компания Hagstrom, начала производство электрогитар, которые поступали на американский рынок под названием Goya. Когда рожденное после войны поколение достигло подросткового возраста, спрос на гитары поднялся до такой степени, что превышал возможности американских производителей. В 1961 году братья ЛоДука объединились с местным итальянским производителем аккордеонов Оливьеро Пигнини и начали импортировать акустические, а позднее и электрические гитары EKO.

Гитары европейского производства вступили в агрессивную конкурентную борьбу с американскими массовыми производителями, такими как Harmony, Kay и Valco, действовавшими на растущем как на дрожжах рынке инструментов для новичков.

Легендарный «гитарный бум» 60-х начался.

…И в это время дебютируют японцы

После Второй Мировой войны японские производители, такие как Hoshino, перестраивали свой бизнес, и к ним присоединилась растущая волна новых компаний. Впереди всех была часто бывшая исключением из общих правил компания Hoshino, к тому времени уже возобновившая продажи на экспорт. Но все же большую часть 1950-х годов гитары, сделанные в Японии, в Японии и оставались.

Тем не менее растущий спрос на гитары в Соединенных Штатах в конце 1950-х годов вынудил нескольких мелких американских импортеров/дистрибьюторов обратить свой взор на Японию как на новый источник недорогих гитар. Вскоре после этого другие американские компании присоединились к ним. Одна из старейших компаний, «Chicago’s Westheimer Sales», начала импортировать гитары Kingston и Teisco примерно в 1959 году. Следующей стала нью-йоркская компания «Buegeleisen & Jackobson», которая сначала импортировала электронные компоненты (микрофоны и звукосниматели) для вторичного рынка, а позднее и гитары Kent и Winston.

К началу 1960-х годов американский рынок гитар был слишком велик и рос чересчур быстро, чтобы с возрастающим спросом могли справиться объединенными усилиями американские и европейские производители. Ворота, сдерживающие поток японских акустических и электрических гитар, начали приоткрываться. В то время как лишь немногие гитары продавались под собственными наименованиями, большинство из них, в соответствии с давней традицией массового производства, носили множество имен, придуманных импортерами/дистрибьюторами.

Бум прекращается

Гитарный бум 60-х получил дополнительный толчок от Британского Вторжения, возглавляемого The Beatles, приехавшими в Америку в 1964 году. Поток гитар просто лился из американских фабрик по направлению к американским портам. Это был настолько выгодный бизнес, что американские компании, такие как «Kapa», «Alamo» и «Magnatone» расширялись, чтобы захватить и сегмент рынка гитар для начинающих. Успех гитарного бизнеса породил безумие даже у крупных корпораций, характерным примером чего стало приобретение Fender компанией CBS в 1965 году. Конгломераты, чьим основным профилем деятельности была продажа бензина, или гостиничный бизнес, или даже торговля марками, один за другим скупали американские гитарные компании или становились импортерами либо дистрибьюторами.

Как и в большинстве случаев бума, гитарный бум длился недолго. Продажи в массовом сегменте рынка упали в 1967 году, а в следующем году огромная компания Valco-Kay, ставшая результатом слияния двух гигантов массового производства музыкальных инструментов из Чикаго, была объявлена банкротом. Также это затронуло многие японские компании. За несколькими исключениями, например Hagstrom и Framus, повышение издержек производства выбило европейских производителей со ставшего шатким американского рынка. К 1970 году, за исключением компании Harmony (которой удалось протянуть до 1976 года), все американские компании прекратили производство гитар начального уровня.

Имитация – это самая великая форма…
Приход эры копий

Успех гитарного бума нес в себе семя гитарного упадка. Не то чтобы все, кто хотели иметь гитару, уже купили ее, просто гитары стали настолько популярны, что люди принялись искать нечто лучшее. Эта эра увидела рождение современных «гитарных богов». Конец 60-х и начало 70-х были годами славы для Блумфилда, Клэптона, Хендрикса и бесчисленного множества новых гитарных икон.

Так или иначе, данные перемены в потребительских вкусах стали поводом для того, чтобы этот «мыльный пузырь» лопнул, а в дизайне гитар и гитарном бизнесе произошли существенные изменения.


Примерно 1963 года Ibanez Model 882 в духе Jazzmaster

Внешним проявлением наступления нового порядка стало пришествие «эры копий». Идея создания одной гитары по мотивам другой была не нова. Ранние цельнокорпусные модели от Harmony и Kay были (здесь есть ирония, учитывая последующие события) плохими интерпретациями Gibson Les Paul, так же поступали и многие японские производители. К началу 1960-х годов как европейские, так и японские производители выпускали гитары, бывшие неточными копиями Fender Jazzmaster.

Когда наступили 1960-е, все больше японских гитар повторяли популярные формы своих европейских конкурентов. Но истинным началом эры копий можно считать выставку NAMM (Национальная Ассоциация Продавцов Музыкальных Инструментов) в 1958 году, на которой Gibson представили переиздание своей модели Les Paul Custom. Гитара привлекла внимание японских производителей в плане воспроизведения. К 1969 году на рынке США появились первые копии Les Paul Custom с привинченными грифами. Подделки под другие популярные американские модели гитар вскоре последовали за ней.

Однако природа, лежащая в основе этих рыночных изменений, намного более важна, чем внешний облик гитар. С началом эры копий присутствие американских и европейских производителей в секторе массовых инструментов снизилось до нуля. Их место заняли японцы, а японские производители более не предлагали инструментов оригинальной формы и с массой переключателей. Теперь, на какую бы японскую гитару ни посмотрели производители гитар и басов Fender, Gibson или Martin, они всюду видели свое собственное отражение. Сначала их это забавляло. Потом забавам пришел конец. Японцы вступили в прямую конкуренцию с ними.


1968 Ibanez Model 360 (Копия Rickenbacker), Копия Gibson ES-335 примерно 1969 года

Сейчас мы знаем, что последовало за этим. Американским компаниям потребовалось некоторое время на осознание произошедшего. Но к тому времени японцы значительно повысили качество гитар и стали грозными конкурентами. Они перешли к производству высококачественных инструментов, и постепенный рост курса йены вынудил остальных импортеров/дистрибьюторов искать гитары для начинающих в других местах.

Корейские производители гитар появились в 1969 году, и к середине 70-х годов Корея стала основным источником гитар начального уровня.

Точно так же, как и в свое время японцы, корейские производители гитар впоследствии захватили всю низшую и среднюю ценовую нишу на рынке. По мере того как росло качество корейских гитар и они переходили в более высокую категорию, открылись возможности и для новых стран. В наши дни гитары делают на всем земном шаре – такой оборот событий казался невероятным много лет назад.

Создание наследия

Глобализация производства гитар, вероятно, была неизбежна. Тогда как раз настало самое время для наступления нового порядка. Но, когда Хошино постучался в дверь компании Elger, это повлекло за собой серию событий, которые впоследствии сыграют центральную роль и окажут огромное влияние на историю гитары. Перед вами история тех событий, история гитар Ibanez, семьи Хошино, и в итоге невероятных совместных усилий американских и японских поклонников гитары из компании Hoshino U.S.A., сыгравших решающую роль в эволюции Ibanez.

А теперь, поскольку мы признательны вам за то внимание, с которым вы прочитали данную главу, мы освобождаем вас от контрольного теста, которым мы грозили вам в начале – вы же не думали, что тут правда будет тест? В конце концов, это всего лишь рок-н-ролл.

Глава 2. Hoshino Gakki Ten.

Йошихиро Хошино (нынешний президент Hoshino) в семилетнем возрасте. Именно Йошихиро подал идею создать зарубежные филиалы вместо того, чтобы полагаться исключительно на сторонних дистрибьюторов, что привело к возникновению компании Hoshino U.S.A.

От томов к мелодиям

История гитар Ibanez уходит своими корнями в Японию конца 19 века и напрямую связана с благосостоянием семьи Хошино. К началу 20 века книжный магазин, принадлежавший семье Хошино и основанный Матцухиро Хошино в городе Нагойя, уже закрепил за собой прочную репутацию надежного поставщика учебников для школ по всей стране.

В 1908 году семья Хошино расширила ассортимент магазина и создала отдел музыкальных инструментов, первоначально занимавшийся поставкой органов с ножным приводом министерству образования, которое до того закупало у них учебники.

Новый отдел возглавил 23-летний Йошитаро Хошино, который большую часть своего времени занимался тем, что нарабатывал клиентскую базу для новой продукции, поставляемой компанией. Его труды увенчались успехом, и семья Хошино приняла решение еще больше расширить бизнес в области оптовой торговли музыкальными инструментами. В 1908 году была основана компания «Hoshino Gakki Ten – The Hoshino Musical Instrument Company».

Четыре сына Йошитаро: Риохеи, Джампеи, Масао и Йошихиро (сегодняшний президент группы компаний Hoshino) оказали большое влияние на музыкальный бизнес семьи Хошино. Первым из них, кто принял участие в семейном предприятии, стал старший сын Риохеи. Риохеи хорошо изучил английский язык в средней школе, и в 1926 он стал использовать свои познания для того, чтобы помочь отцу повысить продажи музыкальных инструментов на рынках смежных стран. В 1929 году Риохеи окончил престижную муниципальную коммерческую школу в Нагойе и приступил к полноценной работе вместе с Йошитаро.

Гитары Salvador Ibanez

В 1929 году компания Hoshino Musical Instrument начала импортировать первые гитары под названием Salvador Ibanez из Валенсии, Испания. Производитель этих гитар Сальвадор Ибаньес открыл маленькую гитарную мастерскую в Валенсии, Баха Сан-Франциско, примерно в 1875 году. В начале 20 века он переехал в Кале Падре Рико, где построил крупнейшую во всей Испании фабрику по производству гитар. После смерти Сальвадора Ибаньеса в 1920 году его дело унаследовали два его сына.

Гитары появились в Японии одновременно с феноменом мандолинного оркестра где-то на рубеже 20-го века. Гитара начала использоваться как солирующий классический инструмент в руках таких музыкантов, как гитарист и композитор Моришиге Такеи, который сыграл свой первый концерт в 1921 году. Интересен тот факт, что в том же 1929 году, когда компания Hoshino начала импортировать гитары Salvador Ibanez, свое первое концертное турне по Японии сыграл маэстро Андрес Сеговия. Гитары пользуются популярностью в Японии и по сей день.

Оригинальная акустическая гитара Salvador Ibanez, приблизительно 1929 год.

Гитара Salvador Ibanez с металлическими струнами, изготовленная в Испании, приблизительно в 1930 году. Такие гитары предположительно были сделаны из цельной древесины и имели модификации, предназначенные как для жильных, так и для и металлических струн. Типичные гитары низшей ценовой категории, модели с металлическими струнами оснащались струнодержателями в форме трапеции, чтобы противостоять сильному натяжению струн.

Нет худа без добра

На первый взгляд, 1929 год казался плохим годом для расширения музыкального бизнеса семьи Хошино. Разумеется, понадобилась недюжинная отвага, чтобы предпринять столь серьезный шаг именно в этом, неудачном году. Но внезапно он оказался очень благоприятным – по крайней мере, для той области бизнеса, куда вступила семья Хошино.

Когда в октябре 1929 года обвал на фондовом рынке в США вызвал финансовое цунами, которое прокатилось по всему миру, экономика Японии рухнула, как и в любой другой стране. Банки и крупные компании закрывались одна за другой. К 1930 году более чем 400000 человек потеряли работу. Наряду с экономической депрессией, Япония вступила в эпоху мучительных политических и социальных переворотов, что в итоге привело к участию Японии во Второй Мировой войне.

Творящаяся неразбериха не подавила музыкальный бизнес семьи Хошино, но заставила японцев искать обходные пути, и происходящие беспорядки в конечном итоге способствовали популяризации музыкальных инструментов в Японии. Когда песня «Kage wo Shitaite» стала главным хитом 1932 года, поклонники бросились покупать мандолины и гитары, чтобы сыграть эту песню самостоятельно.

Японский рынок взрывается

Хошино оказался в нужном месте в нужное время. Импортируемые модели Salvador Ibanez пользовались огромным успехом. Компания начала импортировать струнные инструменты и аксессуары из Чехословакии, а также струны «Black Diamond» из Соединенных Штатов. В 1931 году компания Hoshino Musical Instruments выпустила свой первый каталог музыкальных инструментов, включавший в себя духовые инструменты, ударные, скрипки, а также гитары Salvador Ibanez.

В то время компания Hoshino была всего лишь одной из многих компаний в Японии, торгующих оптом, прочие продавцы располагались в Токио и Осаке. Сложной задачей было найти новые источники поставок инструментов. Поскольку Риохеи Хошино знал английский язык и был более всех склонен к путешествиям, на его долю выпал поиск новых инструментов для импорта. Он находил мандолины, барабаны и различные аксессуары в Германии и Италии. Из Соединенных Штатов он привез барабаны Ludwig, которые компания Hoshino начала поставлять в Японию в конце 1930-х годов. Поставки прибывали в порт Нагойя, примерно в десяти милях от местонахождения компании. В те дни, до создания современной транспортной инфраструктуры, десять миль – это было очень большое расстояние, и работникам Hoshino приходилось привозить в порт ручные тележки, нагружать на них столько гитар, сколько влезало, а затем тащить их до склада.

1935 год: рождение Ibanez

К 1935 году рынок музыкальных инструментов в Японии был довольно стабильным, а спрос начал расти. Компания Salvador Ibanez оказалась не в состоянии удовлетворить нужды Hoshino, поэтому компания Hoshino Music Instrument приняла решение производить струнные инструменты самостоятельно.

Это решение было не таким трудным, как может показаться, поскольку город Нагойя, где была расположена компания, издавна был известен как «колыбель струнных инструментов», потому что в нем находилось множество мастерских. Первая фабрика компании Hoshino была расположена в районе Йасуда Дори, Шова-ку, и на ней работало приблизительно тридцать мастеров. Чтобы создать преемственность с импортируемыми инструментами, Хошино решил опустить слово «Salvador», и новые гитары были названы просто Ibanez.

В этот момент оригинальная линейка гитар Salvador Ibanez исчезает из нашего повествования. Мы можем лишь строить догадки о последующей судьбе некогда крупнейшей гитарной фабрики в Испании, но нам известно, что в период с 1936 по 1939 год Испания была охвачена кровавой гражданской войной, и многие фабрики были захвачены бунтующими рабочими. Перед началом Второй Мировой войны испанские порты были блокированы Англией и Францией, и это обстоятельство вряд ли располагало к обеспечению постоянных поставок гитар для удовлетворения растущего спроса на другой стороне земного шара.


Слева направо: Йошихиро, Джампеи и Масао Хошино во время совместного путешествия в 1962 году.

За пределами Страны восходящего солнца

Компания Hoshino Music Instrument вскоре устремила свой взор за пределы Японии. В 1935 году Hoshino стала первой японской компанией, экспортирующей инструменты по всему региону, и вскоре превратилась в ведущего поставщика музыкальных инструментов на рынки Кореи, Северо-Восточного Китая, России и южноазиатских островов.

Всего лишь два года спустя собственное производство компании Hoshino превысило 1000 гитар в месяц. Новые акустические гитары Ibanez завоевали большую популярность. Качество было настолько высоким, что многие музыканты даже не догадывались, что новые гитары были сделаны не в Испании. Компания Hoshino стала полноценным производителем гитар.

К концу 1930-х годов компания начала экспортировать небольшие партии музыкальных инструментов и аксессуаров в Соединенные Штаты, установив деловые отношения с такими компаниями, как National, David Hansser, Grossman и другими.

Одна катастрофа за другой

Тем не менее успех компании Hoshino как производителя длился недолго. В 1939 году сильный пожар уничтожил фабрику в Шова-ку. Компания перенесла свои производственные мощности в район Хиросечо, Шова-ку, и вновь принялась делать гитары, но уже в намного меньших масштабах. Но и это предприятие было вскоре приостановлено с началом Второй Мировой войны, так как производство всех товаров не первой необходимости регулировалось государством. Музыкальные инструменты возглавили этот список товаров не первой необходимости, и их производство было строжайше запрещено. Но даже без новых законов поставки необходимых для изготовления гитар материалов прекратились. Для того чтобы выжить, компания Hoshino Music Instrument прекратила производство гитар и начала делать прочие товары.

В какой-то момент работники фабрики, обладавшие значительными навыками по работе с деревом, были вынуждены делать деревянные ручки для чемоданов.

Вторая Мировая война нанесла семье еще большие потери. Все четыре сына Йошитаро Хошино один за другим были призваны на фронт. Простившись со всей своей семьей, Йошитаро был вынужден прекратить свой бизнес и сдать фабрику в Шова-ку в аренду другой компании.

Затем война поразила и дом Йошитаро. 19 марта 1944 года Нагойя была подвергнута бомбардировке. Все имущество Хошино было уничтожено, включая фабрику в Шова-ку и магазин в Нагойе.

Потеря всего успешного дела, которое было создано за десятилетия упорного труда, сломила Хошино. Но несчастья не могли продолжаться вечно. Хотя Йошитаро Хошино и потерял все свои сбережения, ему посчастливилось увидеть всех своих сыновей, вернувшихся домой целыми и невредимыми.

Восставший из пепла

После того как она потеряла все, семья была вынуждена начинать с нуля, и потекли годы тяжелого труда. В 1948 году Йошитаро Хошино вновь открыл бывший когда-то солидным семейный магазин – на этот раз он находился в деревянном сарае. Но ежедневная рутинная работа начала приносить свои плоды. К 1950 году оптовые продажи компании Hoshino на внутреннем рынке возобновились в полном размере. Все сыновья Йошитаро Хошино помогали отцу, в том числе и самый младший, Йошихиро, который лишь недавно окончил муниципальную коммерческую школу в Нагойе. Йошихиро в течение непродолжительного времени поработал в другой компании, которая занималась экспортом фарфоровых изделий. Его работа заключалась в подготовке документов на экспортные поставки – этот опыт вскоре ему пригодился.

Деловая обстановка в Японии после Второй Мировой войны была совершенно иной, нежели до войны. Конкуренция в музыкальном бизнесе была крайне обострена. Периодически во время войны компании приходилось производить керамические настольные лампы и дыроколы, чтобы остаться на плаву.

Вскоре стало ясно, что внутренних продаж недостаточно, чтобы обеспечить прибыльность компании. По счастливой случайности, среди документов, спасенных из разрушенного во время войны здания, обнаружился список контактов зарубежных заказчиков компании Hoshino. Отталкиваясь от этого списка, компания обратила свой взор на зарубежные рынки и возобновила поставки на экспорт. Поскольку немногие компании хотели связываться со многочисленными ограничениями на экспорт продукции, устанавливаемыми японским правительством, у Hoshino было куда меньше конкурентов, чем на внутреннем рынке, и компания процветала.

Вдобавок опыт Йошихиро в оформлении экспортных документов позволил компании продвинуться еще дальше, невзирая на неожиданные сложности, например, отсутствие пишущей машинки с английским шрифтом, необходимой для заполнения форм заказов. Йошихиро удалось найти мастерскую по починке пишущих машинок, где за «небольшой подарок» ему позволили пользоваться некоторыми из отремонтированных машинок.

Первые гитары

Вся документация компании Hoshino была уничтожена во время бомбардировок Нагойи, и единственным случайным и неполным источником информации могут служить ранние рекламные материалы Ibanez. Тем не менее фотография гитар Hoshino 1930-х годов есть на обложке обгоревшей брошюры 1938 года издания, чудесным образом извлеченной из руин книжного магазина семьи Хошино.

Этот каталог, сохранившийся, вероятно, в единственном экземпляре, предлагает полную линейку акустических гитар с плоским и выгнутым верхом. Гитары Hoshino назывались числовыми обозначениями, а не именами, что было типично для экспортных моделей. На голове грифа не было логотипа, а внутри корпуса вместо бумажного ярлыка был изображен герб в европейском стиле, на котором были два стоящих на задних лапах льва и лента с надписью «c mon uicu droie».

Серия включала в себя классические гитары с жильными струнами (№№ 437, 530), несколько симпатичных гитар с выгнутым верхом цвета «sunburst» (№№ 250, 1937, 1936) и несколько гитар с плоским верхом, которые могли быть либо с приклеенным струнодержателем, либо со струнодержателем в форме трапеции и незакрепленным порожком (№№ 224, 225, 410, 430, 1010).


Страницы раздела "акустические гитары" каталога компании Hoshino 1938 года издания.

Многие, хотя и не все, модели имели разметку накладки грифа на десятом ладу, а не на девятом. Некоторые гитары с плоским верхом имели необычные струнодержатели без втулок для крепления струн, с заостренными краями и сердцевидной формы. Модель с плоским верхом № 1010 имела голову грифа без пропилов под колки и обычный струнодержатель со втулками. Модель № 225 с плоским верхом окрашивалась в цвет «sunburst», а на ее верхней деке были нарисованы две ящерицы. Модель № 1937 имела выгнутый верх и резонаторное отверстие в форме буквы «f», а также окантованную накладку грифа с красивыми инкрустациями. Оптовые цены в то время лежали в диапазоне от 8 йен за модель № 410 с плоским верхом до 30 йен за модель № 250 с выгнутым верхом и круглым резонаторным отверстием.

Возможно, этими гитарами не ограничивалась вся линейка компании Hoshino, но они отражают облик гитары той эпохи. Необходимо заметить, что любые из этих гитар, дошедшие до наших дней, представляют собой большую редкость.

Медиаторный бизнес

Интересно, что первым товаром, успешно экспортируемым компанией Hoshino в США, стали гитарные медиаторы. Большинство медиаторов в то время подражали черепашьему панцирю, но японские медиаторы Hoshino делались из натурального материала. Медиаторы были очень дорогими, но завоевали большую популярность. Первый американский заказ на медиаторы поступил в 1951 году от нью-йоркской компании «Buegeleisen & Jacobson». Этот заказ воодушевил компанию Hoshino, которая удвоила свои усилия и от экспорта аксессуаров постепенно перешла к экспорту музыкальных инструментов.

Экспортные поставки Hoshino продолжали расти, но с бизнесом в Японии по-прежнему были затруднения. В 1955 году компания прекратила оптовые продажи внутри страны. Этот пробел продолжался до 1981 года, когда возродившийся спрос на продукцию Hoshino в Японии привел к созданию филиала, занимавшегося дистрибуцией внутри страны, Hoshino Gakki Hanbai Co, Ltd.

За пределами Страны восходящего солнца… вновь

Одним из культурных событий, которые позволили компании Hoshino снова вернуться в гитарный бизнес, стал рост популярности музыки рокабилли в середине 50-х годов. К 1957 году компания экспортировала гитары под брендами «Star», «Royal» и «Imperial». Электрические гитары делались для компании Hoshino компанией Tokyo Sound Company, в то время как акустические гитары делались компанией Kuroyanagi Gakki.

Члены семьи припоминают, что закупочная цена этих гитар была эквивалентна приблизительно двум долларам, а продавались они примерно по 2,5$. Эти гитары экспортировались в Азию, а некоторые из них – в Соединенные Штаты. В течение нескольких лет компания скупала все гитары, изготовляемые Tokyo Sound, но вскоре после этого Hoshino начали подумывать о том, чтобы вернуться к самостоятельному производству.

Одним из первых уроков, которые Хошино извлек для себя, было обеспечение стабильного качества. Требования к инструментам росли, а по мере того как росли продажи, возрастало и количество претензий. В ответ на это компания стала проводить политику 100%-ной проверки инструментов перед отгрузкой, что было беспрецедентным случаем в тех странах, куда экспортировались товары. Как это часто происходило, когда Хошино вводил инновационные идеи, от критиков не было отбоя. Некоторые считали проверку пустой тратой времени. Но критика вскоре утихла, как только удовлетворенность покупателей качеством резко возросла. Бескомпромиссная политика компании принесла далеко идущие результаты.

Пристальное внимание, уделяемое проблемам качества, стало одной из наиболее значимых причин успеха гитар Ibanez во всем мире. Строгий контроль качества не только помог компании Hoshino подстроиться под нужды американского рынка, это стало традицией, которая продолжает свое существование и по сей день – даже в местах, отстоящих от родного города Хошино на тысячи миль. Сегодня Hoshino U.S.A. – это единственная крупная гитарная компания в Соединенных Штатах, которая тщательно проверяет и отстраивает каждую сделанную гитару, независимо от того, является ли инструмент произведенной в Китае моделью для начинающих или выпущенной ограниченной партией моделью из японской серии Prestige. В то время как другие компании, возможно, так же строго, как и Ibanez, относятся к качеству профессиональных моделей, их импортируемые инструменты начального уровня часто подвергаются только контролю по партиям и выборочным проверкам.

К власти приходит новое поколение

На исходе 1950-х годов основатели компании Hoshino передали бразды правления в руки молодого поколения. Жена Йошитаро Тама, поддерживавшая его и в радости и в горе, скончалась в октябре 1959 года. В следующем году старший сын Йошитаро Риохеи, так много сделавший для успеха компании в первые годы ее существования, умер в возрасте 49 лет. Президентом компании стал второй сын Йошитаро Джампеи. Создатель компании Hoshino Musical Instrument Йошитаро Хошино пережил свою жену и сына и умер в январе 1963 года в возрасте 72 лет.


Фотография, сделанная в офисе компании Hoshino Gakki в 1959 году. Второй слева – Джампеи Хошино; крайний справа и крайний слева – представители компании Rose Morris U.K. (крупнейший иностранный заказчик Hoshino в тот период), остальные – работники компании Hoshino.

Почему именно «Star»?

Во многих каталогах компании Hoshino слово «star» («звезда») присутствует в качестве части наименования серии, отчего каталог читается почти как карта звездного неба. Вот лишь несколько наименований: Axstar, Artstar, Roadstar, Starfield; помимо этого были еще барабаны Star Drums, откуда произошла современная компания Tama (еще один легендарный вклад Хошино в музыкальное искусство).

Причина проста – фамилию «Хошино» можно примерно перевести на английский язык как «star field» («звездное поле»).


Каталог 1957 года с изображением первой электрической гитары производства Hoshino Gakki, которая продавалась под именем Star.

Производственная компания Tama

Новый президент Джампеи Хошино, выпускник Университета иностранных языков в городе Осака, свободно говоривший по-английски, сконцентрировал все усилия на освоении новых зарубежных рынков. В 1960 году Хошино принял решение объединить все свои гитарные бренды под единым именем Ibanez и, хотя компания продолжала делать инструменты под брендами, предлагаемыми заказчиками, основным брендом всегда оставался Ibanez. В 1962 году Джампеи решил возобновить производство электрогитар и усилителей, и компания Hoshino построила фабрику площадью в 5800 кв. м. Новый производственный филиал был назван «Tama Seisakusho, Inc.» (или «Производственная компания Tama») в честь покойной жены Йошитаро. Йошихиро, четвертый сын Йошитаро, стал президентом нового производственного отделения. В 1981 году название «Производственная компания Tama» было изменено на сегодняшнее настоящее название, Hoshino Gakki Co., Ltd., а имя «Tama» стало ассоциироваться исключительно с производством ударных инструментов.

Модель EG80 Star, 1960 год. Одна из первых гитар, сделанных на фабрике Tama.

Ibanez 480, 1965 год.

Точно так же, как и в Соединенных Штатах, на 1964 год в Японии пришелся пик популярности электрогитар, совпавший с пиком популярности the Beatles. В то же время Олимпийские игры 1964 года, проводимые в Токио, и растущее благосостояние населения способствовали распространению как телевидения, так и других способов проведения досуга по всей Японии. Популярность рок-групп (именуемых «Групповыми звуками» на очаровательном и странном популярном жаргоне, известном как «японский английский») росла.

Йошихиро Хошино отметил, что тенденция, которая повторилась два десятилетия спустя с пришествием MTV, была такова, что телевидение превратило музыку из исключительно слуховой формы восприятия в мощный визуальный элемент. Гитары стали атрибутом моды.

В то время Ibanez был официальным брендом компании Tama. Но на протяжении 1960-х годов, как и у любого другого японского производителя гитар в тот период, вся продукция могла выпускаться под брендом, выбираемым заказчиком, и большая часть гитар носила другие названия. В те ранние годы коммуникации были несоизмеримо более медленными в сравнении с современным, живущим со скоростью света, миром. Заказы обычно размещались при личной встрече, когда дистрибьютор приезжал либо в Японию, либо к зарубежным представителям компании Hoshino. Часто заказы прогнозировались на шесть месяцев или на год вперед.

В 1966 году Хошино принял решение, что компания должна возобновить производство ударных инструментов, но, что касается изготовления гитар, то было более выгодно производить их силами сторонних производителей по спецификациям компании Hoshino.

До конца электрогитарного бума в Японии, который наступил в 1968 году, компания Hoshino сотрудничала с двумя фабриками: Fujigen Gakki в Матцумото и Teisco Toyoshina.

Компания Teisco Toyoshina вскоре оставила бизнес, и многие опытные мастера, работавшие в ней, перешли в компанию Fujigen. В 1970 году большинство электрических гитар компании Hoshino производились на фабрике Fujigen, и тесное сотрудничество между этими двумя компаниями продолжается по сей день.

Йошихиро Хошино думает о загранице

Послевоенный опыт по ведению экспортно-импортных операций позволил компании Hoshino проникнуть в суть потенциальных проблем и будущих возможностей. По их наблюдениям, появилась возможность ведения новой и довольно необычной для японских компаний, которые часто вели себя довольно консервативно, деловой стратегии.

Очень важно было приобрести уверенность в своих силах. Президент компании Йошихиро Хошино описал это так: «Когда мы возобновили экспорт после войны, мы заботились только о сроках поставки. Но по мере того как наша компания росла, мы осознали, что нам нужно переосмыслить то, как мы ведем свой бизнес.

Мы импортировали одинаковые товары от многих различных производителей. Чтобы конкурировать между собой, они снижали цены сильнее, чем мы могли себе представить, но мы усвоили горький урок: из-за низких цен мы не получали никакой сервисной поддержки после покупки. Мы бы никоим образом не хотели поставить в те же условия людей, покупающих инструменты, поставляемые нами на экспорт».

Еще одной сложностью была работа с большим количеством дистрибьюторов в Соединенных Штатах – временами их количество достигало сорока, и каждый из них имел свои ограниченные деловые интересы, сосредоточенные исключительно на той территории, где он вел деятельность. Для компании Hoshino было практически невозможно получить общую картину потребительского спроса на самом большом мировом рынке. И, разумеется, сорок различных дистрибьюторов вели свой бизнес сорока различными путями, что создавало дополнительные трудности.

Чтобы разрешить данную проблему, Йошихиро Хошино выдвинул идею открыть агентство, что подверглось критике со стороны остальных японских бизнесменов, поскольку это был крайне новый и необычный подход для них. Мысль была простой: Хошино хотел основать собственное «агентство» на каждом из крупных экспортных рынков, которое бы отвечало за продажи и сервисное обслуживание продукции, поставляемой компанией Hoshino. В результате достигался лучший контроль и большая гибкость, а также лучше удовлетворялись запросы потребителей.


Сборщики на фабрике Tama закатывают лады. По традиции такие отделочные работы, как распайку, закатку ладов, окантовку и мокрую шлифовку осуществляют женщины, в то время как мужчины выполняют токарные и фрезеровочные работы.

Большая игра

Йошихиро Хошино отмел всю критику. После того как он открыл несколько агентств в Европе, пришло время большой игры – Соединенные Штаты. Освоение американского рынка было сопряжено с риском. Открытие агентства в США потребовало бы прекратить поставки многочисленным дистрибьюторам компании Hoshino и, более того, объединить все модели гитар под единым брендом – Ibanez.

В итоге Хошино удалось найти потенциального партнера – продавца и производителя гитар по имени Гарри Розенблум, которого семья Хошино знала по его поездкам в Японию в качестве представителя компании Martin Guitar.

В 1971 году после длительных переговоров Розенблум и компания Hoshino ударили по рукам. Год спустя компания Hoshino Gakki Ten стала участником компании Elger (названной по первым буквам имен детей Гарри Розенблума, Эллен и Герсон). В 1981 году компания Elger была реорганизована в Hoshino U.S.A.

С 1908 года, когда в книжном магазине Хошино впервые появились музыкальные товары, был пройден длинный и тяжелый путь. Компания Hoshino предприняла большой шаг для того, чтобы заявить о себе как о серьезном игроке на самом большом и самом конкурентном в мире рынке музыкальных инструментов.


Ibanez 1802 и Ibanez 992 (1963 год). Дизайн навеян гитарами Burns. Обратите внимание на многослойную накладку на корпусе, вбитый молотком логотип, а также прижим для струн, привинчивающийся с обратной стороны головы грифа. По современным меркам такие вещи, как многослойная накладка и дополнительные клавишные переключатели (а значит, более сложная распайка), потребовали бы очень больших трудозатрат при создании этого инструмента.

Глава 3. Elger и Hoshino U.S.A.

Гарри Розенблум и Elger Guitars

Компания Elger была основана Гарри Розенблумом, которому принадлежал музыкальный магазин «Medley Music», расположенный в весьма зажиточном пригороде Филадельфии, называемом Главным Проездом. В 1959 году Розенблум обратил внимание на возрастающую популярность фолк-музыки и решил приняться за производство акустических гитар. Он приобрел старую деревообрабатывающую фабрику, выпускавшую пропеллеры для самолетов во время Первой мировой войны. Так появилась компания Elger.

Изначально гитары Elger имели плоский верх. Позднее Розенблум купил несколько корпусов с выпуклым верхом, оставшихся от распродажи компании Epiphone (которая располагалась в Филадельфии до того, как ее приобрела компания Gibson), и использовал их для разработки собственной серии. С 1959 по 1965 годы было сделано 3000 американских гитар Elger.

Магазин Розенблума «Medley Music» торговал гитарами Hoshino, а также барабанами Star. Бизнес разрастался, и к 1970 году Розенблум начал импортировать японские гитары под брендом Elger, став одним из первых производителей гитар, разместивших американский бренд на импортируемых инструментах.


Будущие президенты Йоши Хошино (второй президент) и Том Танака (пятый президент), 1975 год.

Компания Elger

Будучи розничным торговцем продукцией компании Hoshino, импортером, дистрибьютором и производителем, Розенблум располагал всем, что было нужно Хошино для создания агентства. Особенно ценным был производственный аспект. По словам шестого президента компании Hoshino Роя Мийахары, семья Хошино намеревалась использовать оборудование и опыт производства компании Elger для создания на базе службы контроля качества, а возможно, в дальнейшем и для разработки собственных моделей.

Вдобавок ко всему, поскольку компания Elger была невелика и не имела громкого имени, от компании Hoshino не потребовалось бы делать огромных вложений. В 1971 году Хошино сделал Розенблуму первое предложение.

Переговоры проводились в Лос-Анджелесе и шли весь день и всю ночь. Неутомимые Хошино в один из моментов разбудили спящего Розенблума ни свет ни заря, чтобы продолжить обсуждение. Но к конечному соглашению Розенблум и компания Hoshino Gakki Ten пришли лишь в конце года, на европейской музыкальной выставке.

Розенблум со смехом вспоминает появление нового бренда: «Я полагал, что гитары будут продаваться под названием Elger, потому что я уже зарегистрировал это имя, и мы сами носили название Elger Company. Но Хошино ответил мне отказом. Он сказал, что они уже напечатали тысячи каталогов с гитарами Ibanez».

Так на рынке появились гитары Ibanez, и сотрудничество началось 1 сентября 1972 года. Руководство компании Elger состояло из президента Гарри Розенблума, казначея Тошитсуги «Тома» Танаки и секретаря Шоджи «Джорджа» Йошиды (японцы редко используют в обращениях то, что американцы считают их именем, а обращение по имени является непременным правилом для строго неформального бизнеса в области музыкальных инструментов. К тому же многие американцы испытывают трудности с произношением японских слов, поэтому для японцев, работающих в Штатах, проще использовать американизированные прозвища, звучащие схоже с их настоящими именами). Так Риоичи Мийахара получил прозвище «Рой», которое дал ему Аллан Сильверберг, ответственный сотрудник компании Elger по переименованию вновь приезжавших японцев.


Ibanez Model 2020 примерно 1970 года

Снова в нужном месте в нужное время

Создание нового партнерства совпало с наступлением «эпохи копий», которое произошло в 1969 году. В 1970 году первые копии от Hoshino поступили в продажу в США, это были модели 2020 и 2030, дизайн которых повторял Fender Stratocaster и Jazz Bass. К 1972 году линейка гитар Hoshino разрослась и включала в себя копии Les Paul Custom с привинченным грифом и копии акриловых гитары и баса Ampeg Dan Armstrong. Первая реклама гитар Ibanez, созданная независимым рекламным агентом и бывшим работником магазина «Medley Music» Джеффом Хасселбергером, появилась в майском выпуске журнала «The Music Trades» за 1973 год. На рекламном объявлении были изображены копии акустических гитар Martin с корпусом «dreadnought», Gibson с корпусом «jumbo», бас, сделанный по мотивам Gibson Recording, а также копия Gibson ES-175. За ними последовала реклама с моделью Ibanez Rocket Roll (копия Gibson Flying V), а позднее реклама акустических гитар Tama с корпусом «dreadnought» и инкрустацией «елочкой». Первая реклама Ibanez в журнале Guitar Player появилась в декабре 1973 года – это была модель Rocket Roll и акустические гитары Tama.

И снова Хошино оказался в нужном месте в нужное время и предложил правильный товар (ну, конечно, не совсем правильный, но все же более близкий к оригиналу, чем предлагали его конкуренты).

Разработчик гитар и эксперт по vintage-гитарам Джордж Грун вкратце описывает период, когда компания Hoshino открыла магазин совместно с компанией Elger: «Начало и середина 1970-х были худшим периодом для производства в Америке. Качество музыкальных инструментов и всего остального, производимого в Соединенных Штатах, было хуже некуда. Крупные американские гитарные компании принадлежали огромным, удаленным и часто плохо представляющим состояние дел корпорациям: компания CBS владела Fender, компания Norlin – Gibson, а компания Avnet – Guild. Компания Martin все еще принадлежала семье, но ей управлял Фрэнк Мартин, который выполнял лишь номинальные функции.

Пришло время, чтобы появился кто-то, кто мог бы обеспечить хорошее качество и творчески подошел бы к дизайну инструментов. Под «творческим подходом» я понимаю не обязательно что-то совершенно новое, просто хорошие копии старых инструментов, чего не делал никто из крупных производителей. В настоящее время Gibson делает хорошие реплики, но в начале 70-х их «переиздание» модели Flying V не имело ничего общего с оригиналом, а Fender Stratocaster с креплением грифа на трех болтах были просто дерьмом.

Переиздание «дредноута» Martin HD-28 с инкрустацией в виде «елочки» появилось только лишь в 1976 году. Японцы задолго до американцев поняли, что качественные и точные реплики классических моделей будут хорошо продаваться».

Хасселбергер говорит, что Ibanez также поняли ценность рок-н-ролльного наследия задолго до американских компаний: «Руководство компании Norlin вращалось в джазовых кругах, и в Gibson и в остальных компаниях с пренебрежением относились к рок-н-роллу. Но я был рок-н-ролльщиком, и Рой Мийахара тоже был рок-н-ролльщиком. Я уверен, что мы лучше представляли, что было нужно простым парням с улицы».

Ранние подражания

Ibanez Model 2375
Участие компании Hoshino в «эпохе копий» началось в 1970 году, когда была выпущена цельнокорпусная электрогитара 2020 и бас 2030, делавшиеся на фабрике Fujigen Gakki. Дизайн модели 2020 был основан на Stratocaster, но с чуть более широким корпусом и оригинальными хромированными звукоснимателями типа «сингл».

Модель 2030 была аналогичной по комплектации, а дизайн ее копировал Jazz Bass. Обе модели красились в черно-желтый цвет «sunburst». Была еще одна любопытная модификация модели 2020 с грифом, имевшим необычную асимметричную голову грифа в виде «галочки», похожую на головы грифа гитар Teisco конца 60-х годов.

В 1971 году компания Hoshino начала уделять больше внимания мелочам и существенно расширила линейку копий. Реплики известных американских гитар включали следующие модели: 2375 «Strato» (копия Fender Stratocaster), 2350 (копия Les Paul Custom черного цвета с привинченным грифом) и 2355 (копия «арчтопа» Gibson ES-175).

Ibanez 2350 стала наиболее продаваемой и самой знаменитой репликой от Ibanez. Очень часто она выпускалась без (!!!) логотипа на голове грифа для продажи остальными дистрибьюторами в США этой гитары под другими брендами (но без строжайшего контроля качества, который всегда отличал гитары Ibanez от прочих).

Ранние копии «Стратов» оснащались фиксированными бриджами и тремя звукоснимателями – «синглами» с металлическими крышками в духе Telecaster в стандартной «стратовской» распайке, однако вскоре получили традиционные для Stratocaster звукосниматели и тремоло-бридж. Копия Les Paul имела скругленное окончание накладки грифа, что было типично для ранних реплик.

В тот же период появились модели 1910 (гитара) и 1915 (бас), представлявшие собой вариации гитары Yamaha SA-30/SA-50 и баса Yamaha SA-70 с тонким полым корпусом, имевшие слегка загнутые и одинаковые по форме «рога».

Акриловые гитары Ibanez

В 1971 году компания Hoshino представила копии очень популярных в те дни акриловых гитар и басов Ampeg Dan Armstrong от Ibanez. Оригинальные модели были выпущены в 1969 году. Взамен сменного звукоснимателя с одной катушкой гитара Ibanez была оснащена двумя «хамбакерами», расположенными близко друг к другу, а бас имел звукосниматели у грифа и у струнодержателя.

Копии гитар Ampeg положили начало тому, что стало отличительной чертой компании Hoshino – быстрой реакции на популярные модели американских гитар. В 1972 это повторилось, когда на свет появилась версия гитары Gibson Les Paul Professional с привинченным грифом. За ней последовали копии «полуакустики» Gibson ES-345 и баса Fender Jazz Bass.

Линейка копий Ibanez продолжала разрастаться. К 1973 году в продаже в Великобритании появились копии «арчтопа» Gibson Barney Kessel Custom, Les Paul Standard цвета «sunburst», Les Paul Professional, гитары и баса Les Paul Recording, первая копия Telecaster, и копия баса Rickenbacker 4001 с привинченным грифом. Полная документация на модели этого раннего периода недоступна, но к 1973 году линейка включала в себя широкую палитру самых разнообразных копий, большинство из которых по-прежнему имели ставшую притчей во языцех накладку грифа со скругленным окончанием.

Компания Hoshino начала сотрудничество с Джеффом Хасселбергером в США и с Морисом Саммерфилдом в Великобритании для разработки новых моделей со значительными изменениями. Хасселбергер предложил Hoshino отказаться от некоторых пережитков 60-х, например от скругленного окончания накладок, и делать копии, более близкие к оригиналу. К 1974 году эти улучшения начали появляться на отдельных моделях.

Идеальная настройка

Бренд Elger был изменен, но, как и планировалось, фабрика Elger по-прежнему использовалась для контроля качества и настройки гитар Ibanez перед отгрузкой. Как объясняет Розенблум, «многие японские гитары закупались оптовиками/дистрибьюторами, которые незамедлительно перепродавали их. В итоге гитара доставалась из коробки в первый раз с тех пор, как она покинула Японию, непосредственно покупателем. Вместо этого мы отстраивали каждую гитару перед тем, как она попадала к дилеру».

Как настроить и ухаживать за гитарой самостоятельно, покупатель мог узнать из руководства по эксплуатации, прилагавшегося к ранним инструментам Ibanez.


Раннее фото дизайнера Ibanez Фритца Катоха. Катох был неиссякаемым источником дизайнерский идей гитар Ibanez – от модели Iceman до тремоло Edge.

Качество превыше всего

Во время визита в США в 1973 году Йошики «Джо» Хошино беседовал со многими дилерами Ibanez, утверждавшими, что люди предпочитают качество гитар американского производства. Это было ироничным наблюдением, учитывая радикальную перемену в восприятии конкуренции между качеством японских и американских производителей (свой вклад в которую внес Ibanez), что произошла через пару лет. Хошино знал, что его выживание напрямую зависит от успеха на американском рынке, и компания восприняла эту критику серьезно. Хошино направил своих представителей в США, чтобы опросить дилеров об их пожеланиях. Они не только привезли с собой образцы гитар, чтобы продемонстрировать улучшения как реакцию на отзывы, они также закупали американские гитары для того, чтобы взять их в Японию и, разобрав, тщательно изучить.

Присланный компанией Hoshino дизайнер Фумио «Фритц» Катох начал работать над проблемой качества. Катох был в Штатах в течение непродолжительного срока, и на его место прислали Неро Андоха. В 1973 году для руководства контролем качества прибыл Рой Мийахара. Он также объехал всех дилеров в США, и то, что он увидел, повергло его в состояние шока. В магазине «Music Manor» (Ланкастер, штат Пенсильвания) он «увидел гитары Gibson, которые не были отстроены на фабрике. Даже Les Paul были плохого качества». Мийахара быстро пришел к выводу, что необходимо предложить покупателям гитары, которые были бы не просто такими же по качеству, как часто разочаровывающие американские модели, а даже лучше. Он приобрел большой набор инструментов – такой большой, что ему пришлось платить в США ввозную таможенную пошлину из своего кармана.

Мийахара решил, что обычной отстройки инструментов недостаточно. В то время как гитары, выпускавшиеся фабриками Hoshino, были лучше большинства остальных, фабрики все же не полностью осознавали важность деталей отделки, которые делали гитару привлекательной внешне. Помимо этого, свою лепту вносили смена климата и перевозка гитар. Необходимо было изучить каждую мелочь, прежде чем гитары отправлялись с фабрики Elger в американские музыкальные магазины. Часто необходимо было заменить струны. Требовалось подровнять лады, отшлифовать и заполировать их, очистить окантовку. Нужно было сделать все необходимое, чтобы гитары выглядели хорошо, были удобными и прекрасно звучали, будучи только что вынутыми из коробки.

Поскольку в компании Elger не было необходимого персонала для проведения серьезного ремонта, работники присылались с фабрики Fujigen (иногда их называли «парни с Fuji»), которые выполняли ремонт и информировали фабрику о состоянии дел.

Испытывая недостаток площади, компания Elger переехала из Ардмора на склад в Бенсалеме (тогда именовавшийся «Cornwell Heights»), пригороде на севере Филадельфии, где, по легенде, Бенджамин Франклин запускал своего знаменитого воздушного змея.

В те времена работники выполняли самые разнообразные функции. Если приезжал грузовик, все работники бросали свои занятия и помогали разгрузить его. Рабочий день был длинным. Во время лихорадочного предрождественского периода японцы, часто работавшие до 3 часов ночи, иногда спали прямо на полу офиса, вместо того чтобы ехать домой. В настоящее время компания Elger кажется просто карликовой в сравнении с Hoshino U.S.A., однако некоторые вещи остались неизменными. Слава богу, вы не увидите спящих людей в офисе в Бенсалеме в 3 часа ночи, но Hoshino U.S.A. – одна из очень немногих крупных музыкальных компаний, где президенты и вице-президенты – как американские, так и японские – закатывают рукава и разгружают грузовики, если это необходимо, а также собирают и складывают гигантский стенд компании на выставке NAMM.


На фото, которое можно было бы озаглавить "Парни с Fuji, выпуск 1980 года" группа "парней с Fuji", уезжавших в CША годичные командировки для работы в системе контроля качества Ibanez, засняты на фоне фабрики Fujigen в Матцумото. В заднем ряду стоят Рой Мийахара (четвертый справа) и Фритц Катох (второй справа). Декларация собственного великолепия (надпись на плакате: "Посмотри, Эд, мы классные парни!") адресована Эдду Акко, одному из инспекторов контроля качества компании Elger в Америке.

Двойная атака

Создание безупречной репутации и борьба за качество продукции были изначальной стратегией, призванной, чтобы перехватить долю рынка у более заслуженных конкурентов компании Hoshino. Но семья Хошино была не намерена просто сделать лучшую мышеловку, а затем терпеливо ждать, пока покупатели протопчут дорожку к их дверям. Здесь начала действовать вторая стратегия по завоеванию американского рынка – продвижение продукции. Том Танака из компании Hoshino принялся убеждать Джеффа Хасселбергера, независимого рекламного агента, создавшего первую торговую рекламу компании Hoshino, покончить со свободным плаванием и перейти в компанию Elger на постоянную работу.

Как и многие, кому приходилось сталкиваться с упорством Тома Танаки, Хасселбергер в итоге сдался. «Не знаю, почему я так сделал, – смеется он. – Я наслаждался свободой. Возможно, мне просто стало немного одиноко». Одна из вещей, которая впечатлила Хасселбергера – это количество моделей, предлагаемых Ibanez в то время, когда импортные серии остальных компаний были намного более ограниченными. У прочих импортеров было всего лишь несколько копий Les Paul. Линейка Ibanez включала в себя копии практически всех известных гитар, от Strat до Rickenbacker. А что касается копий Les Paul, то их было не две-три, а целое множество, в различных цветах и стилях, также были и левосторонние модели. Он увидел богатый потенциал, особенно если бы компания уделяла больше внимания деталям. К 1974 году Джефф Хасселбергер уже был штатным сотрудником компании Elger, отвечающим за маркетинг, рекламу, связи с музыкантами и за дизайн.

Одной из причин, по которой было принято решение нанять Хасселбергера, стала презентация его дизайнерских работ Йошихиро Хошино и Тому Танаке. «На меня повлияли доработки, которым Джон Чипполино из Quicksilver подверг свои гитары, я подумал, что это выглядит здорово. Он снял защитную накладку, затем обрезал ее и вновь поставил, позднее эта идея была претворена в жизнь на нашей модели бас-гитары «Black Eagle». Я также видел Les Paul, на который кто-то приделал голову грифа в стиле мандолины Gibson, позднее эта идея нашла место на нашей модели «Custom Agent». Том оглядел мои выдумки, подумал и сказал: «Это неплохая идея». Так что к 1973 или 1974 году мы делали уже что-то, что не было полной копией. Мы поняли, что, если мы предложим людям что-то, отличное от точной копии, им это понравится».

Но рынок также требовал и точных копий, таких, какие не выпускали американские компании. Ibanez были более чем рады заполнить этот пробел. По наблюдению Хасселбергера, если вы делаете копию гитары, то вы должны сделать действительно копию. В то время большинство японских «копий», импортировавшихся в Штаты, до сих пор имели дизайн грифа, разработанный еще в 60-х годах. У копий Les Paul, например, был гриф, установленный довольно высоко над корпусом, и скругленные окончания накладок. Одним из предложений Хасселбергера фабрике Fujigen было углубить карман крепления грифа и сделать торец накладки прямоугольным, чтобы гитара смотрелась более похожей на свой прототип от Gibson. Фабрика Fujigen стала претворять эти рекомендации в жизнь постепенно, начав с копий старых моделей, некоторые из которых были выпущены Ibanez в 1974 в рамках серии «Oldies». Хасселбергер также сочинил рекламный слоган для серии: «Точные копии».

Интерес к старым гитарам был новым явлением, только рождавшимся в начале 1970-х годов, и компания Ibanez стала первой компанией, извлекшей из этого прибыль. То, что упор был сделан на производство высококачественных реплик, дало Ibanez новые перспективы, не ограниченные существованием текущих серий, как это было у американских компаний. На выставке NAMM 1974 года была представлена серия «Oldies», включавшая в себя копии старых Les Paul с верхом из «огненного» клена, Les Paul Junior, Firebird и даже Flying V. Бесспорно, модель Flying V выпускалась Gibson в то время. Но, по словам Джеффа Хасселбергера, «она не имела абсолютно ничего общего с оригиналом, она была сделана из отходов производства. И они предлагали такое в то время, когда люди были готовы выложить пять «кусков» за оригинальный Explorer или Flying V.

Tama Acoustic

Прежде чем мы поговорим об акустических гитарах более подробно, нужно упомянуть заранее об одной вещи, дабы не смутить читателя – это название Tama Guitars. В настоящее время принадлежащий компании Hoshino бренд Tama ассоциируется исключительно с ударными инструментами. Но в период с 1974 по 1979 годы имя Tama стояло на самых дорогих гитарах от Hoshino, выполненных в стиле Martin. Эти впечатляющие инструменты делались компанией Hoshino на своей собственной фабрике в Овари Асахи, где также выпускались барабаны Star. В дальнейшем дизайнерские идеи гитар Tama легли в основу линейки акустических гитар Ibanez Artwood.

Акустические гитары: 1974-1979

Недорогие акустические гитары Ibanez данного периода часто имели верхнюю деку и весь корпус из ламинированного дерева. «Акустики» Ibanez 70-х годов оформлялись как в стиле гитар Gibson, так и в стиле Martin. В 1975 году даже выпускалась копия модели Gibson Heritage.

Несколько гитар с корпусами «дредноут», оформленных «под Martin», имели нижнюю деку из палисандра или джакаранды с центральной вставкой из клена (на Martin D-35 дека была из трех кусков палисандра с разным рисунком). Как в случае с несколькими копиями Les Paul, Ibanez стала одной из первых компаний, сделавших «дредноут» с кленовой накладкой грифа. В 1975 появилась акустическая гитара Ibanez с корпусом «grand concert», а также копии «дредноута» и двенадцатиструнных гитар от очень популярного в середине 70-х производителя Gallagher. Также выпускались шести- и двенадцатиструнные версии «дредноутов» Fender.

Когда в 1976 году форма головы грифа на электрических гитарах Ibanez изменилась от «открытой книги» к «тюльпану», на акустических гитарах, имевших голову грифа в стиле Gibson и переименованных в серию Concord, также была изменена ее форма. Гитары в стиле Martin производились тем не менее до самого начала 1980-х.

С 1976 по 1978 годы выпускалась серия «дредноутов» Ibanez Artist, а также акустических гитар с корпусами типа «джамбо», оформление головы грифа которых (в виде «зубчатой башенки») и характерная инкрустация в виде геральдической лилии были скопированы с электрических моделей.

К 1978 году линейка акустических гитар Ibanez была разбита на несколько серий, названия которых более или менее отражали их дизайн. Эти серии именовались: «Scalloped Brace Dreadnoughts» («дредноуты» со сточенными пружинами), «Vintage Series», «Vintage Deluxe Series» (с более богатой инкрустацией), «Arched Back Dreadnoughts» (оригинальный дизайн, «дредноуты» с выгнутой нижней декой), «Maple Dreadnoughts», «Floral Deluxe Series» (защитная накладка имеет гравировку с бабочками, подобно дизайну звукоснимателей «flying finger», позднее – гравировку с фруктовыми деревьями), «Old Timers Series» (гитары в стиле Martin) и «Jumbo Series». Многие из них выпускались не более года, хотя некоторые серии дожили до начала 80-х. В 1981 серия Vintage включала несколько гитар в стиле Guild с нижней декой без пружин, позволявшей корпусу более свободно резонировать и дававшей более объемное звучание. Линейка «дредноутов» Tama была переименована в 1979 году в Ibanez Artwood Series. Впоследствии название Tama использовалось исключительно для ударных инструментов и фурнитуры производства компании Hoshino.

В 1980 появились первые акустические гитары Ibanez с вырезом – серия Ragtime с оригинальным дизайном. Недолго просуществовавшая серия получила скругленную форму корпуса, напоминающую «джамбо», хотя и не такую большую. Также на этих гитарах было овальное резонаторное отверстие и удлиненная накладка грифа под верхними струнами, заходившая за отверстие. В 1981 году дебютировал первый пьезозвукосниматель Ibanez для акустических гитар под названием «The Bug». Еще через пару лет модели со звукоснимателями появились в линейке акустических гитар.

В 1982 году вышла еще одна интересная линейка Ibanez, тоже просуществовавшая недолго – серия Naturalwood, в которую входили четыре «дредноута». Одна из моделей была довольно традиционной и имела верхнюю деку из цельной ели и корпус из волнистого клена. Но три остальных имели корпуса, сделанные целиком (включая верхнюю деку) из, соответственно, кедра, джакаранды и коа. Через год Ibanez выпустили серию AE (Acoustic Electric), в которой были как «дредноуты», так и гитары из серии Ragtime, имевшие встроенный в струнодержатель пьезозвукосниматель.

Смена руководства

Как это часто случается в бизнесе, давние партнеры расходятся во мнениях относительно будущего компании, в данном случае спорным вопросом стала организация дилерской сети. Говорят, что Розенблум в шутку сказал Хошино: «либо я куплю вас, либо вы меня». 4 ноября 1974 года Розенблум продал свою долю своим японским партнерам, и в результате компания Hoshino Gakki Ten стала единоличным собственником компании Elger, хотя Розенблум и сохранил тесные отношения с компанией.

Имея в своем активе такого специалиста по рекламе, как Джефф Хасселбергер, компания Elger стала вести более агрессивную рекламную политику по отношению к своей продукции. «В то время мы не рассматривали себя как серьезного конкурента компаниям Fender и Gibson на мировом рынке, – говорит Хасселбергер. – Нашими конкурентами были прочие дистрибьюторы, которые занимались импортом гитар, такие как «St. Louis Music» или «Grossman». У них уже было все, что хотели музыкальные магазины – правильный ассортимент, правильные сроки, правильная цена. Поэтому нам приходилось бороться с другими дистрибьюторами за покупателей. Только тогда они придут в магазины и будут спрашивать наши гитары».

Первым способом было рекламировать гитары там, где остальные дистрибьюторы того не делали. В 1967 появилось издание, которое активно привлекало рекламные деньги – журнал «Guitar Player». Прочие дистрибьюторы не делали этого, даже несмотря на то, что Fender и Gibson давали свою рекламу в этом журнале. Йошики «Джо» Хошино и Джефф Хасселбергер решили, что «Guitar Player» мог бы послужить прекрасным средством для повышения популярности бренда Ibanez, и в итоге заключили долгосрочный договор на покупку рекламных площадей в журнале.

Взамен «Guitar Player» предоставил компании Elger внутреннюю сторону обложки, очень престижную полосу, которую реклама Ibanez занимала в течение нескольких лет. Ibanez до сих пор является одним из самых крупных рекламодателей в музыкальных изданиях, по сути, оказывая гитарным журналам такую неофициальную поддержку.

Другим способом завоевать покупателей было заключение контрактов с музыкантами, и в 1974 году компания Elger сделала первые шаги в сторону привлечения эндорсеров продукции Ibanez. Компания Elger была не настолько удалена от своих сотрудников, как это часто бывает в больших корпорациях, и работники отдела контроля качества, многие из которых сами играли рок-н-ролл, были прекрасным источником идей на тему, кого можно привлечь. «У нас работал один парень, – рассказывает Хасселбергер, – по имени Джим Фишер, который был заядлым поклонником группы The Grateful Dead, и он настоял, чтобы я связался с группой. В то время я не «въехал» в творчество The Grateful Dead – возможно, я просто не принял достаточно кислоты – но я ответил ему: «Ну да, хорошо, как-нибудь…» И вдруг я узнаю, что Джим раздобыл для нас пропуска на ближайший концерт The Grateful Dead. Я взял с собой Роя Мийахару, и в итоге я пообщался с Бобом Уайром, а Рой – с Джерри Гарсиа».

Мийахара, который провел бесконечное множество часов в попытках сделать гитары удобными для игры, был более чем удивлен, когда увидел оборудование Джерри Гарсиа. «Я поиграл на гитаре Джерри и сказал ему, что она ужасна. Струны были подняты очень высоко, и на ней было очень тяжело играть. Я предложил ему забрать гитару в мастерскую и отстроить ее, но Джерри отказался, он сказал мне: «Я привык играть так, и мне это нравится». Тогда я предложил ему сделать новую гитару взамен этой».

Тем временем Хасселбергер показал Уайру копию двухгрифовой гитары Rex Bogue от Ibanez. «Уайр сказал, что ему не нужна двухгрифовая гитара, – вспоминает Хасселбергер, – но я мог сделать ему гитару с одним грифом». Так завязались отношения между компанией Elger и The Grateful Dead. «Техническому персоналу очень нравился Рой. С тех пор у нас был свободный вход на все концерты группы. Боб Уайр открыл мне глаза. У него постоянно было множество причудливых идей, и он играл со мной в игру. «Зачем сохранять идеи?» – спрашивал он меня. Это было самое прекрасное в The Grateful Dead – то, что у них не было четких идей. Если один из их продолжительных джемов удавался – это было замечательно. Если все проваливалось, они просто смеялись. Они никогда не боялись делать ошибки».

В 1975 году руководство компании Elger сменилось вновь, и Йошитада «Йоши» занял должность президента, Аллан Сильверберг стал вице-президентом, а Кен Хошино – секретарем.

Том Танака вернулся в Японию, но впоследствии вновь стал президентом в конце 80-х годов. Ротация должностей и места работы позволяла руководству компании Hoshino лучше ориентироваться в ситуации на различных рынках (и позволяла им в итоге вернуться домой с чужбины). Смена президентов и руководителей происходила не только внутри компании – члены семьи часто отправлялись в американские музыкальные магазины и дистрибьюторские компании для изучения языка, бизнеса и людей.

В качестве примера можно привести Йошики «Джо» Хошино, который работал в течение некоторого времени в дистрибьюторской фирме «C. Bruno», а годом позже сын Йошихиро Така Хошино трудился в качестве обычного продавца в музыкальном магазине «Skip’s Music» в Модесто, штат Калифорния.

Стратегия компании Hoshino по завоеванию американского рынка включала прекращение связей с многими ее дистрибьюторами, но на западном рынке присутствовала проблема географической удаленности и нехватки сотрудников.

Поэтому компания продолжала пользоваться услугами независимого дистрибьютора, компании European Craft Company (ECC) для сбыта своей продукции на западном побережье.

Компания ECC была единственным американским дистрибьютором, ставившим бренд Ibanez на свои гитары. В конце 1974 года компания Elger передала права на дистрибуцию на западном побережье компании Chesbro Music, только что утратившей права на дистрибуцию основной линейки гитар Yamaha. Компания Chesbro заключила с Elger договор на дистрибуцию продукции в штатах, лежащих западнее Скалистых гор.

Хотя их территория и изменялась со временем, компания Chesbro по-прежнему остается дистрибьютором продукции Hoshino на Среднем западе.

Больше разных копий

К началу 1974-75 года, все черты «эры копий» – смесь реплик современных гитар, старых переизданий и новых идей – вылились в появление огромного числа самых разных гитар. Бесспорно, на повестке дня в 1974 году были, в основном, копии современных моделей из текущих каталогов. Они включали в себя как более примитивные, так и новые, более точные реплики. Особенно нововведения коснулись копий Les Paul и джазовых гитар.

Каталог Gibson был представлен наиболее полно. Полная линейка копий Les Paul и SG выпускалась во всех возможных вариантах. Копии L-6 со вклеенным грифом и L-5S, а также ES-355TD и ES-335TD имели инкрустацию накладки как точками, так и прямоугольниками. Двухгрифовые гитары с привинченными грифами и копии басов Gibson EB добавились к уже выпускавшимся копиям басов Les Paul и Ripper. В 1975 году появились две новые джазовые гитары – копия моделей Howard Roberts и Howard Roberts Custom, а также великолепная копия Gibson L-5CES. В 1974 году была выпущена линейка копий, основанных на дизайне гитар Fender. Оригинальная копия Fender Telecaster была заменена целой серией, включавшей все возможные разновидности. Копии Stratocaster выпускались с корпусом из ясеня и с двумя грифами. Также были разнообразные копии бас-гитар Precision и Jazz Bass.

Еще одним значительным направлением в 1974 году стал выход серии «Oldies», воспроизводившей более не выпускаемые старые гитары. Интерес к старым моделям в начале 1970-х годов только зарождался. Точно так же, как переиздание Gibson Les Paul Custom в 1968 году породило целый сонм копий, компания Gibson ненамеренно возродила и интерес к старым гитарам. В течение 1960-х годов компания Gibson производила отдельные ограниченные партии переизданий модели Flying V, а затем выпустила еще несколько сотен штук в 1971 году. Подобно этому модель Firebird из середины 1960-х пережила недолгое возрождение в 1972-73 годах. Но серия Ibanez Oldies на самом деле создала целую категорию инструментов. Копии старых инструментов начали выпускаться Ibanez за год до дебюта серии «Oldies». В 1973 году в Великобритании дистрибьюторская компания Summerfield Brothers представила первые реплики гитар Gibson Flying V и Firebird.

Если появление копий моделей Flying V и Firebird может быть объяснено действиями компании Gibson в начале 1970-х годов, то серия «Oldies» образца 1974 года включала в себя не только ограниченные переиздания возрожденных старых гитар. Рекламируемая под лозунгом «Точные копии», серия «Oldies» состояла из реплик различных классических моделей Gibson, главным образом с привинченными грифами. В 1974 году эта серия включала в себя модели «Les» (копия Les Paul Custom с тремя звукоснимателями), «Deluxe ‘59er» (копия Les Paul с верхом из «огненного» клена), а также копию Les Paul Special с плоским верхом черного цвета.

Также в линейку «Oldies» входили копии SG Standard с тремоло Maestro, SG Custom с тремя звукоснимателями и тремоло Maestro, SG Junior с одним звукоснимателем-«мыльницей» и модель «FM Jr.», копия Les Paul TV с «мыльницей». В 1975 году добавилась версия Les Paul Junior TV цвета «lime green», копии модели Les Paul Special с «мыльницами» (как с привинченным, так и с вклеенным грифом), а также копия «двурогого».

Также Ibanez продемонстрировали в своей линейке 1974 года, что они могут идти и на некоторые отступления. Так, выпускались копии Les Paul Custom с вклеенными грифами и хамбакерами «Hi-Power» без крышек с квадратными полюсами магнитов, которые позднее были скопированы на гитарах Electra от «St. Louis Music». На модели 2391 использовались два хамбакера «Clear-Power», эта модель также имела верх с прозрачным покрытием и квадратные полюса магнитов на внутренних катушках звукоснимателей.

Копии Les Paul от Ibanez выпускались с самыми разнообразными покрытиями. Модель с кленовой накладкой грифа, окантованной черным пластиком и инкрустацией черными прямоугольниками была выпущена за целый год до того, как Gibson ввели данную опцию на Les Paul Custom. Очень красивая «гитара из слоновой кости» имела ясеневый верх корпуса прозрачного белого цвета, подчеркнутый кленовой накладкой грифа и звукоснимателями с белыми катушками. Другая копия Les Paul имела верх корпуса со шпоном из палисандра, инкрустацию в виде облаков из искусственного перламутра и звукосниматели «Hi-Power». Эта гитара была выпущена за два года до престижной модели Les Paul Artisan от Gibson.

Среди прочих копий были Rickenbacker (басы и гитара 480), а также неувядающий фаворит – бас Hofner Beatle Bass. Одной из наиболее любопытных гитар, включенных в серию в 1975 году, стала модель Super Cutaway, по сути представлявшая собой копию гитары Yamaha SX со вклеенным грифом и двумя почти горизонтальными, короткими и острыми одинаковыми вырезами.

В дополнение к улучшенным репликам Les Paul, в 1975 году Ibanez начали рекламировать более оригинальные интерпретации популярных моделей, выпущенных в рамках серии «Custom». Три Stratocaster под названием «Artwood» имели корпуса и головы грифов, покрытые резьбой, выполненной на фабрике в Тайване. Модель Artwood Orient имела резьбу в виде дракона, Artwood Nouveau – резьбу с растительным орнаментом, а Artwood Eagle – резьбу с орлом.

Еще более экзотический и оригинальный вид имели гитара Custom Agent и бас Black Eagle. Выпущенная в 1974 году, модель Custom Agent представляла собой Les Paul со вклеенным грифом, головой грифа с завитком в стиле мандолины Gibson F-5, броскую инкрустацию а-ля банджо, защитную накладку сложной формы и орнамент из натурального перламутра по корпусу.

Бас Black Eagle, выпущенный в 1975 году, также стал отступлением от традиционной формы, он имел корпус от Fender, но с острыми вырезами в стиле Burns, обращенными внутрь, а также «крючковатую» голову грифа. Накладка грифа была сделана из клена и имела черную инкрустацию а-ля банджо, аналогичную модели Custom Agent. Черный цвет корпуса оттеняла защитная накладка с гравировкой в виде перламутрового орла.

Огромное число копий различных моделей, казалось бы, означает, что всего было выпущено невероятное количество гитар. Однако многие из этих моделей выпускались в относительно небольших количествах, и экзотические модели встречаются довольно редко.

Одним из самых главных достижений 1976 года стал выпуск новой модели хамбакера – Super 70. За исключением некоторых гитар, имевших особые звукосниматели, на все остальные модели, оснащавшиеся хамбакерами, ставили Super 70.

В 1976 году в линейке Ibanez появились три новые копии джазовых гитар Gibson, которые опять не были представлены в каталоге – это были версия Gibson L-5CES с корпусом «джамбо», инкрустацией прямоугольниками и венецианским вырезом в корпусе, модель «Johnny Smith Double» с мини-хамбакерами, а также копия модели Gibson Byrdland с флорентийским вырезом.

Возможно, первыми гитарами Ibanez, получившими коллекционный статус, стали гитары из корины. Что интересно, Рой Мийахара припоминает: данная серия была создана с подачи эксперта по гитарам Джорджа Груна. В 1975 году на летней выставке NAMM в Чикаго Ibanez представили копию Explorer из махагони со вклеенным грифом. Во время выставки Грун подошел к Рою Мийахаре и сообщил ему, что копия неточная, и наиболее заметным отличием является более острая голова грифа на версии от Ibanez. Позднее он прислал Мийахаре фото оригинального Gibson Explorer, чтобы более наглядно показать, где ошиблись Ibanez. В итоге Ibanez ответили созданием версий модели Destroyer и гитары и баса Rocket Roll Sr. из корины, а также гитары, дизайн которой был основан на мифическом изображении на патенте 1958 года под названием Gibson Moderne. Также любопытно, что Джордж Грун утверждает, что он не помнит какого-либо разговора с Роем, вдохновившего того на создание этих гитар. Однако он абсолютно уверен в одном: в природе не существует такого дерева, как «африканская корина», которое было указано в рекламе гитар. На самом деле эти гитары делались из японского сэна (ясеня).


Модели из "корины", слева направо: Ibanez Destroyer (модель 2459) – копия Gibson Explorer, Ibanez Futura (модель 2469) – копия Gibson Moderne, Ibanez Rocket Roll Sr. (модель 2387CUST или 2387CT) – копия Gibson Flying V.

Растущий успех

Усилия по улучшению качества увенчались успехом. В какой-то момент компания даже снимала фильм (с ужасной фоновой музыкой в стиле 70-х годов) о фабрике Elger, чтобы работники японских фабрик могли воочию увидеть все дефекты, с которыми работникам Elger приходится иметь дело. Иногда одержимость компании Elger качеством была нелегким испытанием как для японских фабрик, так и для контролеров качества с Elger. В самом начале «парни с Fuji» и Рой Мийахара жили в одной квартире, и Мийахара припоминает обсуждения проблем качества, которые затягивались на долгие часы каждый вечер.

В итоге даже помешанные на качестве японцы признали, что нескончаемые дискуссии действуют угнетающе. Мийахара переехал, чтобы парни с Fuji могли перестать говорить только о качестве и иметь хоть какое-то свободное время.

Точно так же, как в автомобильной индустрии, иногда повышение качества достигалось путем отправки японского персонала на ознакомление с американскими производствами. На некоторых из самых высших моделей гитар Tama, скопированных с гитар Martin, возникала проблема с разбуханием древесины во время доставки в Соединенные Штаты. Представитель фабрики г-н Хонда направился в США, где он провел три дня за изучением производственных технологий, применяемых компанией C.F. Martin, расположенной в окрестностях Назарета, штат Пенсильвания. Г-н Хонда уехал в Японию, вооруженный новыми идеями и разработал решение, которое вскоре было применено на акустических гитарах Tama. Американские инспекторы с Elger также внесли большой вклад в повышение качества и «играбельности» инструментов. Наряду с их предложениями об избрании эндорсеров они внесли свою лепту в дизайн и в параметры настройки.

«Многие наши идеи были поданы контролерами качества, – замечает Рой Мийахара. – У нас работали парни, которые увлекались Фрэнком Заппой и всеми видами прогрессивного рока, а для игры такой техничной музыки необходимо было низко устанавливать струны и выбирать правильное расстояние между струнами и правильные лады. Это подстегнуло нас стараться делать гитары, на которых было бы легче играть. Мы просто передавали идеи Фритцу Катоху в Японию, и они становились частью дизайна серийных моделей».

К декабрю 1975 года компания Elger поставляла порядка 80 гитар в день, гитары настраивали восемь работников, которые трудились за оборудованными рабочими столами – это было большим достижением по сравнению с ящиками, на которых они работали вначале. Из Японии продолжали поступать копии. По мере того как продажи возрастали, возникла необходимость во введении серийных номеров для того, чтобы была возможность подтвердить гарантийные обращения. Первая гитара с серийным номером была выпущена в сентябре 1975 года.

Возросшая узнаваемость

Количество эндорсеров также постоянно росло. Теперь гитары Ibanez были в руках у таких музыкантов, как Боб Уайр, Джим Мессина, Феликс Паппаларди (группа Mountain), Марло Хендерсон (Minnie Ripperton’s band), а также группа New York Dolls.

В Японии Фритцу Катоху удалось показать мандолину Ibanez, выполненную в стиле Gibson, Биллу Монро в то время, как он выступал там с гастролями. Как и предполагает его прозвище («каменное лицо»), Монро был известен своим бесстрастным выражением. Общительный Катох пытался сделать так, чтобы Монро улыбнулся, что удалось ему только после того, как он напялил на себя ковбойскую шляпу Монро. В 1976 году Монро присоединился к команде эндорсеров и была начата работа над его именной мандолиной. Бобби Кокрен из Steppenwolf стал играть на Ibanez и был в очень близких отношениях с компанией. Примерно в то же время Пол Стенли из KISS случайно зашел в голливудский магазин «Guitar Center» и купил с витрины Ibanez Destroyer, который изначально был сделан для Карлоса Сантаны (как эта гитара попала в «Guitar Center», остается одной из загадок музыкального бизнеса). Дальше – больше. Вскоре на постерах, развешанных на стенах музыкальных магазинов и в каталогах, можно было увидеть Пэта Симмонса из The Doobie Brothers, играющего на Ibanez. Было похоже, что вдруг все музыканты так или иначе заинтересовались гитарами Ibanez.

Внезапно возросшая популярность воодушевила компанию Elger на то, чтобы связаться с фабрикой Fuji и побеседовать об изготовлении акустической гитары с цельным верхом для Самого Элвиса. К сожалению, эта гитара была по ошибке отправлена в музыкальный магазин, где долго пылилась и в итоге пропала. Вскоре Элвис умер, и вторая гитара не была закончена. Где-то сейчас гуляет по миру, по словам Мийахары и Хасселбергера, венец любой коллекции – «Ibanez для Короля».

В 1976 году компании Elger снова стало недостаточно места. Штат сотрудников насчитывал уже 23 человека – четыре мастера по ремонту, девять настройщиков на складе и десять офисных работников. Вскоре соседнее здание было выставлено на продажу, и так компания Elger переехала туда, где она находится и поныне.

Ibanez 2633TC

Оригинальные разработки

Возросшая узнаваемость марки Ibanez и востребованность среди музыкантов не остались незамеченными другими производителями, в особенности Gibson. Если вы посмотрите на гитары Ibanez и прочие копии начала 70-х годов, вы увидите, что преимущественно это были реплики моделей Gibson. Это объясняется тем простым фактом, что в течение 1970-х годов преобладал именно спрос на гитары в стиле Gibson. Джефф Хасселбергер объясняет это с деловой точки зрения: «Гитары Fender были по-прежнему относительно недорогими. С другой стороны, Gibson были намного более дорогими, что оставляло место для возможности покомбинировать с ценами». В апреле 1976 на выставке NAMM, проводимой на Восточном побережье, компания Ibanez усилила свое давление на рынок, когда представила серию «Golden Oldies», в состав которой входили копии моделей Flying V, Explorer и Moderne. Эти гитары привлекли к себе столько внимания на выставке, что многие сотрудники Gibson, по слухам, приезжали с одной целью – посетить стенд Ibanez. Пошла молва, что компания Norlin (владелец Gibson) собирается запретить японским производителям копировать свои гитары. Компания Ibanez, со своей широчайшей линейкой, стояла в их списке под номером один.

Однако Ibanez уже работали в направлении создания более оригинальной и индивидуальной продукции. В начале 1975 года Джо Хошино решил, что Ibanez должны создать уникальный дизайн гитары, который бы ассоциировался с японскими производителями в той же мере, в какой Les Paul или Strat ассоциируются с американскими. Результатом этого стало появление модели Iceman, разработанной Фритцем Катохом с помощью некоторых других работников. У модели Iceman было еще одно, более прагматическое назначение. Джо был необходим проект, который бы укрепил отношения между компанией Hoshino, фабрикой Fujigen и компанией Kanda Shokai, одним из крупнейших дистрибьюторов в Японии. Таким образом, компания Hoshino получала права продавать модель на зарубежных рынках, компания Kanda Shokai приобретала права продавать ее на территории Японии, где модель была представлена под названием «Mirage» с брендом Greco. Фабрика Fujigen Gakki также получала свою долю. Модель iceman была представлена миру на западногерманской выставке Messe во Франкфурте в апреле 1975 года, хотя в то время она называлась, как и многие другие модели Ibanez в 70-х, всеобъемлющим (и оттого вносящим путаницу) именем Artist.

Первый Ibanez Iceman был представлен в Европе в начале 1975 года и появился на американском рынке к сентябрю того же года. Изначально были выпущены три модели с корпусами из красного дерева, носившие сперва название «Flash», но вскоре переименованные в «Iceman». Стандартный Ibanez Iceman имел традиционную схему электроники с двумя хамбакерами. Модель Iceman-3 имела новый звукосниматель с тремя катушками и 18 магнитовыводами в позиции «у струнодержателя». Модель Iceman-SL имела точно такой же звукосниматель с тремя катушками в пластиковом держателе, позволявшем изменять положение звукоснимателя.

В начале 1978 года компания Hoshino расширила линейку Iceman, куда вошли модели с привинченными грифами, быстро снятая с производства модель из корины (ясеня) и более дорогая версия с верхом из «огненного» клена. Модель с кленовым верхом и трехкатушечным звукоснимателем считалась именной моделью Стива Миллера.

К 1977 году Пол Стенли из KISS играл на гитарах Ibanez, в том числе и на Iceman. Стенли решил, что соединение грифа с корпусом в районе 16 лада плохо влияет на баланс инструмента, и попросил компанию Elger сделать ему гитару с соединением на 17 ладу. В результате его запроса получилась именная модель Пола Стенли PS10, представлявшая собой Iceman черного цвета с богатой отделкой из натурального и искусственного перламутра, которая была выпущена в середине 1978 года.

Цельнокорпусная модель с двумя вырезами, которая впоследствии стала единственной гитарой, носящей имя «Artist», была усовершенствована, а вместе с ней и несколько других специальных моделей, в том числе Professional, Custom Agent и другие гитары со сложной резьбой или богатыми инкрустациями. Фритц Катох также работал над новым дизайном головы грифа и крышки анкера. К маю 1976 года компания Ibanez представила свою основную линейку копий Gibson уже с новым, собственным дизайном головы грифа. Эти новые инструменты, а также ежедневные визиты Джерри Гарсиа и Боба Уайра из The Grateful Dead, сделали стенд Ibanez на летней выставке NAMM того же года местом, обязательным к посещению. Забавным признаком того, что Ibanez достиг определенного признания, стало появление на выставке копий гитар Ibanez от других японских производителей.
Ibanez 2622

Ранние оригинальные модели: Artist

Одной из самых почитаемых гитар Ibanez, выпущенных в 1970-е годы, стала модель Artist. Модель Artist, одно их первых оригинальных дизайнерских решений Ibanez, задумывалась как доступная альтернатива Gibson Les Paul. Чтобы наделить Artist конкурентоспособными характеристиками, его корпусу придали более удобные очертания (что важно для гитар, сделанных из махагони, относительно тяжелого дерева), а на высшие модели устанавливалась система «Tri-Sound», дающая разнообразную палитру звучаний. В 2002 году, спустя более чем 25 лет с момента создания, модель Artist начала испытывать возрождение популярности.

Эти гитары с двумя одинаковыми по размеру вырезами выпускались в самых различных конфигурациях на протяжении многих лет. Большинство из них были основаны на классическом дизайне гитары из красного дерева с кленовым верхом и двумя хамбакерами. В середине 1970-х готов большинство высших серий Ibanez назывались «Artist» (даже первые Iceman), но к 1977 году это название сохранилось исключительно за одной гитарой, которая и сейчас носит его.

Первые версии появились в 1974 году. У них были высшие модельные номера – 2600 и, позднее, 2700. В оригинальную серию входили богато украшенные акустические гитары с корпусами «дредноут» и «джамбо», цельнокорпусные электрогитары с привинченными грифами и выпуклыми верхами, бас и пара полноразмерных джазовых инструментов, сделанных в стиле ES-175 с роскошной отделкой. У всех гитар была голова грифа уникальной формы – в виде зубчатой башенки с инкрустированной геральдической лилией, а также инкрустация накладки грифа перламутровыми прямоугольниками с черной звездой в центре. Ранние цельнокорпусные модели имели базовую форму корпуса серии Artist, но с более толстыми и слегка закругленными «рогами». Также на них ставили защитную накладку в виде «крыла летучей мыши».

В 1975 компания Hoshino сделала цельнокорпусную модель Artist флагманом всей линейки, она получила вклеенный гриф, для которого Фритц Катох выбрал свой любимый профиль – ES-335 1959 года. Новые Artist дебютировали на летней выставке NAMM 1976 года, и это были модели с выпуклым верхом и более тонкими и острыми «рогами», аналогичными современной модели Artist. От защитных накладок и инкрустаций в виде прямоугольников со звездами отказались. Более дорогие модели имели инкрустацию накладки грифа перламутровыми прямоугольниками с диагональной вставкой из абалона.

Окантовка верха была выполнена из широкой полосы целлулоида, наподобие Gibson L-5S. Выпускались модели как с 22, так и 24 ладами. Одна из моделей делалась даже из ясеня с выпуклым верхом и отделкой из искусственного перламутра, как на современных моделях серии Ibanez Professional.

Новый импульс

Выставка NAMM 1976 года дала огромный толчок вперед компании Elger. Хасселбергер отправился на Западное побережье с тем, чтобы передать инструменты для Beach Boys, Пэта Симмонса из группы The Doobie Brothers, Стива Миллера и Терри Ката из группы Chicago. В 1977 году список официальных эндорсеров Ibanez включал Дэвида Санчеза, Джерри Гарсиа, Денни Лейна, Карла Джексона и группу KISS.

Отношения с The Grateful Dead стали настолько теплыми, что представители Ibanez подружились с музыкантами. В сентябре 1977 года The Grateful Dead играли на большом фестивале в Инглиштауне, штат Нью-Джерси. Более чем 150-тысячная толпа посетителей создала безумные пробки на всех подъездных дорогах, и Боб Уайр мог попасть на сцену, лишь прилетев на вертолете. Рой Мийахара помог ему раздобыть вертолет и прилетел вместе с ним.

Большая часть гитар, представленных на выставке NAMM 1976 года, имела звукосниматели Super 70 со штампованным логотипом Ibanez, однако на некоторые из них были установлены новые хамбакеры Super 80 «Flying Finger». Эти звукосниматели были разработаны по просьбе компании Elger – создать более чувствительные и удобные при игре датчики. Качество новых звукоснимателей подчеркивалось крышкой с изображением бабочки, садящейся на струны. Этот дизайн и породил прозвище «Flying Finger» («Летящий палец»), то ли потому, что бабочка выглядела как палец с крылышками, то ли из-за сходства рисунка с общепринятым жестом, ну, скажем, неуважения. Вскоре к линейке Artist добавились представленные на той же выставке NAMM модель с новой схемой управления тембром и полуакустическая модель, обе оснащенные датчиками Super 80. Схема управления тембром Artist, включавшая в себя отключаемый трехполосный активный эквалайзер с регулировками усиления/среза высоких, средних и низких частот, работала от встроенной батареи или от сетевого блока питания.

К 1977 году серия Artist стала флагманом среди цельнокорпусных моделей и включала в себя двенадцатиструнные и двухгрифовые гитары, а также гитары, сделанные из экзотической древесины. Бридж Gibraltar с фиксацией положения был усовершенствованной разновидностью широкого прямоугольного бриджа, стоявшего на некоторых моделях Gibson, а струнодержатель был сделан в форме литого резного треугольника. Некоторые из моделей имели латунный блок, повышающий сустейн, к которому крепился бридж. Специалисты с Ibanez также экспериментировали с латунным верхним порожком, но обнаружили, что он дает очень резкое звучание и подвержен коррозии. Компромиссным решением стал верхний порожек, частично сделанный из латуни, а частично из кости. На все обновленные гитары серии Artist теперь ставились звукосниматели Super 80. На более дорогие модели ставили систему «Tri-Sound», с двумя мини-переключателями для отсечки катушек и переключения катушек в противофазу. Еще одним улучшением стало использование особой, более толстой ладовой проволоки, более прочной и закатанной таким образом, чтобы обеспечить лучшее интонирование, чем традиционные плоские лады. К 1977 году Бобби Кокрен из группы Steppenwolf и Стив Миллер использовали Ibanez Artist в качестве сценической гитары. Название Artist просуществовало до середины 1978 года, когда большинство обозначений моделей получили приставку «AR».
Именная модель Пола Стенли Ibanez PS10

>KISS и искусство рекламирования

Пол Стенли хотел Iceman, но со стыком грифа с корпусом в районе 17 лада, а не 16-го, а также один экземпляр с покрытием в виде «разбитого зеркала». Его пожелания, разумеется, послужили руководством к действию для компании Elger. Однако рекламная политика Elger не ограничивалась только предоставлением музыкантам гитар, сделанных по их особым требованиям. Создав именную гитару, они предпринимали все возможные действия, чтобы привлечь внимание к новой модели. Свежей идеей для рекламы именной модели Стенли Iceman стало создание куклы Пола Стенли и уменьшенной копии гитары PS10, на которой на самом деле можно было играть, хотя и с некоторыми оговорками. Все это было представлено на выставках и в некоторых избранных магазинах дилеров Ibanez. Сотрудничество Пола Стенли с Ibanez было выгодным для обеих сторон. Слово Хасселбергеру: «Билл Окойн, менеджер KISS, был одним из тех редких людей, которые умеют мыслить широко. Он знал, что если бы он потребовал много денег, у нас бы не осталось средств на рекламу именной модели Пола. Окойн признал, что сотрудничество Пола с Ibanez и создание его именной модели поднимет группу на новый уровень, и так и вышло».

Пол Стенли всегда был известен своими причудливыми заказами. Одним из наиболее знаменитых стал заказ на создание гитары, которая бы «выглядела, как будто кто-то ударил зеркальную гитару молотком в районе звукоснимателей», для чего Джеффу Хасселбергеру и Джиму Хеффнеру потребовалось множество проб и ошибок, чтобы понять, как осуществить это. В настоящее время существует целая кустарная индустрия, воспроизводящая эту оригинальную уникальную гитару группы KISS.

Модель Iceman пользовалась популярностью до конца 1970-х годов, однако спрос на нее начал падать в начале 1980-х. В 1981 году Ibanez уменьшили вес Iceman, поменяв материал корпуса на липу, и видоизменили форму головы грифа, расположив колки в ряд, в результате чего на свет появилась модель Iceman II.

Роковая авария Каба Коды

Некоторых эндорсеров Ibanez Хасселбергер находил лично, некоторых ему рекомендовали другие эндорсеры, а также многих предлагали дилеры Ibanez. Одними из них стала группа Brownsville Station, которые были постоянными покупателями в магазине «Al Nalli Music» в Мичигане. Классическая вещь «Smokin’ in the Boy’s Room», возможно, стала пиком скоротечной славы группы, но для компании Ibanez Brownsville Station стали важной вехой.

«Кабу Коде из Brownsville Station нравились наши гитары, но не нравились наши звукосниматели. Это заставило меня обратить более пристальное внимание на звукосниматели, и, конечно, то, что я увидел внутри, и близко не напоминало, например, датчики DiMarzio, которые предпочитал Каб Кода со своей группой. Это стало поводом для разработки лучших звукоснимателей, а также положило начало нашему сотрудничеству с DiMarzio».

История имела печальный конец, по крайней мере, с точки зрения любителей гитар. Одной из любимых гитар Ibanez Каба Коды была коричневая копия Explorer из махагони, которая была изготовлена в количестве всего лишь 6 или 12 (в зависимости от того, кто ваш собеседник) экземпляров. У Brownsville Station был «фирменный» прием, когда два гитариста играют соло, разбегаются по сцене и проезжают на коленях один мимо другого. На одном из концертов они встретились посередине. Голова грифа Explorer не вынесла удара, и гитара не подлежала восстановлению. Каб был безутешен.

Время Миллера

Хасселбергер провел столько времени за кулисами крупных филадельфийских концертных залов «Civic Center» и «Spectrum» в поисках потенциальных эндорсеров, что у него уже даже не спрашивали пропуск. «Они решили: раз никто его до сих пор не выгнал, значит так и надо», – вспоминает Хасселбергер. Одним из самых значительных приобретений стал Стив Миллер, который впоследствии украсил собой обложку каталога электрогитар Ibanez 1977 года.

«Я очень уважал Стива, и не только как музыканта. На самом деле он является создателем современного контракта между музыкантом и звукозаписывающей компанией. Фирмы пытались всучить ему типовой контракт, в котором указывалось, что он должен записывать и где. Но Стив был достаточно умен и настойчив, чтобы ответить им: «Нет, в контракте будет указано вот это». Это изменило всю модель отношений между музыкантами и звукозаписывающими компаниями, поскольку музыканты теперь настаивали на том, чтобы использовать «контракт Стива Миллера». У Стива был талант в области живописи и архитектуры, а также прекрасный слух, он был настоящим человеком эпохи Возрождения. Когда я познакомился со Стивом, он играл на гитаре Ibanez Iceman, которую купил на свои деньги.

Вышло так, что он помог мне и нашему специалисту по электронике Джиму Хеффнеру (который сам определенно заслуживает упоминания в любой книге по истории Ibanez) разработать схему встроенного эквалайзера на модели Artist».

Пионером в области встроенной активной электроники была, разумеется, компания Alembic, но, по мнению Хасселбергера, «их электроника была такой технически сложной, что не могла звучать хорошо. Наша система была более простой, в большей степени аналоговой, и Стив оценил разницу».


     Следущая часть   









Kill 'Em All Яндекс.Метрика

 JIMI 
     Гитары          и все остальное