JIMI 

   Гитары        и все остальное   

Яндекс.Метрика Следить за новостями:

   The Gretsch Book   
Авторы: Tony Bacon & Paul Day
Перевод и адаптация: журнал Guitars Magazine
Использованы фото: Fender Musical Instruments Corporation.


В середине XIX в. количество иммигрирующих в США выходцев из других стран резко возросло, причем Германия как основной источник этого мощного вливания новой крови далеко опережала Италию, Ирландию, Россию и Скандинавию. Одним из таких небогатых немецких эмигрантов был Friedrich Gretsch, сын бакалейщика из Мангейма, что в Центральной Германии между Франкфуртом и Штутгартом.

Фридриху было всего шестнадцать, когда в 1872 г. он приехал в США. Поселившись в Нью-Йорке, он устроился на работу в компанию Albert Houdlett & Son, занимавшуюся производством барабанов и банджо – и это несмотря на то, что его дядя Вильям, вместе с которым он жил в Бруклине, вел успешный винный бизнес. Судя по всему, Фридрих был намерен идти в жизни своей собственной дорогой. Он еще больше поставил на свою независимость, изменив имя на английский манер, и в 1883 г. ушел из Houdlett, основав свое дело – Fred Gretsch Manufacturing Company. В небольшом помещении на Middleton Street в Бруклине они делали ударные инструменты, банджо, тамбурины и игрушечные инструменты, которые продавали оптовым торговцам музыкальными товарами вроде Bruno или Wurlitzer.

Знакомство с делом отца сына Фридриха, Фреда, старшего из семерых его детей, родившегося в 1880 г., произошло в пятнадцатилетнем возрасте, и было настолько же скорым, насколько неожиданным. В апреле 1895 г. Фридрих с братом в первый раз за все время эмиграции поехал на родину в Германию, но будучи в Гейдельберге, внезапно умер – ему было всего 39 лет. Другой его сын, Louis, впоследствии вспоминал о неожиданной кончине отца: "Первой вестью, которую семья получила после его отъезда в Европу, была телеграмма о смерти и похоронах".

Решение о том, что пятнадцатилетний Фред должен бросить учебу в Wright’s Business College, чтобы окунуться в реальный мир бизнеса, как говорят, исходило главным образом от вдовы Фридриха Розы. Так, еще подростком, Фред оказался во главе пока еще скромного производства с дюжиной наемных работников, располагавшегося теперь в бывшей деревянной конюшне на South 4th Street. Рассказывают, что всякий раз, когда Фред Гретч приглашал клиента на ланч в ближайший бруклинский бар, официант, глянув на парня, заявлял: "Чтобы ты ни заказал, все равно будешь пить молоко".

Но Фред не обращал внимания на эти выпады, сегодня вполне потянувшие бы на дискриминацию по признаку возраста, а добродетели своей молодости со всем юношеским энтузиазмом направлял на развитие и расширение Fred Gretsch Manufacturing Company. Он, например, частенько забирался на крышу здания помогать дубить кожу для барабанов. К 1900 г. Фред – или Фред-старший (Fred Sr.) – расширил ассортимент производимой его компанией продукции, добавив к барабанам и банджо мандолины. Первоначальный телеграфный адрес Gretsch – Drumjolin – свидетельствует об этой производственной троице, но Фред еще организовал импорт музыкальных инструментов из Европы, в частности, познакомив американский рынок с тарелками K Zildjian. В этот же период он перевел компанию в трехэтажное здание, назад на Middleton Street в Бруклин.

На Бродвее

На рубеже веков в дело вошли два брата Фреда-старшего – Louis Gretsch год занимался продажами инструментов, после чего продал свою долю и ушел в риэлтерский бизнес, а Walter Gretsch продержался дольше, уйдя в 1924 г. вместе с коллегой-сейлс-менеджером, чтобы основать Gretsch & Brenner, небольшую компанию, занимавшуюся импортом музыкальных инструментов и завершившую свою историю в середине 50-х годах.

Тем временем Фред-старший в начале 1900-х годах. продолжал успешно расширять компанию. В 1916 г. были завершены работы в большом десятиэтажном здании на 60 Broadway, Brooklyn в Нью-Йорке, cразу за Williamsburg Bridge, что через East River соединяет Манхэттен c Бруклином. В этом большом, представительном здании офисы и мастерские Fred Gretsch Mfg Co располагались много лет.

К началу 20-х годах. Gretsch мог рекламировать дилерам богатую выбором линейку инструментов, в основном под марками Rex и 20th Century, включавшую банджо (самый популярный в то время струнный инструмент), мандолины, гитары, скрипки, духовые инструменты, ударные, бубны, аккордеоны, гармоники, граммофоны и множество аксессуаров, включая струны, футляры и пульты.

В конце 20-х и в начале 30-х годов гитара начинает вытеснять банджо по популярности как более разносторонний и привлекательный инструмент, и примерно в 1933 г. Gretsch использовал свое имя в качестве гитарного брэнда. Компания предлагала линейку акустических арк-топов серии Gretsch American Orchestra, а также ряд флэт-топов, таких как Gretsch Broadkaster. Эти гитары не были какими-то необычными или особенными, хотя некоторые поздние модели в акустической линейке имели выразительные звуковые апертуры (т.н. "кошачьи глаза") и розетки треугольной формы.

Акустические инструменты Gretsch предлагались оптовикам наряду с обширным списком других брэндов, включая гитары от двух больших чикагских производителей: Kay и Harmony. Gretsch также делали инструменты для различных торговых компаний, в т.ч. магазинов почтовой торговли типа Montgomery Ward and Sears, Roebuck. В целом, Gretsch поставлял массу разных инструментов – барабаны, гитары, банджо, мандолины… одним словом, почти все, на чем мог бы играть тогдашний начинающий музыкант.

Приблизительно в 1930 году Gretsch расширил свою сеть сбыта вглубь США, открыв на Среднем Западе страны, в Чикаго, отделение, которое возглавил Phil Nash. Вместе с нью-йоркскими фабрикой и офисом оно образовало прибыльный и эффективный бизнес на всей территории Соединенных Штатов – контора в Нью-Йорке занималась зоной от восточного побережья до Огайо, а Чикагское отделение – от Огайо до западного побережья.

Electromatically yours

Первая "испанская" электрогитара под маркой Gretsch была предложена компанией около 1939 г. Все, что о ней известно – скудное описание этой модели, носившей название Electromatic Spanish в современном каталоге Gretsch. Она явно не произвела фурор на рынке, если вообще выпускалась в серийном производстве.

Электрогитары тогда не вышли из младенческого возраста и не встречали понимания ни у музыкантов, ни у производителей. Гавайские электрогитары появились в начале 30-х годах., а обычные "испанские" акустические арк-топы со смонтированными датчиками и ручками регулировки выпускались такими компаниями, как Rickenbacker, National, Gibson и Epiphone в разные годы на протяжении 30-х, но с незначительным успехом. После вступления США в войну в 1942 г. гретчевская Spanish electric из разряда рискованного эксперимента тихо канула в небытие.

В других областях деятельности компании также происходили изменения. Фред-старший номинально все еще числился главой Gretsch, но в действительности с начала 30-х годов отошел от активной работы, полностью посвятив себя делу, которое он действительно любил – банковскому бизнесу. Официально он ушел из Gretsch в 1942 г., а спустя еще десять лет умер. На посту президента его сменил его третий сын, William Walter Gretsch (известный как Билл), который с середины 30-х годах. возглавлял чикагский офис компании. Билл руководил фирмой до своей преждевременной кончины в 1948 году, когда ему было всего 44 года. После него президентом стал его брат Фред Гретч-младший (Fred Gretsch Jr.), до этого занимавшийся в компании финансами. Ему и предстояло руководить Gretsch в славные пятидесятые и шестидесятые.

Во время Второй мировой войны Gretsch продолжали выпускать музыкальные инструменты, но главным образом занимались правительственными военными контрактами, изготавливая, например, деревянные элементы противогазов. Конечно, многие работники компании были призваны в армию, однако начиная с 1946 г. Gretsch вернулись к основному производству инструментов и постепенно реорганизовались в предприятие, способное достойно встретить вызовы новой эры пятидесятых годов.

После войны

Charles "Duke" Kramer начал свою карьеру в чикагском офисе компании в 1935 г. в качестве снабженца, затем агента по продажам. Вернувшись после войны на гражданку, Крамер продолжил работать на Gretsch, возглавив чикагское отделение фирмы после смерти Билла Гретча в 1948 г. "Вернувшись из армии, – вспоминает Крамер, в 1946 г. мы все собрались в Нью-Йорке, чтобы решить, будем ли мы продолжать работать как оптовики-дистрибьюторы или займемся более серьезными вещами, продавая собственную продукцию под маркой Gretsch. До того мы делали ударные и гитары в основном для других компаний. Решили начать серьезный бизнес. Поначалу мы не могли вести оба направления, и начали с барабанов, представив в 1947-48 годах. линейку ударных Gretsch. Но совсем скоро мы стали делать и первые модели электрогитар".

Gretsch нужны были новые люди для развития этих направлений, и компания наняла Phil Grant заниматься ударными, а Jimmiу Webster – гитарами. Грант был профессиональным ударником, играл в Питтсбургском симфоническом оркестре и Edwin Franko Goldman band. Уэбстер был профессиональным настройщиком пианино, пианистом и гитаристом – и, как мы далее узнаем, он окажет далеко идущее и глубокое влияние на развитие модельных рядов электрогитар Gretsch.

Грант вспоминает свои первые годы в Gretsch и изменения конца 40-х годах.: "Компания продолжала дистрибьюторский бизнес – то есть мы были оптовиками, продававшими различные товары розничным торговцам, так что эта часть бизнеса для нас не изменилась: духовые Monopole, аккордеоны La Tosca, струны Eagle, такие вот вещи. Но вот что касается ударных и гитар, мы перестали поставлять их фирмам почтовой торговли и продавцам недорогой розницы. Мы решили заняться серьезными вещами, и недорогая розница отошла на задний план".

Гарри и его датчик

Примерно в 1950 г. Gretsch выпустил 18-страничный каталог Your Gretsch Guitar Guide, который акцентировал новый приоритет компании – гитары для профессионалов, а кроме того, рекламировал новую щедрую трехлетнюю гарантию на них, покрывающую любые дефекты, вызванные производственным браком и недоброкачественным материалом. "Гитара, на которой вы играете, это важнейший фактор для качества музыки, которую вы делаете" – писал Фред Гретч-младший, заканчивая цветистым пассажем: "Гитары Gretsch стремятся прославить талант владеющих ими артистов". Конечно, немного чересчур, но фраза точно раскрывала маркетинговую стратегию компании в продвижении ее новых моделей гитар.

Первая послевоенная модель электрогитар, воскресившая название Electromatic Spanish, дебютировала в 1949 г. вместе с серией акустических моделей Synchromatic. Это был арк-топ с эфами цвета sunburst, а позднее и natural. На нее устанавливался однокатушечный датчик (сингл), который в каталоге описывался как "встроенный микрофон Gretsch", поставлявшийся Rowe Industries из Толедо (штат Огайо) – компанией, которую возглавлял Harry DeArmond. Датчик имел шесть магнитов-сердечников с индивидуальной регулировкой по высоте, заключенных в характерный хромированный корпус с черным верхом. Он использовался Gretsch до конца 50-х, и хотя в каталоге 1951 г. назывался Gretsch-DeArmond Fidelatone, несколько лет спустя звукосниматель получил свое более привычное имя – Gretsch Dynasonic; тем не менее, он по-прежнему изготавливался DeArmond. Стоивший $110 Electromatic Spanish 1949 г. был похож на основные модели того времени типа Gibson ES-150 за $137. Это были гитары без выреза в корпусе (non-cutaway), и такой дизайн уже тогда казался устаревшим. Gibson стали первыми, начавшими своей моделью ES-350 Premier в 1947 г. производство электрогитар с вырезом (cutaway), и широкое распространение электроинструментов превратило такой корпус в необходимость.

На акустике игра в верхних позициях грифа большого смысла не имела, потому что была плохо слышна. Для гитариста это были напрасные усилия. Но на инструменте со звукоснимателем, должным образом усиливавшемся, вырез обеспечивал доступ к воспринимавшимся на слух и расширявшим музыкальные возможности верхним регистрам грифа.

Поэтому и Gretsch в 1951 г. выпустил модели Electromatic и Electro II с cutaway, и на деле показал, что действительно серьезно относится к новому электрогитарному бизнесу. "Максимум электрогитары!" – заявлял Gretsch о своем sunburst Electro II за $335 с двумя датчиками (модель natural стоила на $20 дороже), снабженном позолоченной фурнитурой. Эта модель тоже была призвана составить конкуренцию лидеру рынка, Gibson, который в начале 50-х продавал похожий инструмент ES-350 за $385 ($400 natural).

Новые cutaway модели электрогитар Gretsch впервые были представлены профессиональным музыкантам и торговым дилерам на промо-шоу в нью-йоркском Sheraton Hotel в январе 1951 г. Журнал Music Trades сообщал, что мероприятие посетило множество ведущих гитаристов, и предсказывал, что оно является предвестником того, "какие серьезные позиции завоюют новые модели Gretsch". Демонстрировал последние электро- и акустические новинки Джимми Уэбстер, фигурировавший как "специальный представитель" Gretsch.

Guitarama Уэбстер

Джимми Уэбстер родился в 1908 г. в Van Wert (штат Огайо), а позднее переехал на Лонг-Айленд в Нью-Йорк. Он играл на пианино и гитаре, в 30е годы работал в Нью-Йорке музыкантом. Зарабатывал деньги и как настройщик пианино, одно время держал музыкальный магазин – как и его отец Гарри, тоже игравший на фортепиано. Мать Уэбстера Кэтрин также играла и преподавала фортепиано – когда семье не хватало денег, она подрабатывала тапером, аккомпанируя немым фильмам в местных кинотеатрах.

До Второй мировой Уэбстер периодически подрабатывал в Gretsch, но на регулярной основе в компании он начал трудиться только где-то в 1946 г. Его дочь Jennifer Cohen, родившаяся в 1948 г., вспоминает: "Он всегда занимался сразу несколькими делами, а когда я росла, начал больше работать на Gretsch. Пошли командировки, он много ездил, занимаясь промоушном гитар. Я не думаю, что он когда-либо был постоянным сотрудником Gretsch, он просто регулярно присылал им счета за свою работу, предпочитая оставаться фрилэнсером. Он стремился к независимости, хотел самостоятельно распоряжаться своей жизнью и всегда говорил, что не хочет быть привязанным к ним, такова уж была его натура".

"Так что несколько дней в неделю он работал на Gretsch, а в остальные занимался настройкой пианино – понедельник, среда, пятница в Бруклине на Grecth, а по вторникам и четвергам пианино в небольшом городишке, в котором мы жили в Лонг-Айленде. На его услуги настройщика был большой спрос, он пользовался популярностью". Он, судя по всему, пользовался популярностью и у своих коллег в Gretsch. Комментарий Фила Гранта в этом смысле типичен: "Джимми был классным парнем, очень толковым".

Как мы увидим, Уэбстер стал главным креативщиком Gretsch, буквально забрасывая менеджмент и производственников самыми разными проектами новых моделей и дополнительных приспособлений в стремлении подчеркнуть отличие инструментов Gretsch от продукции множившихся конкурентов. Уэбстер станет разъезжать по Соединенным Штатам и периодически за границу, популяризируя последние новинки на торговых ярмарках и концертных шоу, которые получили название гретчевских Guitaramas. Уэбстер был большой находкой для Gretsch – музыкант, изобретатель, сэйлсмен, и все это сочеталось в нем с открытым, приятным характером. Возможно, он сделал для продвижения гитар Gretsch больше, чем кто бы то ни было, став настоящим послом Gretsch, электрогитар и гитаризма вообще.

Tapping и Touch System

Необычным был стиль игры Уэбстера, и компания использовала это, часто предоставляя в своих буклетах и каталогах место для описания Touch System. Это был тот стержень, вокруг которого Gretsch могли искусно выстраивать рекламную компанию для своих гитар: буклет 1952 г., например, упоминает Уэбстера, демонстрировавшего "свой удивительный стиль Touch System" на телешоу. Что представляла собой Touch System? Современный читатель наверняка знаком с техникой tapping, в 80е годы широко распопуляризованной Eddie Van Halen, или с более сложным, хотя и не так известным стилем игры Stanley Jordan. По сути, Джимми Уэбстер применил те же идеи еще в 40 -х годах. Левой рукой он обозначал аккордовое движение, используя прием hammering on, правой одновременно играя тэппингом мелодию в верхнем регистре грифа, а большим пальцем добавляя линию баса. "Это, как одновременно гладить себя по голове и хлопать по животу" – шутил Уэбстер в одном из интервью.

Использование приемов Touch System в исполнении Уэбстера, очевидно, во многом связано с тем, что изначально он был пианистом – многие отмечали, что на фортепиано Уэбстер играл сильнее, чем на гитаре. По-видимому, играть на гитаре двумя руками для него было так же естественно, как и на пианино. Многие из тех, кто слышал его игру, говорили, что поначалу не могли поверить, что все эти звуки извлекает один человек из одного инструмента, казалось, что играют по меньшей мере двое.

"Заслуга в открытии Touch System принадлежит Гарри ДеАрмонду, – признавал Уэбстер в буклете Gretsch 1950 г., – теперь вы знаете это имя, поскольку он делает известные звукосниматели DeArmond". Есть мнение, что ДеАрмонд разработал новый стиль игры, чтобы показывать возможности его датчиков, которые Gretsch использовал в то время на своих электрогитарах. Уэбстер отмечал: "Профессионалам нравилась Touch System, потому что она открывала им новое направление для игры соло. Те же, кто играл для собственно развлечения и для друзей, находили теперь гитару более совершенным инструментом, чем ранее". Однако это мнение было черезчур оптимистичным, потому что такой стиль в то время так и не прижился, хотя сам Уэбстер продолжал успешно применять свой метод и в последующие десятилетия. И только в 80-е годы, когда Джимми Уэбстер уже умер, а схожие идеи на более мощной аппаратуре развил Van Halen, использование техники tapping стало повсеместным.

Буйство Solid

В начале 50-х годах. Gretsch ограничивались выпуском набора четырех моделей электро-арктопов, но следили за попытками других производителей наладить выпуск полнотелых (солидбоди) электроинструментов. Fender в Калифорнии был первым, кто в 1950 г. представил на рынок такой продукт. В Gretsch это, конечно, отметили, потому что Fender назвал свою новую солидбоди электрогитару Broadcaster – это название (в написании Broadkaster) Gretsch использовали для некоторых своих ударных инструментов.

Сэйлсмен Fender Dale Hyatt вспоминает реакцию со стороны Gretsch: "Поначалу между производителями было некое братство, и никто не пытался прищучить другого с помощью патента или чего-то в этом роде. Gretsch просто указали нам на это, и мы согласились изменить". Так по просьбе Gretsch Fender отказались от названия Broadcaster для своей новинки, которая с 1951 г. стала называться Telecaster. Поначалу большинство производителей гитар рассматривали эту модель солидбоди в качестве причуды, которая долго не продлится. Но такое отношение довольно быстро изменилось.

Gretsch явно удивились, когда их главный конкурент Gibson в 1952 г. выпустили солидбоди электрогитару, модель Gibson Les Paul. Ted McCarty, возглавлявший Gibson в 1950-66 годы, вспоминает, что Фред Гретч-младший был удивлен, что такая уважаемая компания пустилась в новомодное сумасбродство. "Когда мы представили Les Paul на торговой выставке, Фред Гретч, который был моим другом, спросил – как вы могли сделать это? Зачем Gibson это нужно? Мы были хорошими друзьями, и я сказал ему – Фред, кто-то должен остановить этого парня, этого Фендера, ведь он пытается обойти нас. А Фред ответил – Тедди, этот solidbody может сделать любой, у кого есть ножовка и фреза. Я просто не могу поверить, что и Gibson станет этим заниматься".

Но Фред Гретч-младший преодолел неприятие solidbody, и при виде того, что Fender и Gibson начали не только делать, но и продавать эти гитары, бизнесмен в нем взял верх. В 1953 г. Gretsch выпустил свой первый солидбоди Duo Jet по цене $230. По крайне мере, эта гитара выглядела как таковая – по внешнему виду она явно напоминала модель Gibson Les Paul.

В то время Gibson делал корпуса своих солидов двухслойными из красного дерева и клена, Fender – из цельного ясеня, но Gretsch собирали Duo Jet из отдельных кусков красного дерева, в которых были проточены многочисленные пазы и каналы для проводов и других компонентов, а ко всему этому добавлялся прессованный выпуклый верх. (Менеджер по производству Bill Hagner, начавший работать на Gretsch в 1941 г., вспоминает, что основная часть дерева и пиломатериалов для гитар и ударных им поставляли Jasper Wood Products из Jasper, штат Индиана). По сути, эту модель правильнее было бы назвать semi-solid. Но по внешнему виду, функциям, описанию в каталоге, предполагаемой нише на рынке Duo Jet была первой солидбоди электрогитарой от Gretsch. Дюк Крамер подтверждает это: "Многие называли эту модель semi-solid, потому что мы вырезали ужасное количество дерева под электронику, но все же мы считали ее солидбоди-гитарой".

Первоначально верхняя часть корпуса Duo Jet покрывалась нетрадиционным черным пластиком, который использовался в Gretsch для ударных. Схема расположения потенциометров подчеркивала склонность Gretsch к размещению ручки регулировки общей громкости на роге выреза (примерно в то же время эту ручку там стали размещать и на Electro II), а кроме того, применялась оригинальная конструкция стрэп-пуговиц из двух частей: одна из них ввинчивалась в корпус, на выступающий шпенек надевалась петля ремня, а сверху навинчивалась рифленая головка, надежно удерживавшая ремень на месте – одно из первых воплощений идеи стрэп-лока. На Duo Jet монтировался также бридж Melita Syncro-Sonic, который появился на электрогитарах Gretsch годом ранее.

Бридж Melita

Syncro-Sonic был первым гитарным бриджем, который давал возможность отстройки мензуры для каждой струны – он опередил гибсоновский Tune-O-Matic по крайне мере на год. Его дизайн был разработан для Gretsch Sebastiano ("Johnny") Melita, который затем изготовлял эти бриджи на поставку в собственных мастерских. Это массивное устройство из хромированного металла более уместным выглядело бы на саксофоне, однако в Gretsch сразу поняли возможности, которые Melita открывал в плане точной настройки, необходимой для электрогитар. Ослабляя легкодоступные расположенные сверху винты, можно было перемещать седло назад или вперед для точной отстройки мензуры каждой струны. Рекламный буклет Gretsch в июне 1952 г. описывал бридж Melita как "впервые" обеспечивающий "точную отстройку и четкие верхние ноты", благодаря седлу с индивидуальной регулировкой для каждой струны, позволяющей добиться высокоточной настройки.

Линейка солидбоди в 1954 г. пополнилась еще двумя моделями – Round Up в стиле кантри и Silver Jet с характерным покрытием с блестками. Кантри-музыка переживала бум, артисты вроде Hank Williams в 1953 г. добирались до вершин поп-чартов, и Gretsch, оформляя свой Round Up в такой стилистике, адресовали его непосредственно растущей армии кантри-музыкантов.

Барабанный sparkle top

Модель Round Up имела изображение головы быка на головке грифе и пикгарде. На прямоугольных маркерах ладов на грифе размещались другие вестерн-символы (в основном, бычьи головы и кактусы). К струнодержателю прикреплялась стилизованная пряжка ремня с выгравированными ковбойскими повозками и лошадями. На верхней деке оранжевого, в духе вестерн, цвета была вырезана большая буква "G" (Gretsch), корпус оторочен тисненой металлом кожей с выгравированными кактусами и бычьими головами. И чтобы все это держалось на плече обожаемого нового владельца, гитара комплектовалась кожаным ремнем, инкрустированным стеклянными бусинами и покрытым все теми же кактусами и бычьими головами. Gretsch оптимистично описывали Round Up как обладающий "мужской красотой".

Таким же нескромным был и Silver Jet, также запущенный в 1954 г., для верхней панели которого использовалось серебристое покрытие, явно позаимствованное из цеха ударных Gretsch. Фил Грант вспоминает, как это случилось: "Мы использовали материал обшивки ударных на некоторых гитарах, это была идея Джимми Уэбстера. Мы покупали у местной компании Monsanto одноцветный, жемчужный и серебристый листовой пластик для обшивки барабанов, и один раз Jimmie зашел на фабрику и увидел, из чего мы делаем ударные. Он сказал – а почему бы нам не использовать его и для гитар? И мы так и сделали. Мы приклеивали пластик на корпус гитары, как на корпус барабанов. Реакция покупателей на это, может, и не была 100-процентной, но гитары выглядели здорово".

В тот год, оказавшийся весьма непростым для опытного цеха компании, Gretsch пересмотрели и линейку электроарктопов. От модели Electro II без выреза было решено отказаться, а три другие были переименованы: Electromatic Spanish без выреза назвали Corvette, Electromatic стал Streamliner, а Electro II с вырезом – Country Club. Большинство производителей гитар признают, что испытывают трудности с выбором названия для новой модели, и Gretsch не были исключением.

Но обычно процесс подбора названия для публики скрыт. Gretsch же в буклете в октябре 1953 г. раньше времени анонсировали переименованную модель Electro II как Country Song. В действительности, появление "правильно" названной Country Club в 1954 г. открыло 27-летний, самый долгий в истории Gretsch срок жизни модели.

Cadillac Green или Jaguar Tan?

Другим существенным новшеством в гретчевской линейке в 1954 г. стало обогащение цветовой гаммы покрытия, расширившее выбор между традиционными sunburst и natural. Мы уже отметили использование компанией барабанной пластиковой обшивки для Silver Jet и Duo Jet, но на подходе были и другие такие же яркие цвета. В начале 50-х маркетинговые подходы автопрома оказывали большое влияние на производителей гитар, и это было особенно заметно в "красочной" кампании Gretsch 1954 г., когда для модели Country Club предлагался вариант Cadillac Green, а для Streamliner – Jaguar Tan (т.е. темно-золотой). Краски поставлялись фирмой DuPont, которая была поставщиком большинства автомобильных производителей (а позднее и Fender). Gretsch снова использовали свой опыт производства ударных с различными цветами покрытия обшивки, применяя уже наработанные ноу-хау для укрепления позиций на рынке гитар.

Отдельные попытки окраски гитар уже предпринимались, например, модель ES-295 Gibson Les Paul 1952 года или не очень распространенные и пока еще непривычные цвета Fender, но Gretsch на несколько лет превратили колер в свой исключительный маркетинговый бонус. В середине 50-х был добавлен еще ряд симпатичных двуцветных вариантов окраски – желтый, медно-красный, цвета слоновой кости, на контрасте более темных задней и боковых поверхностей с более светлой верхней, и это была еще одна идея, позаимствованная из наработанного на протяжении не одного года опыта подразделений Gretsch, занимавшихся производством ударных инструментов. В расчете на телебум пятидесятых вице-президент Gretsch Emerson Strong говорил журналисту: "Эти цветовые гаммы будут еще эффектней по мере того, как распространятся цветные телевизоры и зрители привыкнут к ярким краскам, которые будут ежедневно видеть на экране".

К октябрю 1954 г. Gretsch могли похвастаться представительной линейкой из шести наименований моделей электрогитар. Это были три арктопа – Corvette за $137,50 (sunburst, $147,50 – natural), Streamliner за $225 (sunburst, Jaguar Tan за $235, natural – $245) и Country Club ($375 sunburst, $385 Cadillac Green, $395 natural); и три солидбоди – Duo Jet за $230 (за ту же цену продавались и четырехструнный баритон-укулеле и тенор-гитара), Silver Jet за $230 и Round Up за $300.

Эл, Мэри, Хэнк и Чет

Успех Gibson Les Paul – более 2000 проданных гитар в одном только 1953 году – открыл другим гитарным компаниям, включая Gretsch, смысл "подписной" модели, поддерживающейся известного исполнителя. Сегодня такая практика широко распространена, но в 50 -х годах это было новой, увлекательной и сулившей выгоды стратегией маркетинга музыкальных инструментов.

"Подписная" модель музыканта была шагом вперед по сравнению с обычной рекламой Gretsch, которая просто указывала на использование их гитар тем или иным артистом. Рекламное агентство Gretsch того времени, Mitchell Morrison из Нью-Йорка, разработало серию постеров "Gretsch Spotlight", в начале 50-х размещавшихся в музыкальных журналах и торговых каталогах и представлявших в основном джазовых и студийных гитаристов, таких как Al Caiola (с Electro II), Mary Osborne (Country Club) и Hank Garland (Duo Jet).

Фил Грант выступал связующим звеном между Gretsch, Mitchell Morrison и музыкантами и хорошо запомнил этот процесс. "Немного больше известности хочется всем, и они решили, что их имена и фото в журналах будут способствовать развитию их карьер. Но если честно, у Al Caiola было немного последователей, и то же самое можно сказать о Mary Osborne, хотя в ней, конечно, было что-то романтическое. Постеры на самом деле не сыграли большой роли, это были просто имена и фото".

Gretsch нужен был собственный Лес Пол, или, другими словами, хорошо известный исполнитель, чьим именем можно было бы назвать инструмент для придания гитарам нового образа, способного вызвать интерес покупателя. Примерно в 1954 г. Джимми Уэбстер нашел такого человека – его звали Chet Atkins. Со временем это имя радикально изменило судьбу Gretsch.

В середине пятидесятых Эткинс уже заслужил себе репутацию талантливого кантри-гитариста из Нэшвилла. "Когда Gretsch вышли на меня, мои дела уже шли неплохо" – вспоминает Эткинс. "Я участвовал в шоу Опры Grand Ole, играл на радио и, кажется, уже появлялся на национальном телевидении, Jimmy Dean вел программу на CBS и регулярно приглашал меня туда. То есть я уже был достаточно известен по всей стране, когда начал работать с Gretsch".

Он вспоминает, что Джимми Уэбстер вышел на него в Нэшвилле, в то время он играл на акустике D’Angelico Excel, арктопе с вырезом, на которую он установил датчик Gibson. "Я видел Gretsch у музыкантов, кое-кто из моих приятелей играл на таких гитарах. А потом к нам приехал Джимми Уэбстер показывать эти инструменты и попросил меня попробовать их. Они интересно выглядели, но мне не нравились. Но он не отставал от меня, помню, как-то затащил меня в музыкальный магазин что-то попробовать – он очень хотел, чтобы я сыграл на их гитарах. В конце концов он заявил: почему бы тебе не прикинуть такой дизайн, чтобы тебе самому нравилось? И под это дело Джимми пригласил меня на их фабрику в Нью-Йорк".

Предложение заинтересовало Эткинс, и он навел кое-какие справки. "Лес Пол выступал эндорсером Gibson, и я позвонил ему – он работал вместе с моим братом Джимми в трио. Я спросил, сколько он берет за использование своего имени. Он сначала мялся, но потом назвал мне цифру, не знаю, точную или нет. Потом кто-то еще посоветовал мне – а почему бы тебе не взять с собой к ним и юриста? Но я не хотел, я боялся, что юрист все испортит, будет слишком много спрашивать и все такое. В том возрасте, каком я был тогда, деньги не грают большой роли".

Один из сотрудников Gretsch вспоминает, что такие же сомнения насчет сделки одолевали и руководство компании: "Когда Джимми Уэбстер первый раз заявил, что надо бы найти кого-то вроде Чета Эткинса для того, чтобы сделать эндорсером, г-н Гретч сказал: "А почему я должен платить какому-то мужику за его имя на наших гитарах?". Но Уэбстер, судя по всему, смог убедить Фреда-младшего в потенциальных преимуществах, которые несла с собой такая сделка. Вскоре Фред указывал своим дилерам: "Работайте на интересе молодежи к марке Gretsch, чтобы они могли с гордостью говорить – у меня гитара, как у Чета Эткинса".

Получив предложение от Уэбстера, Эткинс вылетел из Нэшвилла в Нью-Йорк на переговоры с Gretsch. "Я пришел к ним в Бруклин на фабрику, встретился с г-ном Гретчем, а также с Emerson Strong, Джимми Уэбстером, Филом Грантом. Все было нормально, и я предложил свой вариант для оранжевого Gretsch Chet Atkins. Я думаю, что если бы Джимми Уэбстер был жив сегодня, он бы сказал вам, что самая важная вещь в жизни, которую он сделал, это подписал меня в Gretsch, потому что после этого они стали продавать ну просто чертовски много гитар".

Эткинс в шоке от кантри-украшений

Приблизительно в 1954 году был выпущен прототип модели Chet Atkins Hollow Body. Это произошло еще до того, как гитара получила это имя. На лэйбле внутри корпуса название указывается как Streamliner Special. "Это была первая гитара, которую я получил, – объясняет Эткинс. – Они прислали мне ее, чтобы я высказал свое мнение. Но я хотел, чтобы на ней был Бигсби, и особенно мне не понравились эфы, позже мы их изменили. Там был еще весь этот мусор, быки и кактусы, что мне вообще не нравилось".

В Gretsch рассчитывали, что имя Эткинса даст возможность снова использовать ту вестерн-стилистику, которую они разработали для модели Round Up. Как говорит Дюк Крамер: "Вместо того, чтобы продавать пару ковбойских сапог вместе с гитарой, мы украшали ее этой кантри-мишурой". Несмотря на свое недовольство таким вестерн-приданым, Эткинс уступил. "Я так волновался, что мое имя будет на гитаре, что сказал, ну ладно, давайте. Я буквально трясся оттого, что появится гитара моего имени, как Les Paul у Gibson. В то время у меня были огромные амбиции, я хотел, чтобы меня повсюду в мире знали как великого гитариста, и это был шаг именно в том направлении".

На протяжении последующих лет кантри-украшения постепенно исчезали с оригинальных моделей Chet Atkins. Gretsch также согласились установить на серийную модель Бигсби-вибрато, как об этом просил Эткинс. Кроме того, наряду с Hollow Body, была выпущена и модель Chet Atkins Solid Body – на базе модели Round Up, в которой рычаг Бигсби заменил ковбойскую пряжку на струнодержателе. Несмотря на название, Solid Body имела обычный для Gretsch semi-solid корпус.

В соответствии с прежней традицией неопределенности в выборе названия, две новые модели были анонсированы в декабрьском 1954 г. выпуске The Music Trades под заголовком: "У Gretsch появятся две новые гитары Chet Atkins Country Style". "Чет Эткинс, ведущий артист Grand Ole и один из лучших гитаристов страны, играет и выступает эндорсером новой гитары Gretsch модели "Chet Atkins Country". Гитары Chet Atkins Country Style Electromatic выпускаются как традиционными hollowbody, так и solidbody. На обеих моделях устанавливается датчик DeArmond, тонкий, удобный для игры гриф Miracle и встроенная система вибрато. Модели появятся в продаже после 17 января 1955 г., цена по каталогу составит $360 (не включая кейс)".

Эткинс имел мало отношения к модели Solid Body, так что один из сотрудников Gretsch называет ее выпуск "ошибкой"; через несколько лет ее выпуск был прекращен. Но Hollow Body стала эксклюзивным инструментом Эткинса в его все более популярном творчестве.

На практике, представления компании-производителя о коммерческой успешности той или иной модели гитар и требования исполнителя-эндорсера к инструменту очень часто расходятся. Лес Пол, например, постоянно изменял свои именные модели, которые присылал ему Gibson. Чет Эткинс, вспоминая о первых моделях Gretsch середины пятидесятых, отмечает, что он не был полностью доволен тем, что ему предлагали: "Я играл на этом оранжевом Gretsch Hollow Body, но поначалу мне сильно не нравился звук датчиков", – говорит он о продукции DeArmond. "Магниты так сильно притягивали струны, что сустэйн совсем терялся, особенно в басах". Ему пришлось ждать до 1958 г., прежде чем компания решила поменять звукосниматели.

Тем временем в Gretsch были очень довольны результатом, который приносила сделка по эндорсменту. Каталог 1955 г. возвещал: "Каждое выступление Чета Эткинса на ТВ или живьем, каждый его новый альбом на RCA Victor завоевывает новых почитателей, увеличивая многочисленную армию фанов Чета Эткинса". Говорит Фил Грант, в то время вице-президент Gretsch: "Я думаю, что число фанов Чета Эткинса в кантри-музыке было даже большим, чем у Леса Пола. Значение Чета невозможно переоценить – он был нашей самой большой удачей за всю историю". O первой модели Hollow Body и последующих гитарах Chet Atkins он с исчерпывающей краткостью и точностью замечает: "Модели Chet Atkins заставили говорить о Gretsch".

Соколиная охота

Не удовлетворившись успехом привлечения Чета Эткинса к сотрудничеству с компанией, Джимми Уэбстер в 1954 г. вынашивал идею гитары, которой предстояло стать лучшей моделью в линейке Gretsch. "Мне кажется, что White Falcon ("Белый Сокол") была гитарой его мечты, – говорит дочь Уэбстера Дженнифер, – помню, когда он ею занимался, он говорил, что это точно будет что-то особенное".

И так оно и случилось. Модель White Falcon была впервые представлена Gretsch в 1955 году, и это был действительно впечатляющий инструмент. Пустотелый cutaway-арктоп сверкал белым лаком, такого же цвета была и голова грифа с верхушкой, выполненной в форме крыльев. На грифе и корпусе искрились пластиковые инкрустации, конечно же, позаимствованные из цеха ударных. Сияли золотом все металлические части гитары, включая "ступенчатые" колки Grover и новый стильный струнодержатель (прозванный Cadillac из-за V-образного элемента, походившего на фирменный знак этой компании). Орнитологические силуэты присутствовали и на маркерах ладов, а на золотого пластика пикгарде расправивший крылья сокол садился на логотип Gretsch. Зрелище, что и говорить, потрясающее.

"При разработке этой гитары о стоимости просто не думали – хвастались в рекламной службе Gretsch. – Мы делали инструмент для артиста, масштаб которого оправдывает и требует максимума в красоте и роскоши стиля и звука, и который был бы готов платить не торгуясь". Если быть точным, платить надо было $600. Ближайшей в линейке по цене в то время была модель Country Club за $400. Самый дорогой электроарктоп Gibson в 1955 г. Super 400CESN продавался за $690, но это был неяркий, традиционных тонов инструмент производства известной компании из Каламазу. А тем временем в Нью-Йорке Gretsch анонсировали весьма своеобразный White Falcon как "самую превосходную гитару из тех, что мы делаем – и какую красивую!".

Для Джимми Уэбстера белая гитара была не такой уж и новой идеей. У его дочери Дженнифер хранится фотография отца тех времен, когда во время Второй мировой он был музыкантом оркестра Army Air Corps – на ней он держит в руках гитару Harmony, которая явно была белого цвета. В коллекции семейных реликвий Дженнифер есть и еще более интересная вещь – присланная отцом во время войны газетная вырезка 1943 года. "Он упоминается в статье, там есть маленькая стрелочка, указывающая "это я" – смеется она. А если посмотреть на обратную сторону вырезки, вы увидите, что та армейская газета называлась "The White Falcon". Думаю, что оттуда и появилось название гитары".

Полет Большой Белой Птицы

Другим источником влияния на стиль модели White Falcon, вероятно, были банджо, которыми также торговали Gretsch (в конце тридцатых компания приобрела фирму-производителя банджо Bacon & Day). Наиболее нескромные из этих инструментов были украшены позолотой, имели затейливые маркеры ладов и блестящие накладки.

Вполне вероятно, что некоторые элементы декора White Falcon, такие как характерно оформленные ручки управления или орнитологические вставки на грифе, были навеяны гретчевскими банджо. Ничто не говорит о том, что заимствования ограничивались цехом ударных, судя по всему, Джимми Уэбстер любил пошарить по фабрике и складам в поисках новых идей.

"На конвенты NAMM (National Association of Music Merchants) мы всегда стремились привезти что-нибудь новенькое", – говорит о White Falcon Дюк Крамер. На этих важных регулярных встречах Национальной Ассоциации продавцов музыкальных товаров основные производители представляли свои новые модели, причем обычно еще до того, как они выпускались на рынок, а съезжавшиеся со всей страны дилеры решали, что из новинок они будут закупать для своих магазинов.

Один из передовых опытных образцов White Falcon был представлен на собственном промоушн-шоу Gretsch в марте 1954 г., но первыми серьезными смотринами стала крупная выставка NAMM, состоявшаяся в Чикаго через четыре месяца после этого. Gretsch завлекали дилеров, рекламируя опытный образец Falcon как одну из своих "гитар будущего" (наряду с зеленым Country Club и желто-коричневым Streamliner).

"Мы следовали примеру автомобильной индустрии, – объясняет Крамер. – У General Motors была такая выставка Autorama, на которой они показывали свои автомобили будущего, дрим-кары. Мы подумали, что то же самое можно сделать и для гитар. Так что White Falcon готовился для такого вот шоу. Гитара выставлялась на вращающемся постаменте и в свете софитов выглядела совершенно потрясающе. Интерес к ней на выставке был так велик, что Фред вынужден был согласиться на ее запуск в производство, чему поначалу противился, поскольку эта гитара чрезвычайно сложна для серийки!"

Фил Грант помнит и то, как гитара Falcon была встречена владельцами музыкальных магазинов, и как эта флагманская модель способствовала маркетинговому успеху Gretsch. "Наши сэйлсы всегда затрачивали немало усилий, чтобы пристроить наши гитары, потому что Gibson был номером один, – говорит он. – Если в городе был дилер Gibson, нам нужно было искать продавца, который был бы не так искушен и осведомлен, чтобы взять наши гитары. Но конечно, лучшие продавцы в городе всегда имели Gibson. Стало полегче, когда Джимми Уэбстер наладил дела, и у нас появился White Falcon и другие подобные гитары. В магазинах стали спрашивать White Falcon, и они чуть более охотно начали принимать наш товар".

Скорее всего, Gretsch начали поставлять продавцам первых "Соколов" в 1955 г., и эта модель оказала влияние и на других производителей. Don Randall, глава отдела продаж Fender в то время, говорит, что цветные модели Gretsch подтолкнули его компанию к предложению в 1956 г. идеи цветовых опций "на выбор исполнителя" (в последующие годы известных как "расцветка под заказ").

"Я занимался продажами и работал непосредственно с клиентами, – объясняет Рандалл, – и видел, как у Gretsch появились их зеленый Country Club и White Falcon. Тогда мы для разнообразия предложили и свои цвета, чтобы заявить новый товар". Он также отмечает, что, хотя ранее некоторые модели Gibson и Gretsch уже выпускались с позолоченной фурнитурой, только White Falcon убедил Fender в том, что позолота придает гитаре более выигрышный внешний вид. "Мы не могли допустить, чтобы нас превзошли, – размышляет Рандалл, – и где-то с 1957 года Fender начал предлагать некоторые свои модели в варианте с позолоченным "железом".

Как и в случае с Chet Atkins Hollow Body, в пару к White Falcon Gretsch выпустили и модель с полнотелым корпусом (а точнее, стандартный semi-solid). Эта гитара, выпущенная примерно в 1957 году с такой же, как у White Falcon комплектацией, получила имя White Penguin. "Это потому, что у пингвина белая грудь" – утверждает Дюк Крамер, хотя довольно сложно представить, что кто-то стал бы покупать гитару с таким несерьезным названием. Тем не менее на пикгарде инструмента был изображен семенящий пингвин.

На самом деле, "Белый Пингвин" покупали очень мало. Эта модель не присутствует ни в одном каталоге компании и мимоходом упоминается только в прайслисте 1959 года (ни много ни мало за $490). Поскольку сейчас известно лишь об очень немногих таких гитарах, можно предположить, что Пингвинов было выпущено ограниченное количество, и эта модель считается одной из самых редких у Gretsch. За всплывающие время от времени экземпляры коллекционеры предлагают большие деньги – например, в 1992 г. Gretsch White Penguin был продан в Нью-Йорке за $70 000.

Гитаризм в цвете

Когда Gretsch приступили к составлению своего каталога 1955 года, в компании решили не сдерживать себя и выдать издание, в котором все новые модели с их яркой отделкой были бы представлены в лучшем виде. Gretsch сделали отличный буклет с полностью цветной обложкой, что было необычно для рекламных изданий гитаропроизводящих компаний того времени. На развороте были изображены восемь моделей-картинок, включая двухцветные Convertible и Streamliner, зеленый Country Club, желто-коричневый Corvette и, конечно, White Falcon. Кроме того, воспользовавшись случаем, Gretsch щегольнули двумя именными моделями Chet Atkins, а также Duo Jet, Round Up и недавно появившимся Jet Red Fire.

"Один только взгляд на эти гитары скажет вам, что все музыканты страны мечтают только о них, – писал в каталоге Джимми Уэбстер, пристально глядя на читателя в обнимку со своим Country Club. – Играете ли вы кантри, джаз, современную музыку или просто бренчите себе в удовольствие, у Gretsch для вас всегда найдется гитара", – скромно намекал он на то, что линейка Gretsch теперь включала модели на все гитарные вкусы того времени.

Фил Грант вместе с рекламным агентством Mitchell Morrison работал над гретчевскими каталогами, включая издание 1955 года, и как он отмечает, на момент публикации результат не всегда отражал линейку компании. "Назначались конечные даты, но всегда были гитары в процессе производства, которые вы не могли поместить в каталог, потому что они были не настолько готовы, чтобы можно было их снимать. Это обычная ситуация. Идея состояла в том, чтобы собрать вместе все модели в одном каталоге, но каталог выходит, а после этого появляются новые модели". Другими словами, для того чтобы проследить время изменения модельного ряда, было бы неправильно полагаться исключительно на каталоги.

Дэн – вот кто вам нужен

Ввиду того, что число моделей в линейке электрогитар Gretsch увеличивалось, а глянцевые каталоги и популярные эндорсеры способствовали росту известности компании, было решено нанять человека, в чьи функции входил бы контроль за качеством продукции, чтобы выпускавшиеся фабрикой инструменты оправдывали это повышенное внимание. Таким новым человеком, вошедшим в 1956 году в Бруклинскую гитарную команду, стал 24-летний Dan Duffy, учившийся играть на гитаре у нью-йоркского джазмена Sal Salvador.

Сэл Сальвадор играл на гитаре Gretsch Convertible, названной так потому, что она сочетала электро- и акустическое звучание – датчик и ручки управления размещались на пикгарде, чтобы не препятствовать резонансу арктоп-корпуса. Сальвадор стал настолько ассоциироваться с этой гитарой, что в конце пятидесятых Gretsch так и назвали эту модель – Salvador.

Постоянно находясь в контакте с Gretsch, Сальвадор знал, что им нужен молодой, энергичный гитарист вроде Даффи для работы по контролю качества. Сам Даффи так описывает помещение фабрики того времени, когда он начал там работать: "Я сидел в небольшом цехе сборки, помещении, где устанавливали звукосниматели и струнодержатели, натягивали струны, отстраивали гитары. Это был девятый этаж гретчевской десятиэтажки. Гитары в то время делали на первых двух этажах, а остальное занимали другие люди. Рядом с нами находились мастерские, где делали бриджи, струнодержатели и тому подобное, а дальше был цех гальваники". "Ниже, на седьмом этаже, располагались столярка и покраска, а за ними тогда была экспедиция, занимавшаяся оптовым бизнесом Fred Gretsch: аккордеонами, банджо, духовыми и другими подобными вещами. Постепенно производство барабанов было вынесено вовне, покраска сильно разрослась, а гитары стали делать повсюду. Но в пятидесятые и в первой половине шестидесятых было именно так".

Даффи особенно выделяет роль мастеров фабрики Gretsch. История компаний очень часто является историей менеджмента и руководства, но продукция, которая и определяет их успех, не могла бы появиться, если бы не мастерство простых рабочих. "Успех Фреда Гретча, возможно, во многом связан с тем, что ему удавалось найти хороших исполнителей и хороших мастеров, – полагает Даффи. – Когда я туда попал, некоторые из этих парней уже работали там по 25 лет. Это были супермастера, опытные работяги, преданные ему и компании".

Он поименно перечисляет некоторых из тех мастеров, кто сделал имя гитарам Gretsch: Vincent DiDomenico и Jerry Perito (деревообработка), Jimmy Capozzi (гальваника); Sid Laiken (механика); Johnny DiRosa (отделочная обработка); Felix Provet (сборка); Carmine Coppola (ремонт). "Мы отлично ладили все вмеcте, – вспоминает Даффи. – Если возникали проблемы с возвратом гитар, браком в покрытии, да чем угодно, каждый был готов помочь другому. Мы были как одна большая семья".

Контролеры и Знак Качества

Когда Даффи в 1956 г. проходил интервью на свою будущую работу в Gretsch, Джимми Уэбстер рассказал ему о системе карт, которую в компании собирались ввести, чтобы осуществлять контроль качества на всем протяжении фабричного цикла изготовления инструмента. В каждой из таких "карт качества" (получивших название OK Card) делались отметки по отделке, изготовлению, механике, бриджу, высоте и натяжению струн, отстройке, электронике и общему тестированию гитары, кроме того, внизу имелось место для подписи контролера. "На протяжении многих лет, – рассказывает Даффи, – каждую неделю мы собирались на летучки по качеству, где каждый из мастеров мог вынести на обсуждение любую связанную с этим проблему. Постоянно были проблемы с отделкой и покраской – царапины, зазубрины, выбоины, пыль в лаке, все это надо было зачищать. В столярном цехе зачистка и шлифовка должна была быть идеальной – чем лучше зашкурено дерево, тем лучше ложится лак. У нас бывали проблемы с отстройкой грифа, усыханием дерева, креплением, особенно на гитарах White Falcon. Но мы все решали. В компании было много талантливых людей, поэтому она и работала".

В каталоге Gretsch, опубликованном в октябрьском номере Country & Western Jamboree в 1956 году, приводились цены на всю линейку электрогитар компании, состоявшую из 11 моделей. Это были шесть арк-топов: Clipper за $175 (sunburst; двухцветный Desert Beige/Shadow Metallic Gray вариант стоил $185), Streamliner за $250 (sunburst; двухцветный Bamboo Yellow/Copper Mist – $260, natural – $260), Convertible за $320, Chet Atkins Hollow Body за $400, Country Club – $400 (sunburst; Cadillac Green – $420, natural – $420) и White Falcon за $650. Дополняли картину пять моделей semi-solid: Duo Jet за $290, Jet Fire Bird за $300, Siver Jet – $310, Round Up – $350 и Chet Atkins Solid Body за $400.

Одним из направлений, которое Джимми Уэбстер не упомянул в своем перечне гитарной музыки в каталоге Gretsch 1955 года, был рок-н-ролл. Хиты таких исполнителей, как Chuck Berry, Bill Haley & His Comets, Buddy Holly, Jerry Lee Lewis, Carl Perkins, Elvis Presley, Gene Vincent &His Blue Caps способствовали популярности этого нового феномена, который вскоре сметет с музыкальной карты прежних кумиров и поставит на курс современной поп-музыки поколение американских тинэйджеров.

420 долларов тванга

Gretsch извлекли выгоду из двух успешных карьер эпохи раннего рок-н-ролла, звучавших голосами гитар модели Chet Atkins Hollow Body. Eddie Cochran был состоявшимся гитаристом, начинавшим в качестве сессионного музыканта, но в 1956 г. переменчивый нрав привел его к эпизодической роли в фильме The Girl Can’t Help, где он исполнил свою вещь Twenty Flight Rock. Получив в итоге контракт, со своим Gretsch Hollow Body Кокрэн записал такие забойные, настоянные на замесе рокабилли, кантри и блюза хиты, как классический Summertime Blues. Хотя на первый взгляд музыка Кокрэна была на расстоянии многих световых лет от стиля Чета Эткинса, их мнение о звукоснимателях DeArmond совпадало – Кокрэн заменил нековый датчик на своем Hollow Body на дающий более жирный звук гибсоновский P90. Последовали новые хиты вроде C’mon Everybody, но карьера Кокрэна трагически оборвалась на взлете – он погиб в автокатастрофе в ходе британского тура в 1960 года.

Duane Eddy в конце пятидесятых выпустил ряд хитовых записей, в основе которых был его внешне простой стиль игры, навсегда вошедший в историю музыки благодаря одному слову, присутствующему во многих его пластинках – twang. Этот знаменитый тванг Эдди получал, играя на басовых струнах своего Gretsch Hollow Body и на всю катушку используя возможности Бигсби-вибрато, режим тремоло усилителя и студийное эхо – так появились бессмертные вещи типа Rebel Rouser.

Эдди вспоминает, что его первой приличной гитарой был Gibson Les Paul голд-топ – тогда ему было пятнадцать. В своем Phoenix (Аризона) Эдди играл в школьных группах и частенько забегал в местный музыкальный магазин Ziggie’s Accordion & Guitar Studios. В 1957 году один из таких заходов девятнадцатилетнего Эдди в магазин стал судьбоносным. "Я просто зашел туда с моим другом. У моего Les Paul не было вибрато, а я хотел такой рычаг – он был и у Chet Atkins, и у Merle Travis. Я мог играть какие-то пальцевые вещи, как они, но я хотел исполнять и те, где использовалось вибрато". "Так вот, я зашел в магазин посмотреть, и там на стене висел White Falcon, очень красивый, но стоивший кучу денег, почти $700. Я спросил – нет ли у вас чего-нибудь такого же классного, но подешевле? Ziggie достал две или три гитары, и первой из них, которую я взял, был Hollow Body за $420. Так я в первый раз увидел красный Gretsch с Бигсби и взял его. Посмотрел еще раз на White Falcon, но у него гриф был не такой удобный, как у красного Gretsch, а позолота показалась немного пошловатой".

"А красный Gretsch, он как будто был сделан специально для меня, прямо по руке, гриф был просто идеальным. Нет ничего более волнующего, чем выбирать новую гитару, но с тех пор я не часто покупал новые. Просто не видел такой необходимости". Эдди нашел датчики DeArmond вполне подходящими. "Думаю, Дуэйн Эдди был единственным, кому они нравились, – смеется Чет Эткинс. – С ними он получал свой характерный басовый звук".

Снижая шумы в электронике

За исключением непродолжительного флирта с шестиструнными басами Danelectro в конце пятидесятых и подписной моделью Guild для концертных выступлений в начале следующего десятилетия, та первая гитара Chet Atkins Hollow Body верой и правдой служила Дуэйну Эдди на протяжении всей его долгой успешной карьеры. Готовясь к записи одного из своих альбомов в середине девяностых, Эдди улыбается, вспоминая те золотые времена конца пятидесятых-начала шестидесятых: "На мне, наверное, продали больше гитар Gretsch, чем на всех других, кроме разве Чета Эткинса". Проблемы Чета Эткинса с датчиками DeArmond завершились лишь тогда, когда он познакомился с Ray Butts, владельцем музыкального магазина и фанатом электроники из Cairo (Иллинойс).

Баттс приехал в Nashville в 1954 году в поисках контактов с тамошними гитаристами, надеясь заинтересовать их своим усилителем со встроенным ленточным эхо, для того времени необычным аппаратом. Исполнители привыкли к тому, что эффекты реверберации получали только в студии, и Баттс полагал, что многим из них придется по душе возможность добиться такого же звука и на сцене. Как и другие гитаристы, среди которых был и Scotty Moore из группы Elvis Presley, Чет Эткинс тоже взял себе у Баттса его новый усилитель EchoSonic, и они разговорились. Баттс посоветовал Эткинсу кое-какую аппаратуру для студии, которую тот держал у себя в гараже, а потом разговор плавно перешел к решавшейся Эткинсом проблеме поиска новых датчиков.

"Ему не нравились звукосниматели DeArmond, которые Gretsch ставили в то время, – вспоминает Баттс. – Они просто не подходили к его стилю игры, он говорил, что они "не так звучат". Он извлекал звук большим пальцем, и ему нужен был другой баланс низких, высоких и средних тонов, а эти датчики его не давали. Магниты были слишком сильны, они поглощали колебания струн, убивая сустейн. Я видел у него датчики, в которых он с помощью тисков и молотка сломал магниты под басовыми струнами".

"И он предложил мне – почему бы тебе не сделать мне звукосниматель? Я уже немного пробовал экспериментировать со звучками, и сказал – окей. У меня уже тогда была идея сделать шумоподавляющий датчик. Она пришла мне в голову, когда я возился с трансформаторами, да и Ampex использовали принцип шумопоглощения в записывающих головках. Так что это была не такая уж новая идея, и очень простой принцип в ее основе" – объясняет Butts.

Главное назначение датчика типа humbucker – снижение фона и других электропомех, которыми отличаются обычные звукосниматели с одной катушкой (т.н. синглы), отсюда и их название (to buck hum – снижать фон). В хамбакере используются две катушки, установленные в противофазу и с противоположными полюсами. В результате такой датчик менее восприимчив к внешним помехам и поэтому дает более мощный, жирный тембр, который исполнители зачастую предпочитают прозрачному, более звонкому звуку синглов.

Баттс сделал образец и показал его Эткинсу – тот был поражен. "Он показал мне этот датчик, и я связался с Gretsch, – рассказывает Эткинс. – Я сказал им, что у этого парня есть улучшенный датчик, который мне нравится, он дает тот звук, который я хотел". Все получилось как нельзя более вовремя, поскольку смена звукоснимателей устраивала и Gretsch. Дюк Крамер: "Мы хотели отказаться от DeArmond, потому что ни с того ни с сего они стали делать датчики для всех и каждого. Такие звукосниматели на наших гитарах уже не представляли никакой ценности, потому что другие производители ставили их и на дешевые инструменты, и на дорогие. Поэтому мы очень стремились к этой сделке, когда возникла такая ситуация, нам был нужен другой звукосниматель".

Баттс поехал в Нью-Йорк, где в офисе компании в Бруклине провел встречу с Фредом Гретчем-младшим и Джимми Уэбстером – видимо, это произошло в 1956 г. "Они хотели сами делать датчики, потому что не хотели проблем с поставками. У меня не было большого производственного опыта, поэтому я согласился, – объясняет Баттс. – Мы пришли к согласию насчет выплат за авторские права, я передал им всю информацию и все необходимое для изготовления этого датчика, и они обзавелись оборудованием. Я очень тесно работал с Джимми, придумывал схемы управления и переключателей для новых датчиков".

Судя по всему, впервые новые датчики Gretsch были продемонстрированы на летней выставке NAMM 1957 года в Чикаго. Gretsch не были единственной компанией, показывавшей звукосниматель-хамбакер: Gibson также разработали такой же датчик, и, похоже, демонстрировали его на той же выставке. Seth Lover, работавший в бюро электроники Gibson с 1952 года, вдохновился применением принципа шумоподавления в дросселях, использовавшихся в некоторых усилителях Gibson для снижения помех от силовых трансформаторов.

Очевидно, Баттс и Ловер пришли к идее шумоподавления в звукоснимателях независимо друг от друга и примерно в одно и то же время, но Ловеру удалось зарегистрировать патент раньше. "Я считаю, что первым был я, – настаивает Баттс. – Ведь главное – это идея, а на этот счет у меня было больше доказательств: у меня, например, было фото 1954 г. Чета с гитарой, на которой был установлен мой датчик. Но Gibson подали рекламацию, и г-н Гретч обсуждал этот вопрос с г-ном Маккарти в Gibson. Они решили не мешать друг другу идти каждому своей дорогой".

В типичном для себя пафосном стиле Gretsch назвали свой хамбакер Filter’Tron Electronic Guitar Head. В том же ключе был выдержан и соответствующий рекламный буклет: "Новые системы звуковоспроизведения, такие как Hi-Fidelity, Stereophonic и др., повышают требования к качеству звука и исполнения… Именно поэтому мы представляем новые гитарные датчики Filter’Tron. Чтобы эти датчики воспроизводили настолько богатую звуковую палитру, насколько возможно, их разработкой занимались лучшие инженеры страны". Этот пафос всегда вызывал у Рея Баттса улыбку. "Лучшие инженеры страны – это ведь я! – смеется он. – Но они никогда не упоминали моего имени, ни в рекламе, нигде. Это понятно, у каждого свой интерес. Но люди до сих пор не знают, что меня кое-что связывает с этими датчиками".

К 1958 г. Gretsch рекламировали Filter’Tron как стандартные датчики всех своих моделей, кроме тонкого Clipper (для которого Gretsch разработали собственный сингл-датчик, названный HiLo’Tron). Кроме того, Рей Баттс разработал к Filter’Tron новую схему расположения потенциометров. На гитаре с двумя датчиками регуляторы громкости для каждого из них размещались в обычной позиции, на нижней части корпуса, а общей громкости – на роге выреза. На верхнем роге устанавливались два трехпозиционных переключателя – дальний от исполнителя для выбора звукоснимателя, а другой, для тембра, позволял выделить высокие или низкие частоты или выбрать нейтральную позицию.

Country Gentleman и Tennessean

В 1957 году были выпущены две новые подписные модели Chet Atkins – Country Gentleman и Tennessean. "В середине пятидесятых у меня был хит под названием Country Gentleman, который я написал вместе с Boudleaux Bryant", – рассказывает Эткинс. Брайант был успешным автором песен, наибольшую известность получили его вещи в исполнении Everly Brothers. "В то время, когда Country Gentleman стала хитом, у Gretsch появилась идея выпустить новую модель. Они продавали столько оранжевых гитар, что решили выпустить модель подороже. У нее были хорошие колки, более качественно подобранное дерево, а корпус немного шире и тоньше. На записях я стал постоянно использовать эту гитару, получившую имя по названию хита, а Hollow Body – лишь время от времени. Я видел мои фото с Hollow Body в студии, но на ней я не играл так часто, как на Country Gentleman".

Country Gent стал первым гретчевским "тонким" (thinline) арк-топом, толщина его корпуса составляла около двух дюймов, в отличие от большинства других их гитар, корпус которых был около трех дюймов в толщину. "Тонкие" гитары стали популярными благодаря гибсоновским моделям Byrdland и ES350T. Стоит также заметить, что Country Gent был первой из подписных гитар Chet Atkins с корпусом шире 17 дюймов, как у White Falcon, Country Club и Convertible. Ширина Hollow Body и нового Tennessean была около 16 дюймов.

"Король гитары Чет Эткинс лично встретит вас в зале гитар Gretsch", – анонсировали в компании дилерам летнюю выставку NAMM 1957 г. в Чикаго. На ней впервые был продемонстрирован темно-коричневый Country Gent, оцененный в $520 – вторая, после White Falcon, по величине цена в линейке электроарктопов Gretsch.

Эфы и фальш-эфы

Чет Эткинс долгое время добивался у Gretsch, чтобы они занялись характерной для пустотелых электрогитар проблемой обратной связи (фидбека). Поскольку с появлением рок-н-ролла "живые" выступления становились все громче, гитаристы, включая усилители во время концертов на полную мощность, вдруг обнаруживали, что их инструменты "заводит". Эффект фидбека связан с тем, что датчики улавливают собственный звук гитар из динамиков и передают его обратно в усилитель, вызывая тем самым неприятный вой. Резонирующие звуковые волны усиливают колебания корпуса и верхней деки гитары, которые, в свою, очередь порождают новую волну фидбека.

Эткинс и Gretsch выбрали способ снижения этого нежелательного эффекта за счет заделывания звуковых апертур в корпусе гитары – эфов, и в 1957 году появился Country Gentleman с "фальш-эфами". Другими словами, внешние очертания эфов сохранялись только "для вида", в действительности же отверстий в верхней деке корпуса не было. Поначалу эфы заделывали пластиковыми или деревянными вставками; позднее, когда "фальш-эфы" стали применять и на других моделях Gretsch, а таковых становилось все больше, их просто рисовали. Эткинс вспоминает, что на первом образце такой гитары, которую Gretsch ему прислали для практической проверки идеи фальш-эфов, апертуры были заделаны характерным искристым пластиком.

Эткинс пытался убедить Gretsch, что для борьбы с фидбеком – а также чтобы усилить не дававший ему покоя сустейн – было бы также полезно укрепить пустотелый корпус гитары в некоторых местах за счет внутренних деревянных вставок. В сущности, Эткинс хотел гитару со сплошной деревянной секцией по центру корпуса от грифа до струнодержателя – в точности, как Gibson сделали на своем ES-335, который дебютировал в 1958 году. Такой сплошной брус по центру нужен был и для установки бриджа и датчиков-хамбакеров, которые тогда использовали Gibson, но поскольку Gretsch применяли подвижный бридж и нерегулируемые по высоте хамбакеры, на их гитарах необходимости в подобном дополнительном укреплении корпуса не возникало. В компании ограничились парой дополнительных укрепляющих распорок под верхней декой Country Gentleman.

Однако Эткинса это не устраивало. "Я продолжал убеждать их в необходимости сделать инструмент глухим от грифа донизу, но они не разделяли этой идеи, и сустейн по-прежнему терялся. В конце концов они сделали вставку у бриджа, но она шла не через весь корпус. Этого я от них так и не добился".

Другой подписной моделью Chet Atkins стал красный Tennessean, выпущенный в 1958 году по цене $295, на $100 меньше, чем Hollow Body. В линейке подписных гитар Chet Atkins у Gretsch теперь насчитывалось три модели в разных ценовых категориях – низкой ($295 Tennessean), средней ($400 Hollow Body) и верхней средней ($525 Country Gentleman).

Естественно, в компании рассчитывали, что это позволит расширить им свою долю рынка, на котором все еще доминировал Gibson. Примерно в это же время в адресованной владельцам магазинов рекламе Фред Гретч-младший подчеркивал привлекательность наличия продукции разных ценовых категорий: "Вы можете использовать для своей выгоды различия вкусов и доходов покупателей даже больше, чем автопромышленность. Gretsch предоставит вам и вашим клиентам и Кадиллак, и Фольксваген. За дополнительной информацией обращайтесь ко мне лично…"

Space Control вместо Syncro-Sonic

В этот период появляются новые комплектующие, например, в 1957 году – ручки управления с классической гретчевской стрелкой на фоне буквы G. Но более заметным нововведением стал бридж, получивший название Space Control. Без сомнения, в компании решили, что если теперь можно самостоятельно делать звукосниматели, то и бриджи тоже – тем самым отказывая в услугах господам Мелите и ДеАрмонду и выигрывая в контроле над производством и снабжением ключевых комплектующих. Бридж Space Control был изобретением Уэбстера и выполнен намного проще, чем бридж Syncro-Sonic Мелиты. У него было шесть проточенных колесиков-седел, каждое из которых можно было перемещать вдоль нарезного стержня, что позволяло изменять расстояние между струнами, но при этом отсутствовала регулировка мензуры. Gretsch явно полагали, что преимущества новой конструкции перевешивают ее недостатки, и с 1957 года стали заменять бриджи Мелиты на модель Space Control.

Еще одним нововведением стала накладка грифа Neo-Classic, которую Grestch не преминули расписать в рекламном буклете: "Много веков назад, когда появились первые струнные инструменты, их создатели открыли свойства черного дерева, обеспечивающего высокое качество музыкального исполнения, и это открытие сохранило силу до наших дней. Время шло, и человек решил убрать поверхность грифа изящными жемчужными накладками, украсившими инструмент, но ничего не дававшими исполнительскому искусству, потому что пальцы музыкантов утратили чудесное ощущение настоящего черного дерева.

"Зная об этом, мы представляем новую накладку грифа Neo-Classic – в высшей степени удобную для игры и совершенную в своей красоте. Расположенные со стороны басовых струн перламутровые маркеры ладов в виде полумесяцев полностью выполняют свои функции и ни в коем случае не влияют на ощущения музыканта, что так важно для качества исполнения. Neo-Classic проявляет лучшие природные качества дерева накладки". Ну разве можно было устоять перед таким описанием?

Полумесяцы Neo-Classic взошли на грифах Gretsch в 1958 году. В тот же год Gretsch решили отпраздновать 75-летний юбилей основания компании, и уже имея опыт 70-летней годовщины начала выпуска аккордеонов, разработали специальную юбилейную модель гитары (Anniversary) в вариантах с одним и двумя датчиками. В этой модели присутствовали все новые элементы – звукосниматели Filter’Tron, G-стрелки на головках, бриджи Space Control и накладки Neo-Classic, а выпускалась она в привлекательной двухтонной зеленой цветовой гамме или sunburst. Инструменты Anniversary сохранялись в линейке Gretsch до 1977 г., что достаточно необычно для модели, задуманной в честь одного юбилейного года в истории компании. Так что, если относительная простота этих гитар и наводила на мысль о том, что на подготовке к юбилею хотели сэкономить (гретчевские копирайтеры для рекламы изобрели формулу "для продажи в промоушн-целях"), то уж само празднование продолжалось достаточно долго.

Две гитары по цене одной

"Стерео" и "стереофонический" – таковы были волшебные слова конца пятидесятых, произносившиеся, когда речь заходила обо всем новом в области звукозаписи. В 1956 году RCA Victor выпустили первые коммерческие стерео-записи, а затем крупнейшие американские рекорд-компании представили первые долгоиграющие стерео-пластинки. Поглощенный исследованием возможностей электроники влиять на звук, Джимми Уэбстер направил все свое творческое воображение на создание стерео-гитары.

Условия контракта Рея Баттса с Gretsch об использовании датчиков Filter’Tron включали и возможность его привлечения в качестве консультанта. Он вспоминает, как однажды Джимми Уэбстер позвонил ему: "Джимми попросил меня сделать стерео-датчик. В принципе это было несложно – просто берем Filter’Tron и разделяем катушки (обмотку-winding). Обычно одна катушка служит для всех шести струн. Если вы делите ее пополам, у вас получается два набора обмотки, и таким образом три струны как бы отделяются от трех других. Вы выводите сигналы от этих обмоток раздельно к разным потенциометрам, а затем и на разные усилители. И когда вы играете на первых трех струнах, звук идет от одного усилителя, а когда на трех других – от другого".

Такова была суть идеи гретчевского стереоустройства Project-O-Sonic, на которое в декабре 1956 года Джимми Уэбстер зарегистрировал патент. У обычного звукоснимателя Filter’Tron просматривалось два параллельных ряда по шесть магнитных сердечников, но в результате разводки датчиков для первого устройства Project-O-Sonic их осталась только половина: на левой стороне некового датчика под басовыми струнами, и на правой стороне бриджевого – под верхними.

Однако поскольку это был экспериментальный образец, встречаются и другие варианты, например, с одним рядом шести сердечников плюс три дополнительных, или обычный 12-сердечниковый датчик, в котором разводка смонтирована внутри. Кроме того, бриджевый звукосниматель расположен к нековому ближе, чем обычно. Схема управления и расположения ручек были схожи с обычной моделью с двумя Filter’Tron, однако вместо головки общей громкости на роге выреза устанавливался трехпозиционный переключатель, обеспечивавший различные комбинации датчиков и усиления, а тумблеры на верхнем роге давали возможность индивидуальной регуляции тембра каждого датчика. Предусматривался также специальный кабель Dual Guitar Cord для подключения гитары к Dual Jack Box, от которого шли два дополнительных штепселя к усилителям – для получения стерео-эффекта их также было два (для полноты в комплект своего стерео-устройства Gretsch включали и собственную пару усилителей).

Стерео-устройство Project-O-Sonic было представлено в 1958 году как один из вариантов комплектовки моделей Country Club и White Falcon, и в феврале того года в рекламном буклете сообщалось о "новой роскошной электронной гитаре" со встроенной "революционной hi-fi системой звуковоспроизведения", а в сентябре в новостях описывался "стереофонический двухмерный саунд". Country Club Stereo оценивался в $475 sunburst и на $20 дороже в варианте natural или зеленого цвета, а White Falcon Stereo стоил $850, т.е. на $175 больше обычного "Сокола", что делало эту модель самой дорогой в линейке Gretsch.

В декабре 1958 года Джимми Уэбстер записал для RCA альбом Unabridged, в котором задействовал исключительно White Falcon Stereo. Gretsch, без сомнения, были довольны – с их точки зрения, эта пластинка представляла собой отличную демозапись новой стерео-гитары. Очевидно, пластинка была и одной из первых стереозаписей электрогитарной музыки. Альбом продюсировался Четом Эткинсом и был записан в одной из студий Нэшвилла. Фил Грант: "Джимми записал диск с местным барабанщиком под опекой Чета, но как я помню, в записи был какой-то технический брак, и он был вынужден переделывать ее заново в Нью-Йорке. Им опять нужен был барабанщик, и они попросили меня. Мне надо было просто подыгрывать Джимми, чтобы было еще что-то кроме гитары. Мы достаточно порепетировали, так что запись прошла без заминок".

Теперь уже Gibson должны были догонять Gretsch, и в 1959 году они выпустили свой вариант стерео-гитары – сначала на базе модели ES-345, затем на базе ES-335. В гибсоновской версии выход каждого датчика замыкался на отдельный усилитель. Со своей стороны, Gretsch вскоре изменили первоначальную модель, и в 1959 году начали выпуск более сложного устройства.

Уэбстер предложил Баттсу другой вариант стерео еще летом 1957 года, но только через год Gretsch смогли представить ему опытный образец, чтобы он смог прикинуть, как эта идея может быть воплощена на реальной гитаре. К началу 1959 года новая схема гретчевского стерео была готова, и менеджер фабрики Harold Woods писал Баттсу, что в апреле компания намеревается представить первый образец White Falcon с модифицированным устройством на Guitarama в Бостоне.

Посетители бостонского шоу могли видеть White Falcon с обычными Filter’Tron, но более сложной схемой управления. Уэбстер и Баттс снова развели двенадцать сердечников каждого датчика на две группы, на этот раз, за счет внутреннего монтажа, так что снаружи они выглядели по-прежнему, и добавили два трехпозиционных переключателя на верхний рог, оставив таким образом только три ручки управления, а число тумблеров увеличив до пяти. Новая пара переключателей позволяла выбрать девять различных комбинаций двух разведенных секций датчика, и в Gretsch подсчитали, что с учетом шести позиций двух других тумблеров всего можно было выбирать из "54 тонов и оттенков стереозвука". Судя по всему, бостонской публике было над чем поломать голову.

Новое устройство устанавливалось на модели White Falcon Stereo, которая вместе с "моно-версией" была изображена на обложке каталога Gretsch 1959 года (интересно, что в самом каталоге характеристики обеих моделей не приводились). Второй вариант "стерео-Сокола" поступил в продажу в течение 1959 года, а обновленная версия Country Club Stereo вышла в следующем году. В 1961 году Gretsch также выпустили стерео-вариант юбилейной модели с первоначальной схемой управления, но с двумя разделенными сингловыми датчиками HiLo’Tron.

Банкир демонстрирует гитарное стерео

Но произведение богатого воображения Уэбстера и высокого технического мастерства Баттса не имело коммерческого успеха. Дюк Крамер: "Устройства были слишком сложными. Немногие гитаристы могли использовать их, ведь на Falcon Stereo было что-то около 54 различных вариантов тембра, а это слишком много для управления… И в сущности, разница между ними была небольшая. Эти датчики так и не стали популярными".

Не то чтобы стереодатчики не впечатляли, напротив – особенно в руках их создателя. Молодой филадельфийский гитариcт Ross Finley посетил одно из гретчевских шоу Guitarama того времени и сохранил живые впечатления о нем даже спустя тридцать с лишним лет: "В те времена White Falcon был легендой. Пару раз я видел эти гитары по телевизору, но не вживую. Как-то раз к нам приехали Джимми Уэбстер и Чет Эткинс, они должны были выступать в одной программе. В тот день я отправился смотреть их выступление вместе с друзьями. Мы вошли в холл, и я увидел человека в темно-синем костюме – он подозвал нас, видимо, угадав любителей гитары. Мы подошли, и он спросил – ну что, парни, пришли посмотреть на гитары? Рад вас видеть, я – Джимми Уэбстер".

"Мы прошли в помещение, там были цветные каталоги Gretsch, все их гитары, которые вы вообще видели. Все уже было готово – ударная установка, два усилителя Gretsch и в центре на подставке – White Falcon. Джимми Уэбстер взял гитару, включил ее, и техники дали свет на инструмент – он поднял его, и в отражающемся свете как будто вспыхнула радуга. Сказать, что это было впечатляюще, значит не сказать ничего. Это было что-то, что я запомнил на всю жизнь".

"Что-то такое было и в самом Уэбстере. Он выглядел, как банкир или как продавец дорогих автомобилей, кто угодно, но только не гитарист. Перед тем как начать играть, он словно медитировал – закрыл глаза, на несколько секунд замер и затем выдал этот невероятный звук. Тогда у меня не было хорошего магнитофона, вся техника была с одним динамиком, и мне никогда не приходило в голову, что можно вот так пускать звук из одной колонки в другую, как теннисный шарик – из левой в правую, и обратно в левую. Вот так трюк! А вы говорите, впечатления! И все это – за годы до появления вау-педали".

В декабрьском прайс-листе Gretsch значилось не менее 15 моделей. Это были 11 арктопов – Clipper за $175, юбилейная модель (Anniversary) с одним датчиком за $225, с двумя – $310, Chet Atkins Tennessean – $325, Sal Salvador – $375, Country Club – $450 (sunburst; варианты окраски natural и Cadillac Green стоили по $475), Chet Atkins Hollow Body – $475, Country Club Stereo – $500 (тоже sunburst; natural и Cadillac Green – по $525), Chet Atkins Country Gentleman – $575, White Falcon – $750 и наконец White Falcon Stereo стоил $900. Четыре модели были с корпусом semi-solid – Duo Jet по цене $310, Jet Fire Bird – $325, Silver Jet – $330 и Chet Atkins Solid Body за $475.

В начале шестидесятых корпуса гитар Gretsch стали менять форму. Этот процесс начался с того, что арктопы в 1960 г. стали делать более тонкими. После выпуска "тонкого" Country Gentleman в Gretsch обнаружили, что многие музыканты считаю такую гитару более удобной, и толщина White Falcon была уменьшена на два-три дюйма, 21/4 –дюймовый Country Club тоже потерял добрый дюйм толщины, уменьшены были и Hollow Body и Tennessean.

Еще более эффектным было появление второго выреза у моделей Country Gent, White Falcon и Hollow Body в 1961-62 годах. Как всегда, главным источником вдохновения для этого решения был старый конкурент – Gibson: начиная с 1958 года, компания из Каламазу успешно выводила на рынок все новые и новые двурогие модели. Такой дизайн корпуса позволял музыкантам легче добираться до верхних ладов грифа и полнее использовать высокий регистр инструмента при исполнении соло. Разумеется, измененная форма корпуса подписных гитар Chet Atkins получила новое имя – Electrotone. Следуя опыту заблокированных апертур Country Club, на пустотелом закрытом Electrotone для сохранения традиционного вида линейки моделей Atkins были нарисованы трафаретные фальш-эфы.

Инспектор Гаджет

В начале шестидесятых Джимми Уэбстер продолжал выдвигать идеи новых дополнительных устройств, которые, как он полагал, помогут гитарам Gretsch на голову опередить конкурентов. Из-за появлявшихся на инструментах новых замысловатых гаджетов их внешний вид по ходу этого десятилетия все более усложнялся. Во время игры многие музыканты часто используют ребро ладони правой руки для глушения струн в районе бриджа. Чтобы избавить их от этой необходимости, Уэбстер придумал механический демпфер, или глушитель (Gretsch назвали это устройство muffler). Патент Уэбстера на него был зарегистрирован в феврале 1962 года, хотя он стал появляться на гитарах где-то начиная с 1960 г. В зависимости от времени выпуска и модели, на инструменте около бриджа и под струнами устанавливались одинарные или двойные мягкие валики. В контакт со струнами их можно было привести поворотом одной или двух регулирующих ручек (позднее тумблеров), располагавшихся по обе стороны бриджа. "Устраняет необходимость манжеты для глушения и обеспечивает полную свободу рук для удобства игры" – неубедительно пояснялось в рекламной брошюре Gretsch. Однако автоматика в данном случае не была встречена пониманием. Большинство глушителей не использовалось, а манжеты по-прежнему были в большом ходу.

Начиная с 1961 года к схеме электроники некоторых моделей стали добавлять тумблер дежурного режима (stand-by), регулирующий подачу выходного сигнала. Идея заключалась в том, чтобы выключать инструмент, когда он не используется, не отсоединяя его от усилителя. При этом стремились избежать случайных отключений, для чего тумблер размещался за струнодержателем, где, как, очевидно, подразумевалось, он был в безопасности от непреднамеренных контактов.

Примерно в это же время некоторые модели арк-топов снабдили еще одним продуктом разгулявшейся творческой фантазии Уэбстера – подкладкой на нижнюю деку; патент Уэбстера на изобретение был зарегистрирован в июне 1963). "Для дополнительного комфорта и исполнения, – отмечалось в каталоге, – подкладка из эластичного материала на задней поверхности гитары поглощает давление и снимает усталость". При этом не упоминалось, что она еще и удачно закрывала большую неэстетичную крышку отверстия доступа внутрь сзади корпуса. Дочь Уэбстера Дженнифер вспоминает, как она вместе с отцом ездила на Long Island за материалом для обивки откидных кресел и сидений для автомобилей. Дюк Крамер тоже помнит о большой подкладке, которая, к счастью, так и не была запущена в производство: "Один раз на фабрике мне показали эту гитару с подкладкой. Вся гитара была с подкладкой! Верх, стороны – все. Это был настоящий монстр. Я думаю, в душе Джимми переживал, когда мы подшучивали над ним. Но эта его идея все-таки не прошла".

Tone Twister тоже был изобретением Уэбстера (патент зарегистрирован в июне 1962-го). Это было небольшое устройство, прикреплявшееся на струны в районе "мертвой зоны" между бриджем и струнодержателем; смельчаки, не боявшиеся трогать его рычаг, могли с его помощью получать вибрато-эффекты. Но у Tone Twister было и неприятное свойство – легко рвать струны, что не способствовало его популяризации.

Гретчевские фичи

Еще одно изобретение Джимми (в феврале 1962 года он снова появился в офисе регистрации патентов), скошенные лады, получило пафосное название T-Zone Tempered Treble (темперированный дискант). Отвечавший в Gretsch за качество Дэн Даффи вспоминает: "Джимми рассказывал нам, что при настройке пианино – помните, ведь он был пианистом и профессионально занимался настройкой – так вот, при настройке фортепиано верхний регистр сознательно немного завышается, таково уж свойство человеческого слуха". Для Tempered Treble лады, начиная с XII-го, в Gretsch врезали немного под углом – на один градус, что слегка завышало их звучание.

Начиная с 1964 года, на моделях White Falcon и Viking, на которых опробовалось это неоднозначное нововведение, скошенные лады помечались особыми маркерами ниже центра грифа. "Ваши пальцы не почувствуют небольших изменений на ладах, но вы услышите чудесное преображение верхнего регистра", – утверждали в Gretsch.

Следующей новинкой стало в 1966 году устройство Floating Sound Unit (патент зарегистрирован в августе 1965 года), идею которого Уэбстер опять позаимствовал из своего опыта настройщика роялей. Между глушителем и бриджем устанавливалась тройная рамка, через которую пропускались струны. С нижней стороны к рамке была присоединена камертонная вилка, которая через отверстие в верхней деке проходила сквозь корпус гитары вплоть до задней поверхности инструмента. В теории это должно было улучшить сустейн, но на практике устройство в основном дребезжало, а все попытки добиться точного строя сводились на нет.

Многие гитаристы в раздражении снимали Floating Sound Unit. Сам Уэбстер склонялся к другой конструкции этого приспособления, когда нижняя струна Ми оставалась свободной и заменялась на более толстую, звучавшую на октаву ниже гитарной (в буклете Gretsch этот проект назывался Octo-Bass). Чет Эткинс: "Идея Джимми насчет камертонной вилки была рассчитана на усиление сустейна, но с басовыми струнами это никуда не годилось. Я попросил их сделать мне вилку только на верхние струны, но все равно никогда ее не использовал".

Эткинс так объясняет причины творческой активности Уэбстера в шестидесяты -х годах в плане изобретения различных приспособлений: "Джимми говорил мне: нужно постоянно предлагать что-то новенькое, это как с машинами – от них всегда хотят каких-то новых элементов. Я думаю, он был прав, ведь он был просто прирожденным сэйлсом. Но мне эти его устройства никогда не нравились", – смеется Эткинс.

А что думали на этот счет в Gretsch? Дюк Крамер: "Какие-то из идей Джимми были хороши, какие-то – нет. Подкладка на гитару – это было здорово, Tempered Treble – немного чересчур, а Floating Sound Unit – вообще за гранью". Дэн Даффи: "Я не всегда соглашался с Джимми, но нужно было настраиваться на коммерческий лад. Невозможно ведь работать там и продолжать смотреть на все глазами джазового гитариста, надо было думать в категориях бизнеса. Гитары надо было продавать, и они должны были звучать так, чтобы за них платили деньги. Все дело было именно в этом" – считает Даффи.

Принцесса в непростом бикини и твист

Модели линейки солидбоди начиная с 1961-го года тоже стали делать с двумя вырезами, однако получилось так, что, например, подписных гитар Chet Atkins с полнотелым корпусом было выпущено очень немного, а двурогий White Penguin найти сейчас еще труднее, чем с одним вырезом. Вскоре после того как Gretsch стали выпускать солидбоди с двумя вырезами, систему вибрато Бигсби на них заменили на британские устройства конструкции Burns – вероятно, по причине перебоев с поставками от Бигсби. Остается загадкой, почему Gretsch выбрали новым поставщиком небольшую компанию из Великобритании – можно предположить, что если бы Джимми Уэбстер и Джим Бёрнс встретились на торговой ярмарке, они наверняка неплохо бы провели время, обсуждая свои сумасшедшие дивайсы. Как бы то ни было, в середину шестидесятых Gretsch вошли, устанавливая на своих солидбоди моделях систему вибрато конструкции Burns.

В первую половину того десятилетия Gretsch экспериментировали и с дизайном корпусов своих солидбоди. Идея модели Bikini была подсказана компании местным гитаристом Charles Savona, который придумал раздвижной створчатый корпус, позволявший устанавливать взаимозаменяемые сменные гитарный и басовый грифы. Савона уверял, что такая конструкция позволит иметь эргономичную компактную гитару, на которую можно было бы устанавливать даже два грифа. Однако, как вспоминает Дэн Даффи, запуск Bikini в производство дался непросто. "На фабрике старательно разрабатывали напоминавший силуэт бабочки корпус так, чтобы "раскладка" работала. Это была неплохая идея, но правильно ее воплотить так и не удалось, я считаю".

Гриф и корпус Bikini в каталоге оценивались в $175, басовый гриф с корпусом – $195, а двойной корпус с гитарным и басовым грифами – $355. "Одинарный" корпус можно было купить отдельно за $25, двойной – за $35. Bill Hagner, ставший в 1961 году менеджером фабрики, тоже отмечает, что Bikini вызвала проблемы в цехах. "Вы говорите о гитаре, которую не так-то просто было делать. Лучше и не спрашивайте, это была настоящая головоломка! Сделать так, чтобы корпус нормально раздвигался туда-сюда, это было ужасно. Слава богу, мы сделали не так уж много этих Bikini”.

В 1961 году Gretsch нужен был недорогой солидбоди, чтобы успешно конкурировать с моделью Gibson Les Paul Junior, и они выпустили Corvette за $139,5. Это была первая гретчевская гитара с действительно сплошным корпусом, на котором устанавливался сингл-датчик HiLo'Tron. Первые Корветы имели корпуса-пластины как у Junior, но потом кромки краев стали скашивать, копируя дизайн Gibson SG.

Интересным вариантом этих последних Корветов была цветная модель Princess 1962 года. "Впервые в истории производства гитар сконструирован инструмент только для девушек, – гласил гретчевский буклет. – Это уникальная легко приспосабливаемая Gretsch Princess, спроектированная с характерной для Gretsch точностью с учетом потребностей молодых женщин всего мира". На самом деле, Gretsch просто красили Корветы в пастельные тона, надеясь угодить тонкому женскому вкусу. Парни из Gretsch предлагали "бело-виноградный, сине-белый, бело-розовый и бело-золотой сочетания корпуса и пикгарда". Девушки не ответили взаимностью на эти ухаживания, и вскоре Принцессы скрылись с глаз публики.

Еще одной конъюнктурной версией Корвета 1962 года была модель Twist. В январе того года хит Chubby Checker "The Twist' 45" во второй раз возглавил американские чарты, положив начало повальному увлечению твистом. "Мы следовали моде, – объясняет Дюк Крамер. – Твист был всеобщим помешательством, буквально все было в стиле твист. Что могло быть лучше, чем предложить гитару Twist?". У этого цветного Корвета был пикгард красно-белого твистового дизайна в стиле "пепперминт". Конечно, долго эта модель не продержалась.

В сентябре 1962 года в прайс-листе Gretsch насчитывалось 19 электрогитар. Это были 12 арктопов – Clipper за $189, юбилейная модель (Anniversary) с одним датчиком за $225, с двумя – $295, Chet Atkins Tennessean (теперь с двумя датчиками) – $350, Sal Salvador – $375, Anniversary Stereo – $375, Chet Atkins Hollow Body – $495, Country Club – $495, Country Club Stereo – $550, Chet Atkins Country Gentleman – $595, White Falcon – $800 и White Falcon Stereo – $1000. Семь моделей имели корпус солидбоди – Corvette по цене $148 (с вибрато – $185), Twist $149 (или с вибрато – за $189), Princess – $169, Duo Jet – $350, Jet Fire Bird – $350, Silver Jet – $350, Chet Atkins Solid Body – $425.

Викинг-шестидесятник

Последним из новинок гретчевских солидбоди начала шестидесятых стал Astro-Jet за $295, выпущенный примерно в 1963-м. "Ручная обработка кромок подчеркивает необычный дизайн корпуса", – говорилось в каталоге. Когда в Gretsch, компании, совсем не чуждой дизайнерских закидонов, начинали говорить о "необычном", с уверенностью можно было предположить, что в действительности речь идет едва ли не о чем-то запредельном. Так и Astro-Jet на самом деле был очень странной гитарой – он выглядел так, как если бы инструмент надолго выставили на жаркое бруклинское солнце и он расплавился и превратился в несколько бесформенных комков. Гитара была еще и немаленькой по размеру – 16 дюймов от края до края, то есть почти на три дюйма шире большинства гретчевских солидбоди.

Меньше вопросов вызывали установленные на Astro-Jet новые звукосниматели Gretsch – хамбакеры Super'Tron, отличительной чертой внешнего вида которых было отсутствие традиционных цилиндрических магнитов-сердечников; вместо этого сверху у них были два металлических сердечника в форме узкого бруска. Дюк Крамер вспоминает, что Astro-Jet проектировался с намерением "создать что-то конкурентоспособное с Fender, но чтобы это выглядело не как Fender. Это была тяжелая гитара нелепой формы. Звучала она не так уж и плохо, но воображение музыкантов не поражала. Я не знаю, кто разрабатывал ее дизайн, но предполагаю, что без Джимми Уэбстера там не обошлось".

В 1964 году Gretsch выпустили модель Viking, первый электроарктоп за шесть лет после Chet Atkins Tennessean. Стоил он $650 и по цене шел вторым после White Falcon ($850), а если учесть, что на него устанавливали все характерные для того периода устройства – глушители, темперированные лады, подкладку, телескопический рычаг вибрато и т.д. – то можно сказать, что он представлял собой "моно-версию" Falcon для тех, кому не нравились белые гитары с крыловидными головами грифа. Как и вариант цвета sunburst, Viking цвета Cadillac Green оценили в $650, а неокрашенный, цвета натурального дерева, он обошелся бы вам – помните о странностях? – еще на $25 дороже.

"Битл" с гитарами Gretsch

В британском Ливерпуле в августе 1960-го молодая группа под названием The Beatles готовилась отправиться в Гамбург, чтобы отработать там по контракту не менее 48 вечеров на сцене клуба Indra. Гитарист George Harrison взял с собой свою невероятно звучавшую чешскую гитару Neoton Grazioso, в Британии более известную под маркой Futurama. Вскоре после того как группа вернулась из Германии, Харрисон решил, что ему нужно что-то другое. "Мы начали зарабатывать кое-какие деньжата, – рассказывал он позднее в интервью журналу Guitar Player, – я смог скопить $120 и в газетном объявлении прочитал, что какой-то парень в Ливерпуле продает Gretsch Duo Jet". Им оказался моряк, который купил гитару в США и привез ее с собой в Англию. "Это была моя первая настоящая американская гитара, – вспоминал Харрисон, – и скажу вам, что хотя она досталась мне с рук, я отчистил ее, как новенькую, и очень ею гордился".

В последующие годы, когда Beatles начали свое восхождение к славе, на ранних записях и выступлениях группы Харрисон продолжал использовать Duo Jet. Когда в феврале 1964 года битлы приехали в США на свои первые американские гастроли и выступление на телешоу Эда Салливана, Харрисон уже с полгода как перешел на гретчевский Country Gentleman. "Когда мы приехали в Штаты выступать на Ed Sullivan Show, Gretsch дали мне свой Country Gentleman, на котором я и сыграл. Потом я где-то читал, что, после того как мы там выступили, Gretsch продали 20 тысяч гитар за неделю или что-то вроде этого. Это я к тому, что с нами могли бы и поделиться…"

Когда теперь, через много лет, выясняешь, что Gretsch не делали Харрисону соответствующего официального предложения, это поначалу удивляет. Но Beatles тогда как будто затянуло в водоворот успеха, предложения поступали от каждого, кто рассчитывал заработать на чем-то хотя бы отдаленно касавшемся битлов. На самом деле, Джимми Уэбстер в апреле 1964 года ездил в Британию по делам Gretsch и намеревался встретиться там с Харрисоном. "Предполагалось, что они встретятся, – вспоминает дочь Уэбстера Дженнифер, – но этого не произошло. Я не думаю, что мой отец так уж стремился к встрече, но он не отказался бы поработать с ним над созданием возможной новой модели. Когда Джордж играл на Gretsch, бизнес шел в гору. Отец буквально бредил этим, он твердил – давай, давай, продолжай, это именно то, что нам нужно!".

В середине шестидесятых гитара переживала бум популярности, индустрия производства инструментов в США в 1965 году побила рекорды продаж – около полутора миллионов экземпляров. В основном это, конечно, было результатом развития поп-музыки, и ассоциация с самой успешной группой того времени явна шла на пользу компаниям типа Gretsch. Благодаря Харрисону и его всеми замеченному Country Gent, дела шли успешно и заказы сыпались со всех сторон. "Саунд гитары сегодня – саунд времени", – говорил Джимми Уэбстер на торговой ярмарке 1967 года.

Для того чтобы шагать в ногу с этими новыми реалиями, в нью-йоркской штаб-квартире Gretsch потребовались организационные изменения. Один из сотрудников компании называет цифру в 5 тысяч накопившихся тогда невыполненных заявок, означавшую, что для того, чтобы получить одну из наиболее популярных моделей, как, например, Country Gentleman, клиенту приходилось ждать около года. Надо было что-то менять. Примерно в 1966 году отделение ударных переехало из бруклинской фабрики в другое здание, через несколько кварталов на South 5th Street, от части оптового бизнеса отказались, а другую часть перевели в чикагский офис. Все это было сделано для того, чтобы отдать весь седьмой этаж производству гитар. Контролер качества Дэн Даффи, взявший на работу новых людей вроде Fred Rodriguez, чтобы управляться с растущим спросом на продукцию его отделения, хорошо помнит эти изменения.

"Перемены были удивительными, совершенно потрясающими, – говорит он. – Чтобы понять изменения, произошедшие на фабрике за десять лет с тех пор, как я начал там работать в 1956 году, представьте компанию, в пятидесяты -х годах стремившуюся делать двенадцать гитар в день, а делавшую, ну скажем, восемь. В 1966-м мы планировали дневную норму в 75 гитар, а в некоторые дни делали до сотни и больше. У нас были стойки на 20 гитар, и вот, можно было видеть перемещавшиеся по фабрике два десятка одинаковых "джентльменов", "юбиляров", "соколов" … Это было самое яркое зрелище в моей жизни", – ностальгически вспоминает Даффи.

Манки-бизнес

В 1966 году американская продюсерская компания Screen Gems изготовила из четырех актеров и музыкантов поп-группу The Monkees. Тем же летом Monkees ("Обезьяны") появились в серии телепрограмм с фиглярскими номерами, без всякого стеснения скопированными со сценок из успешных битловских фильмов Hard Day's Night и Help!

У Gretsch так и не появилось настоящей подписной модели Beatles, и поэтому, возможно, и родилась идея сделать эндорсерами битловских клонов – Monkees. Вспоминает Фил Грант: "Фред Гретч-младший, Джимми Уэбстер и я отправились в одно место в Нью-Йорке, где проходила фотосессия Monkees – они хотели, чтобы мы предоставили им гитары и барабаны. У меня большого энтузиазма по поводу сделки не было. Я считал, что эндорсмент эффективен только тогда, когда эндорсер внушает уважение, когда он настоящий музыкант. The Monkees же были сборищем идиотов – они лишь пели и кривлялись, а исполнение музыки для них было абсолютно побоку. Я так и сказал – я против, потому что они не музыканты, и если сказать, что эти парни тоже представляют Gretsch, для Чета Эткинса и всех истинных ударников-музыкантов это будет оскорбление. Паршивые они были музыканты".

Но Грант остался в меньшинстве, и в 1966 году Gretsch стали обеспечивать группу своими инструментами – новая 12-струнная гитара, бас, White Falcon, ударная установка. Затем компания выпустила на рынок подписную модель Monkees, "тонкую" гитару красного цвета с двумя вырезами, с логотипом группы, напоминающим очертания гитары, на пикгарде и пластине, закрывающей доступ к анкеру. "Мы получали письма от клиентов, – вспоминает Дэн Даффи, – в которых они просили – пожалуйста, пришлите мне гитару с чистым пикгардом, без знака Monkees. То есть они не хотели никаких ассоциаций с этой группой! Мы думали, что это будет здорово, привлечет народ, а никто этого просто не хотел, – смеется Даффи, – возможно, потому, что все знали, что эта группа на самом деле не играет". Модель Monkees никогда не появлялась в официальном гретчевском каталоге и прайс-листах и больше года в линейке компании не продержалась.

Gretsch на продажу

Когда в 1965 году было объявлено о продаже компаний Fender корпорации Columbia Broadcasting System за $13 млн, индустрия гитаростроения пережила настоящий шок. Эта сумма намного превышала деньги, выплачивавшиеся до сего времени за покупку бизнеса по производству музыкальных инструментов, и другие крупные компании занялись поиском кандидатур на "расширение рынка товаров для увлечений", как свою сделку охарактеризовал покупатель Fender.

Активно занималась поиском гитаропроизводящего предприятия с целью его покупки и DH Baldwin, компания-производитель музыкальных инструментов из Огайо, специализировавшаяся на фортепиано и органах. В 1965 году они делали предложение по покупке Fender, но потерпели неудачу. Затем они купили за $380 тыс. английскую гитарную компанию Burns, распространив торговую марку Baldwin на ее модели. Годовой отчет Baldwin за 1966 год был выдержан в розовых тонах: впервые за всю историю компании общий объем продаж превысил $40 млн, продажи и доходы росли уже пятый год. Отмечался определенный спад в продажах клавишных, но "поскольку во второй половине 1965 года ассортимент расширился за счет гитар и усилителей, в сравнительных показателях относительно прошлого года зафиксирован существенный рост". В Baldwin решили, что смогут еще больше выиграть с приобретением гитарного брэнда с устоявшейся в США репутацией, и обратили внимание на Gretsch.

По традиции, каждый год по возвращении с музыкальной ярмарки во Франкфурте (Германия), Дюк Крамер и Фил Грант, вице-президенты чикагского и нью-йоркского отделений фирмы, встречались за ужином с Фредом Гретчем-младшим. Так было и в начале 1967 года, когда подошла очередь очередного вечера в компании с 62-летним боссом. "Мы только что вернулись с очень удачной ярмарки, – говорит Крамер, – когда Фред сбросил на нас эту бомбу, что он продает бизнес Baldwin. Это было настоящее потрясение". А вот как об этом рассказывает Грант: "Он заказал нам по рюмке и заявил: у меня для вас новость. Я продаю компанию Baldwin. Ну, мы просто не знали, как к этому отнестись… но на самом деле мы мало что могли сделать в той ситуации".

Во время совершения этой сделки Dick Harrison был управляющим финансами Baldwin (а позднее – и вице-президентом и генеральным директором компании) и участвовал в переговорах и оформлении дел, подчиняясь непосредственно инициатору приобретения, главе Baldwin Morley Thompson. Харрисон так описывает причины продажи Фредом Гретчем своей фирмы: "Думаю, у него не было никаких родственников или потомков, кто был бы заинтересован в продолжении дела; у него была только дочь и все. Я уверен, что он понимал, что у него бизнес в очень быстроразвивающейся индустрии, и если он намерен его диверсифицировать, это потребует немало времени и сил. Я уверен, что поэтому он и решил продать его, он мне так и говорил. Конечно, мы имели дело с человеком, который в виде компании отдавал все, что у него было, и естественно, он хотел быть уверенным, что все делает правильно. Это были хорошие переговоры без особых проблем".

Baldwin вступает в права собственника

О предстоящей продаже было объявлено в мае 1967 года, и журнал Music Trades сообщал, что речь шла о "10 тыс. основных акций Baldwin и не разглашаемой сумме наличными". Некоторые наблюдатели в связи с этим высказывали предположение, что речь идет о сумме в $4 млн. В журнале также сообщалось, что "новое дочернее предприятие Baldwin, учрежденное для покупки этих активов, возглавит в качестве президента Фред Гретч. Изменений в менеджменте Gretsch не ожидается. Продажи Gretsch в 1966 году превысили $6 млн. Приобретение Gretsch расширит активность Baldwin по гитарам и запустит их бизнес по производству ударных и духовых инструментов".

Не только торговая марка и продукция Gretsch ценились в Baldwin. Там признавали и ценили самое важное имя, по-прежнему связанное с гитарами Gretsch – Chet Atkins – и стремились обеспечить сохранность и этой части их новой собственности. "Я был важен для этой сделки, – объясняет Эткинс, – потому что г-н Гретч обратился ко мне, сказал, что продает свой бизнес Baldwin, и спросил, не подпишу ли я контракт на несколько лет. Я сказал, что хотел бы получить акции, но он не согласился. Я тогда был очень занят, у меня не было своего юриста или доверенного, так что в конце концов подписал все бумаги".

Преодолевая свое первоначальное изумление, персонал Gretsch начал готовится к новому будущему. Менеджер фабрики Bill Hagner свидетельствует, что изменения последовали. "Компания Baldwin была одним из самых крупных производителей фортепиано и органов, но они стремились привести своих людей в гитарные и барабанные дела, и это была не самая правильная вещь. У них были свои, так сказать, инженеры и свои, так сказать, химики, и разные другие люди, и они хотели ввести те методы, которые они применяли в производстве пианино и органов. Они говорили: сейчас мы будем делать вот таким образом, а я отвечал: постойте, эту ошибку мы уже совершали двадцать лет назад".

Фил Грант, вспоминая о причинах продажи Фредом Гретчем-младшим компании, заключает: "Оглядываясь назад, я не виню Фреда. Произошла обычная история: компания была продана, шеф пообещал – ничего не изменится, будете работать по-прежнему, не беспокойтесь". Грант смеется: "А приказ по зарплате уже подписан. Тем не менее… Я было смирился, но через какое-то время стало понятно, что все идет не так, как мы на то надеялись. Болдуин нажимал на кнопку и говорил – сделайте это таким-то образом, а чьи-то личные переживания в решениях во внимание не принимались".

По дороге в Арканзас

Болдуин был разочарован коммерческими результатами слияния. "Когда вы объединяете две компании, вам хочется верить, что один плюс один будет три, – говорит Дик Харрисон. – Если у вас есть сэйлсы, которые в дополнение к пианино были бы способны продавать и гитары Gretsch, это дало бы взаимоусиливающий эффект, то есть вы бы вышли из всего этого в плюсе. Но товар был такой разный, что мы считали, что было бы большой ошибкой отдавать гитары в руки болдуиновских сэйлсов, и не делали этого".

Другой вариант взаимоусиливающего эффекта – если бы наши фабрики, которые делали пианино, в первую очередь деревообрабатывающие, могли бы делать и гитары. Но здесь то же самое – они были настолько разными, что этого не произошло".

"Gretsch какое-то время успешно работали, – заключает Харрисон, – но затем дела в отрасли пошли хуже, и конечно, это не могло не затронуть и нас. Я бы сказал, что по деньгам это вряд ли был для нас успех. И это, конечно, не было виной кого-либо из Gretsch. В равной степени можно было винить как отрасль в целом и нас, так и кого-либо другого". Baldwin начали диверсифицировать свою деятельность, переориентируясь с основного музыкального бизнеса в сторону финансов, в том числе банковских услуг и страхования. В годовом отчете компании за 1969 год отмечалось падение уровня продаж Gretsch на 12 процентов, причем более половины этого снижения находчиво приписывалось последствиям трехмесячной забастовки, которая началась в октябре 69-го.

К следующему году полным ходом разрабатывались планы переведения фабрики Gretsch из ее более чем полувекового отчего дома в Бруклине за тысячу миль в Booneville (Арканзас), где Baldwin держали несколько фабрик и располагали более дешевой и неприхотливой рабочей силой. Конечно, переезд не нравился и без того уже недовольным работникам, и очень немногие из них поздним летом 1970 года двинулись в юго-западном направлении. В Бруклине еще какое-то время оставался офис Gretsch по продажам, но затем и он был переведен сначала в чикагское отделение, а затем в штаб-квартиру Baldwin в Цинцинатти (Огайо). К лету 1972 года были разорваны последние ниточки, связывавшие Gretsch с бруклинским домом №60 по Бродвею.

Одним из тех немногих, кто перебрался в Буневилль, был менеджер фабрики Билл Хэгнер. "Я все перевозил и устанавливал, и учил людей, что и как делать. На это ушло несколько лет. Фабрика представляла собой большой перестроенный амбар на вершине горы, милой за пять от местечка с населением в 300 человек. Надо было брать людей от сохи и учить их делу. После того как вы привыкли к Нью-Йорку… ну, сами понимаете. Вместо того, чтобы отшлифовать корпус за полчаса, они шлифовали его четыре". Хэгнер оставался в Буневилле до 1972 года, когда он переехал в болдуиновские офисы в Огайо работать с сэйлсами. Кое-кто из прежних людей остался: Фред Гретч-младший, например, стал членом правления Baldwin, а Дюк Крамер переехал в Цинцинатти в 1972 году в качестве генерального менеджера Gretsch по продажам. Из тех, кто уволился после переезда, Дэн Даффи ушел в 1970-м, сначала посвятив себя выступлениям и преподаванию, а затем работе на разных должностях в различных музыкальных компаниях, а Фил Грант – в 1972-м, открыв бакалейную лавку в Вермонте. Джимми Уэбстер после продажи Baldwin провел для Gretsch еще несколько своих шоу, но постепенно тоже отдалился от компании, для основания и раскрутки которой он так много сделал. Уэбстер умер в 1978 году в возрасте 69 лет.

Чет Эткинс, в 80-х годах. заключивший сделку с Gibson, дает следующий выразительный отзыв о порядках на Gretsch/Baldwin: "Они так и не научились делать гитары в Буневилле. Я жаловался, и они наняли человека по имени Dean Porter, он переехал в Арканзас и сделал так, что гитары стали звучать. Но качество так и не достигло того уровня, что был в Бруклине", – считает Эткинс.

Baldwin: буст от Burns

Непосредственно перед продажей Baldwin прайс-лист Gretsch от ноября 1966 года включал линейку из 15 моделей электрогитар. Это были 11 арк-топов: Clipper за $200, Anniversary с одним датчиком за $245, Anniversary с двумя датчиками – $300, Chet Atkins Tennessean – $400, Country Club – $475 (sunburst, и natural – за $500), Chet Atkins Hollow Body – $500, 12-струнная модель – $500, Chet Atkins Country Gentleman – $650, Viking – $675 (sunburst или Cadillac Green, а модель natural стоила $700), White Falcon – $900 и White Falcon Stereo – $1000. Было и четыре модели солидбоди – Corvette за $265, Astro-Jet – за $350, Duo Jet – $375 (включая опции различных цветов с "искрящимся" покрытием) и Jet Fire Bird – также $375.

В вышедшем в 1967 году первом после перехода компании к Baldwin каталоге отмечалось возращение вибрато системы Бигсби на гитары линейки солидбоди, а также первая новая модель Gretsch болдвиновской эпохи – Rally – по цене $395. Это был "тонкий" арк-топ с двумя вырезами, с нехарактерным для Gretsch встроенным бустом верхних частот активной схемы, который был в то же время размещен и на Corvette (идея могла быть позаимствована Baldwin у Burns, поскольку эта британская фирма в начале шестидесятых инициировала использование активки).

Зачем в Gretsch хотели дополнительно усиливать высокие частоты на гитаре, комплектовавшейся и без того звонкими синглами HiLo'Tron, осталось загадкой. Определенно у гитар производства Burns было позаимствовано устройство регулировки анкера по принципу коробки передач, доступ к которому открывался с задней стороны корпуса у пятки грифа. Gretsch стали комплектовать им свои инструменты с начала 70-х годах., что совпало по времени с прекращением производства гитар Baldwin/Burns в Британии. При Baldwin Gretsch также раскрыли свои "запечатанные" арк-топы, то есть сделали "настоящими" фальш-эфы. Произошло это примерно в 1972 году.

Семь серебряных струн

Еще до того как производство переехало из Бруклина в Буневилль, в истории Gretsch был период, когда компания делала небольшие партии инструментов для различных розничных продавцов, исполнителей, преподавателей и т.д. Не то чтобы в Gretsch стеснялись работы на заказ, наиболее известным примером которой стала небольшая партия солидбоди инструментов нестандартной формы, которую они сделали для Bo Diddley приблизительно в 1960 году.

Один из сотрудников компании поясняет: "Gretsch всегда были достаточно небольшой компанией, что предполагало известную степень гибкости, и всегда стремились заполнять небольшие ниши, возникающие на рынке. Никто точно не может сказать, что конкретно ставили Gretsch на ту или иную модель, потому что процентов десять нашей продукции составляли гитары на заказ. Кто-то хотел розовую гитару в голубую полоску – и мы делали ему такую. Кто-то хотел гитару с узким грифом у верхнего порожка – и мы брались и за этот заказ. Это стоило клиенту дополнительных денег, но мы были достаточно невелики, и шли на это".

Партии ограниченного количества в шестидесятых годах включали специально модифицированные модели для дилеров Gretsch, таких как Sam Ash (модель Anniversary с апертурами типа "кошачий глаз"), Sam Goody (арк-топ с двумя вырезами и апертурами в виде буквы G), Sherman Clay (Корветы с золотой и серебряной фурнитурой, прозванные Gold Duke и Silver Duke). Знающий предмет сотрудник фабрики продолжает: "Дилерам нравилась идея эксклюзивного инструмента, потому что они могли сказать покупателям – такого ни у кого больше нет, а еще потому, что они могли накинуть цену, и никто бы не возразил, что где-то такой инструмент продается дешевле". Выпускались и небольшие партии эксклюзивных "подписных" гитар, например, для нью-йоркского музыканта, преподавателя и владельца магазина Ronny Lee, или шести- и семиструнные модели, названные по имени гитариста George Van Eps (причем эта семиструнка задержалась в каталоге на добрый десяток лет).

Ван Эпс получил широкую известность, работая с биг-бэндами тридцатых годов, а после Второй мировой он переехал на Западное побережье и с успехом занялся сотрудничеством с киностудиями. В 40-х годах. в Epiphone ему по его собственному проекту сделали на заказ гитару-семиструнку, у которой была добавлена еще одна нижняя струна Ля (за сорок с лишним лет до того, как к этой идее пришел Steve Vai). Сам Ван Эпс однажды пояснил, что добавочная нижняя струна была нужна ему, потому что он любил подчеркнуть линию баса, и еще потому, что он рассматривал гитару как "полностью самодостаточный инструмент", что-то вроде мини-оркестра. С 1968 года Grestch выпускали модели Van Eps с одним вырезом, в вариантах с шестью ($575) и семью струнами ($675), подчеркивая при этом гибкость производственной стратегии компании, позволявшей ей делать небольшие партии инструментов для узкой группы клиентов – даже если это означало изготовление особых 14-полюсных хамбакеров, требовавшихся для семиструнки.

Конечно, Gretsch не спускали глаз и со своих основных моделей, а также привычно отслеживали маркетинговые ходы Gibson. Под занавес шестидесятых гитаристы стали заново открывать для себя старые гибсоновские модели Les Paul, и в конце концов в 1968 году Gibson перезапустили их выпуск в прежнем виде, с одним вырезом, чего, кажется, требовали уже все вокруг. Gretsch ответили тем, что возобновили выпуск своих собственных ранее прекращенных моделей солидбоди с одним вырезом, последняя из которых вышла еще в 1961 году. В 1969 году был запущен Roc Jet ($350), а вскоре после этого приземлились оставшиеся джеты серии с двумя вырезами.

Хлопоты о Супер-Чете

Несложно представить, что, имея через Gretsch многолетний контракт с Четом Эткинсом, Baldwin тоже решили поэксплуатировать артиста. В 1972 году на рынке появилась новинка линейки Chet Atkins в виде двух практически одинаковых моделей: Deluxe Chet и Super Chet.

Большие, с глубоким корпусом арк-топы с одним вырезом стали результатом сотрудничества Чета Эткинса, Dean Porter и Clyde Edwards. Портера в Gretsch называли "ведущим техником" (и как ранее указывалось, Эткинс говорил о нем как о человеке, который "делал так, что гитары начинали звучать"), а Эдвардс был гретчевским "дизайнером струнных инструментов". Бюллетень новостей компании того времени писал: "Лучшим способом сделать эту гитару было дать этим людям свободу творчества и попросить сконструировать самый лучший инструмент, какой они только могли, без всяких ограничений. Эта гитара потребовала больше хлопот, чем вы могли подумать".

Больших хлопот потребовало прежде всего большое количество декора – Super Chet украшал лиственный орнамент на голове грифа, струнодержателе и вместо маркеров ладов. Гитара также отличалась необычным расположением ручек управления, смонтированных в ряд на краю пикгарда. Deluxe Chet был менее затейливым, с обычным расположением потенциометров, без флористики, и он долго не продержался. Super Chet, остававшийся в линейке компании семь лет, щеголял еще и инкрустированной полосой по центру вдоль всех боковых поверхностей. Эту деталь оформления предложил Эткинс: "У меня была небольшая акустическая гитара, сделанная в XIX в., мне ее подарила одна женщина. На ней было много инкрустаций, и в том числе и такая полоска. Я вспомнил про нее, когда мы решили сделать по-настоящему красивую гитару. Клайд вообще хотел сделать самую красивую гитару на все времена".

Августовский прайс-лист 1972 года содержал 14 моделей электрогитар, из них 13 – арк-топы: Clipper за $250; Anniversary с двумя датчиками за $345; Streamliner – $395 (недорогой арктоп с двумя вырезами, запущенный в производство в 1968 году); Chet Atkins Tennessean – $495; Country Club – $500 (sunburst; natural – $525); Chet Atkins Nashville – $595 (так с 1967 года стал называться Hollow Body); семиструнный Van Eps – $675; Chet Atkins Country Gentleman – $695; Viking – $700 (sunburst; natural – $725), White Falcon – $975 и White Falcon Stereo – $1100. Единственным солидбоди в линейке был Roc Jet по цене $395 (красного, оранжевого или черного цветов; коричневый вариант стоил $425).

Грифы на болтах и игральные кости

В 1973 году появился необычный Gretsch Rock II. Это был солидбоди с одним вырезом с эллипсоидной панелью управления со встроенными бустом и дисторшном. "Мощный буст высоких частот для пронзительного рокового звука", – предлагала реклама. "Нет, спасибо", – отвечали большинство гитаристов. В продолжение выпуска Roc Jet 1969 года, интерес к которому в какой-то мере поддерживался ностальгическими воспоминаниями о старых инструментах, Gretsch в 1974 году добавили в свою линейку гитару Country Roc, солидбоди в стиле вестерн, напоминавший модель Round Up пятидесятых. В том же году снова был запущен глубококорпусный моно-White Falcon с одним вырезом – последний раз модели с таким корпусом выпускались 12 лет назад. "Новый" Сокол дополнил современные "тонкие" моно- и стерео-версии с двумя вырезами.

В 1975 году последовали две гитары меньших размеров – Broadkaster солидбоди и полуакустический (semi-hollow). Как обычно, Gretsch в какой-то мере следовали за Gibson – но в этот раз гибсоновский пример был неудачным. Gibson в 1974 году выпустил Marauder – свою первую солидбоди модель с грифом на болтах, в стиле Fender; точно так же и Broadkaster был первой гитарой Gretsch с грифом на болтах и заметным влиянием стратокастеровского дизайна. Ни одна из этих гретчевских новинок не имела успеха; в прайс-листах Бродкастеры осели в нижней части своих ценовых категорий.

Примерно в 1972 году Baldwin внесли в свой каталог солидбоди японского производства под маркой Dorado. Эти гитары, не относившиеся к Gretsch, примечательны тем, что были первой попыткой сотрудничества с азиатским производителем. Она принесла свои плоды четыре года спустя, когда для поставок датчиков на некоторые модели Gretsch был выбран японский партнер.

Семнадцатилетний патент Рея Баттса на звукосниматели Filter'Tron истек в 1976 году, а годом ранее он получил от Gretsch письмо, уведомлявшее, что выплата авторских прав на датчик прекратится. Вспоминает Баттс: "О своих хамбакерах я заключил с г-ном Гретчем джентльменское соглашение. Он мне сказал, что таким образом они уже больше 50 лет ведут дела и с производителем тарелок K Zildjian в Турции, и с Cuesnon (духовые) во Франции. Так что у нас не было письменного контракта, что по тем временам было вполне нормально".

"Когда компанию продали, – продолжает Баттс, – Болдуин типа обо всем забыл. Вместе с тем письмом в 75-м они прислали мне немного денег и сказали, что соглашение как бы больше не действует". В письме Gretsch также интересовались, не мог бы Баттс разработать новый датчик на модели Roc Jet и Broadkaster. Когда Баттс по понятным причинам отказался, Gretsch обратились к японской фирме и вскоре начали устанавливать на эти гитары дешевые хамбакеры (звук которых подозрительно напоминал синглы).

Что касается Atkins Hi-Roller, это было первоначальное название модели, которая затем эволюционировала в новые гитары Super Axe и Atkins Axe 1977 года. Еще в конце 76-го в Gretsch колебались относительно их названия – в рекламе того времени упоминается предстоящий релиз нового инструмента Atkins Yakety Axe. Своеобразный внешний вид этих новых габаритных полнотелых гитар с изогнутыми заостренными краями был запатентован гретчевским дизайнером Клайдом Эдвардсом (патент выдан на "декоративный дизайн"). К созданию гитар были также причастны Чет Эткинс и генеральный менеджер Gretsch Дюк Крамер.

Как вспоминает Крамер, "Чет хотел назвать гитару Hi-Roller, а в качестве маркеров ладов изображать кубики, напоминавшие игральные кости. Мы сделали несколько экземпляров с кубиками и даже внесли Hi-Roller в прайс-лист, но в Baldwin решили, что такая символика и название ассоциируются с азартными играми и выступили против. Тогда мы оставили обычные маркеры и назвали инструмент Super Axe. Чет хотел больше сустейна, установил на нем компрессор и хотел еще фэйзер, и болдвиновские инженеры сделали их".

Когда обе модели запустили в производство, гитару со встроенными эффектами назвали Super Axe, а менее дорогую без эффектов – Atkins Axe, несмотря на то, что идея встроенных эффектов принадлежала Эткинсу. Тем не менее, на рекламных плакатах того времени Эткинс позирует с Super Axe, который ему нравился явно больше. Эта путаница отчасти связана с тем, что Gretsch решили привлечь в качестве эндорсера кантри-гитариста Roy Clark.

Как отмечает Крамер, было решено не упоминать имени Эткинса в названии моделей. "Мы намеревались платить ему авторские, потому что Чет помогал разрабатывать их, но не хотели упоминать его имя. Я показал гитару Рою Кларку, и он просто влюбился в нее. Он хотел играть только на ней, и я сказал, ну ладно, мы можем сделать ее моделью Roy Clark. Он сказал, что это было бы здорово. Тогда я снова обратился к Чету, но ему идея не понравилась, и мы отказались от этой затеи. Модели такой так и не вышло, хотя Рой Кларк играл на этой гитаре и мы сняли с ним кое-какую рекламу".

Знакомство со звериным семейством

В 1977 году в линейку Gretsch были добавлены еще два солидбоди – модели TK 300 и Committee. TK 300 представлял собой очередной недорогой солид с грифом на болтах, на этот раз со странным асимметричной формы корпусом, а Committee следовал моде того времени на "сквозные" грифы, проходящие через весь корпус. Но эти гитары как-то не вдохновляли – в них не чувствовалось характера, который когда-то присутствовал в истинно гретчевском дизайне.

Прайс-лист Gretsch апреля 1979 года содержал линейку из 18 электрогитар. Это были 11 арк-топов: Broadkaster по цене $495 (sunburst или natural, модель с вибрато стоила $550, а красного цвета – $525); Anniversary с двумя датчиками – $625; Chet Atkins Tennessean – $695; Country Club – $725; (цвета Antique Maple; цвета natural – $750); Chet Atkins Nashville – $795; семиструнный Van Eps – $795; Chet Atkins Country Gentleman – $895; White Falcon с одним вырезом – $1050; Super Chet – $1150 (с вибрато – $1200); White Falcon с двумя вырезами моно – $1175, а с двумя вырезами стерео – $1295. Было также 7 солидбоди моделей: TK300 за $325; Broadkaster за $450; Committee – $495; Country Roc – $695; Atkins Axe – $750 и Super Axe по цене $895.

Последней новинкой Gretsch в эпоху Baldwin стали солиды серии Beast ("Звери"), представленные в 1979 году. Они выпускались разных видов, в частности, с одним вырезом, типа уменьшенного Super Chet, или с двумя. По-видимому, со Зверями Gretsch стремились угодить сразу всем вкусам – эти гитары отличались элементами дизайна, напоминающими Gibson, Fender, новые японские компании. "Любой звук, какой вы захотите, – хвалился промо-буклет. – Все это возможно благодаря новым датчикам, новой электронике, полностью обновленному дизайну".

Гитары серии Beast варьировались в цене от $299,50 за модель с одним датчиком и грифом на болтах до $695 за инструмент со сквозным грифом. Если они и представляли из себя что-то, то функциональное начало в них явно доминировало над творческим, и хотя немногие в то время осознавали это (реклама оптимистически заявляла: "это только начало того, что вы можете ожидать от Звериного семейства"), они были последним вздохом Gretsch в семидесятые годы, и в этом смысле знаменуют собой конец целой эпохи – конец на депрессивно-минорной ноте.

Стоп-машины

Если измерять результаты болдвиновского управления их новым приобретением по востребованности и успеху новых моделей Gretsch, выпущенных в 70-ые годы, то итог будет скорее негативным. В развитии ситуации вокруг компании дела шли не намного лучше.

Последовательность событий трудно восстановить с исчерпывающей точностью, но по-видимому, произошло следующее. Хотя в начале семидесятых продажи Gretsch немного выросли, Baldwin по-прежнему не получал от него прибыли, даже несмотря на предпринимавшиеся различные усилия по снижению затрат.

В начале 1973 года на фабрике случился серьезный пожар, еще более усугубивший картину, и в Baldwin решили заключить подряд с давним менеджером фабрики Биллом Хэгнером. С этой целью он создал Hagner Musical Instrument Corp., которая по-прежнему работала в Буневилле. "Они больше не хотели с этим возиться, – вспоминает Хэгнер, – и полагая, что я осознаю, что делаю, решили попытать счастья таким образом". Еще один пожар в конце 1973 года не способствовал этим планам.

В самом начале 1976 года Хэгнер открыл в Буневилле реконструированную фабрику, событие, в то время названное "новым стартом", а само здание при этом описывалось как "совершенно новое предприятие, подтверждающее намерение Gretsch развиваться". Это подразумевает не очень большие объемы производства в 1974 и 1975 годах. Производственный контракт Хэгнера завершился в конце 1978 года, когда контроль за компанией полностью перешел обратно к Baldwin. В начале 1979 года Baldwin купили Kustom, компанию-производителя усилителей, и в конце того же года объединили Gretsch с Kustom, переведя сэйлс-офис и администрацию нового предприятия в Chanute (Канзас).

Прекратить производство гитар Gretsch в Baldwin, очевидно, окончательно решили где-то в 1980-м году, и судя по всему, после начала 1981 года (когда до 100-летнего юбилея компании оставалось совсем чуть-чуть) было выпущено очень немного, но по-прежнему выпускались в Буневилле до 1981 года, когда все производство было переведено на фабрику Baldwin в De Queen (Арканзас), около 80 миль южнее Буневилля, а позднее в Texarkana – в том же штате, но еще дальше на юг. Управлял предприятием Charlie Roy, который и выкупил Gretsch/Kustom у Baldwin в начале 1982 года, когда офис компании был переведен в Gallatin (Теннеси), совсем рядом с Нэшвиллом. К этому времени эндорсерский контракт Чета Эткинса подошел к концу, и вскоре он перешел к Gibson (который начал выпускать модель Chet Atkins Country Gentleman в 1987 году).

Еще в 1983 году Рой продолжал продавать складские остатки гитар Gretsch. Последний прайс-лист Kustom/Gretsch, который мы видели, датируется январем этого года, и в нем указываются только модели Committee и Beast, судя по всему, их остатки. Baldwin снова взяли компанию под контроль где-то в 1984 году, когда сделка с Роем прекратила свое действие. Примерно к этому же времени относится последняя попытка реанимировать гитарное производство Gretsch на фортепианной фабрике Baldwin в Cuidad Juarez (Мексика), но большинство наблюдателей сходятся во мнении, что была выпущена только небольшая пробная партия, после чего от этой идеи отказались.

Возвращение Фреда Гретча

Дик Харрисон, который в 1972 году стал в Baldwin генеральным директором, объясняет, что его компания, переименованная в Baldwin United, в конце 70-х переживала серьезные изменения. "К началу 80-х она стала в основном компанией, занимавшейся финансовым бизнесом, а музыкальные дела, хотя и шли неплохо, представляли собой лишь его небольшую часть". Он отмечает, что сильной стороной музыкального бизнеса Baldwin было производство пианино и органов, и несмотря на все усилия в компании так и не научились управляться с гретчевскими гитарами, усилителями и барабанами. "В сентябре 1983 года Baldwin United обанкротилась. Из всего имущества компании музыкальная часть была выкуплена мной и еще одним господином, мы закрыли сделку к июню 1984 года", – объясняет Харрисон.

Новое предприятие Baldwin Piano & Organ Co затем продало Kustom, после чего обратилось к Gretsch… и здесь на сцене появился еще один Фред Гретч. Это был не Фред Гретч-младший – он умер в 1980 году в возрасте 75 лет, но один из его племянников, которого мы будем звать Фред Гретч-III.

Фред Гретч-III уже работал в Gretsch с 1965 по 1971 год, начав карьеру в инженерно-техническом обеспечении производства, а затем, примерно в 1966-м, занявшись расширением фабрики. "Я начал появляться на бруклинской фабрике где-то в 1951 году, когда Фред Гретч-старший брал меня, совсем еще мальчишку, с собой. Мне тогда было лет пять, наверное. Я признателен деду за то, что он пробудил во мне интерес к этому бизнесу". Фред-III объясняет, что он чувствовал, когда его дядя, Фред Гретч-младший, в 1972 году продал дело Baldwin. "Я был очень разочарован, потому что я уже был занят в этом бизнесе, и мечтал о том, что когда-нибудь он будет моим. Но чтобы добиться этого, потребовалось целых семнадцать лет".

Возрождение Gretsch

Покинув Grestch в 1971 году, Фред-III начал свое собственное дело, занявшись импортом и оптовой продажей музыкальных инструментов. В 1980 году он приобрел у Mattel брэнд Syncsonics, что обернулось относительным успехом в продаже электронных и обычных перкуссионных инструментов, а также электрогитар. "Я постоянно встречал Дика Харрисона на торговых ярмарках и как-то сказал ему, что купил бы Grestch, если бы компанию когда-нибудь выставили на продажу.

Кажется, я следил за тем, как разворачиваются дела с банкротством Baldwin. На том этапе они снова взяли Дюка Крамера заниматься Gretsch, забрав его у Чарли Роя, и я просто поддерживал связь с Дюком. Мы выяснили, что в Baldwin готовы продать компанию. Начались переговоры, успешно завершившиеся в ноябре 1984 года, а в январе 1985 года я выкупил этот бизнес" – вспоминает Фред-III. "Мы планировали где-то с год продолжать производство ударных в Арканзасе, а потом перевести его в Южную Каролину и возобновить производство гитар. Дюк Крамер много сделал именно для возобновления гитарных дел, без его энтузиазма и энергии это было бы просто невозможно".

Как говорит Крамер, они решили выпустить обновленные версии классических моделей Gretsch прошлых лет, и без сомнения, учитывали при этом те цены, которые платили за гретчевские гитары на рынке винтэдж-инструментов. Крамер разработал спецификацию новых моделей, обратившись к старым поставщикам Gretsch, таким как Jasper Wood Products или Bigsby в США, и новым партнерам вроде Muller из Германии.

Затем Крамеру и Gretsch надо было найти того, кто занялся бы непосредственно изготовлением гитар. Крамер посетил множество производителей в Америке: "Я был на фабрике Heritage, был на фабрике Guild, мы даже обращались к Gibson – не согласятся ли они собирать для нас гитары?". Но переговоры с американскими производственниками не увенчались успехом. "Единственным вариантом оставалось – искать за границей, – объясняет Крамер, – и я поехал в Японию и выбрал Terada. У них был опыт производства полуакустических гитар, тогда как другие делали в основном солидбоди. Инструменты, которые мы сегодня получаем от них, просто великолепны. Стыдно сказать, но с точки зрения музыканта они гораздо лучше, чем были наши "старые".

Старые меха, новое вино

В 1989 году Gretsch представили необычную пилотную модель своих новых корейских гитар, которая, как предполагалось, должна была сыграть на популярности группы Traveling Wilburys. Этой вымышленной фамилией назвались участники супергруппы в составе George Harrison ("Nelson Wilbury"), Jeff Lynne ("Otis"), Bob Dylan ("Lucky"), Tom Petty ("Charlie T Jr.") и Roy Orbison ("Lefty"). Дешевая и где-то даже примитивная модель в общих чертах напоминала использовавшиеся группой гитары Danelectro. Было выпущено несколько разных ее вариантов, раскрашенных в смелую "оригинальную графику" (по выражению Gretsch) с соответствующими рисунками на вестерн-темы.

Предприятие Fred Gretsch Enterprises Ltd поставило дилерам свои первые собственные гитары Gretsch во второй половине 1989 года. Конечно, компания больше не могла использовать имя Chet Atkins, и поэтому некоторые модели этой серии сменили названия, а другие остались вполне знакомыми. Сентябрьский прайс-лист 1989 года включил девять названий. Это были пять арк-топов – Tennessee Rose за $1495 (переименованный Tennessean); Nashville за $1750; Nashville Western за $1875 (с буквой G и вестерн-украшениями); Country Classic с одним вырезом за $1975 (переименованный Country Club) и Country Classic с двумя вырезами – $1975 (переименованный Country Gentleman). Было также четыре солидбоди – Duo Jet за $1300; Silver Jet – $1400; Jet Firebird – $1400 и Round Up – $1550. Этот первоначальный набор вскоре был дополнен парой моделей White Falcon с одним и двумя вырезами.

С тех пор восстановленный Gretsch, как и многие другие его современники, сделал упор на новое прочтение прошлого. Результатом стало переиздание различных старых моделей, укомплектованных модернизированными датчиками и дизайном фурнитуры, включая новое воплощение хамбакеров Filter'Tron и синглов DeArmond. Недавно компания выпустила подписную модель одного из самых известных исполнителей, использующих Gretsch, – Brian Setzer, рокабилли которого в Stray Cats и последующих сольных проектах создал удачное обрамление знакомому саунду Gretsch, соответствующим образом воплощенному в новой эффектной модели инструмента.

Со времени выпуска первой серии моделей в 1989 году Gretsch представили несколько новых инструментов, включая Black Falcon, переиздание Anniversary, а также множество различных цветовых вариантов и серии для продажи только в Японии, которые воскресили старую марку Electromatic. Последний проект на момент написания этой хроники – линейка отборных классических Custom USA моделей, производимых в США, и этим возвращением к американским производственным истокам электрогитары Gretsch завершили полный круг своей истории.

Последнее слово предоставляется Дэну Даффи, с конца пятидесятых многие годы работавшему на Gretsch контролером качества: "Вы приходите в магазин гитар и покупаете известный брэнд, – говорит он. – Но если бы вы только знали, сколько всего воплощено в этой гитаре, сколько труда и времени вложили парни, чтобы эти гитары стали такими, какие они есть. И это не Фред Гретч-младший, при всем к нему уважении. Это те простые парни, которые приходили сюда каждый день к шести утра. Они сделали это. Помните об этом".

Gretsch в новом веке

Возрождение Gretsch не осталось незамеченным. В 90-х многие артисты сочли необходимым сделать гитары компании частью своего саунда и/или имиджа. К таким давним приверженцам Gretsch, как Brian Setzer или Malcolm Young (который тоже был удостоен именной модели), присоединились представители самых различных стилей: Billy Gibbons (ZZ Top, ничего удивительного), Bono (U2, несколько неожиданно, но логично), Per Gessle (Roxette, кто бы мог подумать), Martin Gore (Depeche Mode, и эти туда же?) и даже James Hetfield (Metallica, невероятно, но это запечатленный на видео факт).

В XXI век Gretsch вошли, набирая обороты. Компания приобрела торговую марку Bigsby, чтобы иметь приоритетный доступ к этим тремоло. Вполне логично, учитывая в какой степени Bigsby является важной частью дизайна Gretsch. Но любое бурное развитие очень сложно осуществлять за счет внутренних резервов, всегда требуются дополнительные ресурсы. Поэтому в 2002 году в истории Gretsch появилась новая важная веха. Весь гитарный каталог Gretsch, включая Bigsby, был приобретен группой FMIC, то есть Fender. Ирония судьбы заключается в том, что когда молодая компания Fender только вышла на рынок электрогитар, Gretsch были уже "столпами индустрии". И с высоты своего положения настояли на том, чтобы гитары, ныне известные как Telecaster, лишились своего изначального имени.

"Broadcaster" было слишком похоже на "Broadkaster", торговую марку барабанных установок Gretsch. В принципе, разница в одну букву позволяла упереться в юридические формальности, но Fender предпочли не идти на конфликт со "старшими". И вот через шесть десятилетий Fender покупают Gretsch, правда, не целиком. Барабанная линейка Gretsch была куплена другой музыкальной корпорацией Kaman Music, которой, в частности, принадлежат торговые марки Ovation, Takamine и, если говорить о барабанном направлении, Sabian. Несмотря на все исторические коллизии, Fender с уважением отнеслись к легендарному наследию Gretsch, сохранив все традиции компании.

Корпоративные ресурсы FMIC позволили Gretsch упрочить маркетинг и более эффективно решать производственные вопросы. Производство по-прежнему сосредоточено в Японии и Китае, но управляется уже Fender, что самым положительным образом сказалось на линейке бюджетных моделей.

Американский Custom Shop стал органичной частью FMIC Custom Shop, подразделения, которое с 2006 года объединяет в себе все Custom Shop, принадлежащих FMIC марок от Fender и Gretsch до Guild и Jackson. В планах FMIC активное развитие направления элитных инструментов, среди которых Gretsch займут свое заслуженное место.





Нравится jimi.ru? Хочешь больше новых материалов? Поддержи проект!
Кинь рублей на карту СберБанка 4817 7600 5984 6513 - это стимулирует.


Яндекс.Метрика Следить за новостями:

 JIMI 
   Гитары        и все остальное